«Гипертекст» в структуре содержания современной массовой газеты: средства его создания

‘Hypertext’ in the Mass Paper Content Structure

Скогорева Ольга Васильевна
аспирантка кафедры теории и практики журналистики Алтайского государственного университета, olga_sko@rambler.ru, olla05@rambler.ru

Skogoreva Olga V.
Doctoral Student, chair of journalism theory and practice, Altai State University, E-mail: olga_sko@rambler.ru

Аннотация
Статья посвящена проблеме визуализации информации в печатных СМИ, в частности – современной массовой газеты. В данном исследовании предпринята попытка определения специфики поликодовых текстов в структурировании содержания массовой газеты и их роли в современных печатных СМИ.
Ключевые слова: визуализация, «гипертекст», креолизованный текст, поликодовый текст.

Abstracts
Information visualization in a mass paper is discussed. An attempt to define the specifics of polycode texts in mass paper content structuring and their role in today’s mass media is made.
Key words: visualization, ‘hypertext’, creolized text, polycode text.


Интенсивное развитие СМИ – закономерный процесс XX-XXI столетия. В начале XXI века ключевым элементом коммуникации становится визуальный образ. Сегодня мы живем в среде визуальной культуры, и пресса в этом играет наиважнейшую роль.

Гипертекстовость – непременный атрибут современного медиатекста. В первую очередь данное явление характерно для электронных средств массовой информации, но в последнее время оно приобретает популярность и в среде традиционной, печатной журналистики.

Таким образом, «гипертекст» – это такая форма организации текстового материала, при которой его единицы представлены не в линейной последовательности, а как система явно указанных возможных переходов, связей между ними. Следуя этим связям, можно читать материал в любом порядке, образуя разные линейные тексты.

Средства массовой информации зависят от технологического прогресса в информационно-коммуникационной сфере. Последние десятилетия подтверждают, что традиционно восприимчивые к технологическому прогрессу и политическим изменениям медиасистемы сегодня отличаются особым динамизмом. Процессы компьютеризации, дигитализации, конвергенции расширяют возможности в определении параметров и эффектов в сфере журналистики. Исследователи сходятся во мнении, что роль смешанных вербально-изобразительных поликодовых форм в культуре нового тысячелетия неизменно повышается. Следовательно, актуальность темы настоящего исследования обусловлена как развитием теории, так и практики журналистики.

Изучение паралингвистических средств начинается в 1920-е годы. Их исследование связано с особенностями и развитием стиховой графики. В 1970-е годы начинается детальное рассмотрение паралингвистических средств письменной коммуникации. Ученые активно анализируют паралингвистические средства применительно к художественному оформлению книги (Ю.Я. Герчук1, С.Ф. Добкин2, В.Н. Ляхов3), газетному оформлению (С.М. Гуревич4, С.И. Галкин5, И.Н. Табашников6, В.В.Тулупов7).

В настоящее время исследователи рассматривают так называемые поликодовые (креолизованные) тексты (Е.Е. Анисимова8, А.А. Бернацкая9, М.А. Бойко10, Н.С. Валгина11, М.Б. Ворошилова12, Л.И. Гришаева13, Т.Ф. Семьян14 и др.).

Расцвет визуальной информации, развитие новых технических средств коммуникации, появление компьютерных гипертекстов, использующих рисунки для категоризации хранящейся информации, – все это позволяет специалистам чаще говорить о «кризисе вербального текста», его вытеснении в XXI в. образными визуальными сообщениями, предвещать начало постлитературной эры.

Главное отличие вербальной коммуникации от невербальной (визуальной) заключается в том, что вербальная коммуникация строится на лексически выделенных единицах, соответствующих реалиям мира. Это приводит к большому числу единиц словаря, из которых складывается бесконечное число сообщений. Визуальная же коммуникация не обладает подобным набором заранее установленных единиц. Отсутствие элементарных единиц делает процесс визуальной коммуникации универсальным, легкодоступным, поскольку не требует предварительного знания списка единиц для понимания сообщения, в этом заключается главное отличие невербальной коммуникации.

Эффект гипертекстовости создается СМИ благодаря креолизации текстов, привнесению многообразных визуальных средств. Поликодовый текст – есть средство создания смысла, пограничное между способами, присущими электронному и печатному текстам. Появление данного типа текстов стало возможным благодаря различным факторам: внедрению новых типов изданий, развитию информационных технологий, увеличению объема газет, иной степени свободы и др.

В результате изучения существующих в науке и практике точек зрения было выявлено, что печатные издания все чаще обращаются к поликодовым текстам. Таким образом, поликодовый текст – закономерное явление, порожденное, в первую очередь, современной эпохой визуализации, а также активным внедрением новых информационных технологий, используемых при создании информационного продукта.

В поликодовых текстах печатных СМИ используются следующие виды изобразительной информации: фотография, картинка, карикатура, схема, таблица, график и др. При этом выбор того или иного средства зависит от многих характеристик (интенция автора; жанр материала; фактор адресата: социальный статус, уровень образования, возраст, гендер и т.д.; сфера функционирования креолизованных текстов и многое другое).

В современной межкультурной коммуникации постоянно возрастает роль поликодовых (креолизованных) текстов, где иконические средства наряду с вербальными воспроизводят картину мира, шкалу ценностей, эстетические идеалы нации.

Центральным в моделях коммуникации является понятие «функция коммуникации». Роль изображения в процессе восприятия и понимания поликодового текста не является однозначной. В зависимости от типа текста изображение выполняет в нем многообразные функции, спектр которых в разных типах текста различен.

Теоретики выделяют различные классификации коммуникативных функций. Мы придерживаемся концепции Е.Е. Анисимовой, которая занимаясь изучением рекламных текстов и политических плакатов, разделила все функции на две большие группы: универсальные, присущие всем поликодовым (креолизованным) текстам, и частные, специфические, характерные для конкретного вида коммуникации15. К основным универсальным функциям изображения, как средства визуальной коммуникации, исследователи относят информативную, аттрактивную, экспрессивную и эстетическую. Частными функциями изображения выдвигаются: символическая, иллюстративная, аргументирующая, эвфемистическая, функция создания имиджа, характерологическая, сатирическая.

Контент-анализ публикаций отдельных изданий помог нам выявить реализацию данных функций на практике. Например, в независимой газете Алтайского края «Свободный курс» (январь 2005 г. – май 2007 г.) анализировалась одна из самых ярких и весомых рубрик данного издания «Политика / Экономика». В каждом анализируемом материале выделялось определенное количество функций. Единицей анализа в данном исследовании выступали слова и невербальные символы (фотографии, таблицы, схемы, рисунки и т.д.), которые определяют функции изображения поликодовых текстов. В качестве единиц счета в контент-анализе выделялась частота появления определенных функций (универсальных и частных) в текстах, что служит признаком значимости феномена с точки зрения организаторов коммуникации в пространстве СМК. Отметим, что каждый текст функционирует многообразно. Первоначальное сканирование какой-либо публикации может воздействовать по-разному на различных получателей информации.

Одним из показательных текстов является материал «Митинг для галочки» (№ 7 от 17.02.2005 г.). Публикация снабжена фотоснимком с подписью «На страже законности и правопорядка. Митинг «единороссов». Барнаул, 11 февраля 2005 года». На нем изображена митингующая толпа, а сверху на нее направлена почерневшая снежная пушка, оставшаяся еще от новогодних праздников. В данной публикации отчетливо прослеживается символическая функция. Иллюстрация с такой функцией несет на себе печать авторской индивидуальности и допускает, как правило, множество единичных истолкований. Вот лишь один из способов прочтения данного текста: снежная пушка – это своеобразный символ, интерпретировать который можно по-разному. Например, пушка направленная на массы митингующих, вызывает желание расстрелять их (жаль, что это всего лишь бутафория). Другой читатель может и не узреть такого символа, не обратить внимания или подумать, что пушка всего лишь случайный предмет, попавший в объектив фотографа.

В ходе исследования было выявлено, что в рубрике превалируют материалы с иллюстративной, т.е. дублирующей вербальной информацией функцией (61%); возрастает количество с символической функцией (44%); эвфемистической (39%); аргументирующей (33%); сатирической (33%); создания имиджа (33%); реже встречаются материалы, выполняющие характерологическую функцию (22%).

Контент-анализ был проведен также для установления динамики использования паралингвистических средств. Методом сплошной выборки были изучены номера газеты «Свободный курс» (рубрика «Политика/ Экономика») за шесть месяцев (январь-июнь 2007 г., №№ 1–26). Всего 26 номеров издания с 209 публикациями. Единицей анализа в данном исследовании выступают паралингвистические (невербальные) средства, являющиеся составляющей креолизованного текста.

Было выявлено, что наиболее часто в поликодовых текстах употребляются разного рода фотографии (портретные, событийные, ситуативные и др.) – 78,8% от общего количества невербальных средств. Затем по частоте употребления идут следующие разновидности иллюстративных паралингвистических средств: цифровые начертания (отдельно от вербального текста – 5%); рисунки (5%); карты-схемы (в том числе местности – 2,9%); эмблемы (2,9%); диаграммы (1,6%); таблицы(1,6%); логотипы (0,7%); коллаж (0,5); репринт ранее опубликованного материала (0,5), плакат (0,2).

Дискурсивный анализ позволяет выявить другие стороны функционирования поликодового текста. Вот характерный пример. Газета «Аргументы и факты» в № 48 2006 г. ода опубликовала материал Вячеслава Костикова «Бал оборотней» (надзаголовок «Набирают силу криминальные каналы взаимодействия власти и народа»). Данный текст сопровождает коллаж, в который включает три волчьи головы, а в пасти каждой из них – пачка стодолларовых купюр. Судя по головным уборам, первый волк символизирует чиновничество, второй – сферу здравоохранения, а третий – правоохранительные органы. После прочтения материала становится ясным, что речь идет о том, что практически во всех сферах есть «собственные оборотни», но при этом конкретные лица, предприятия, учреждения не называются. Внимательный читатель, когда рассматривал коллаж, наверняка заметил, что под довольно крупными изображениями волков помещены более мелкие, очень напоминающие символы двух мегаполисов, соединенные между собой мостом: слева Санкт-Петербурга (Исаакиевский собор), а справа – Москвы (Кремль, МГУ). В данном случае перед нами поликодовый (креолизованный) текст, выполняющий эвфемистическую функцию. Ведь в материале ничего не говорится о том, что в изображенных «символах» действуют оборотни, иначе бы редакция не избежала претензий с их стороны. А изобразительный ряд, использованный в коллаже, может быть истолкован по-разному. Это «удобный» способ показать свое отношение к тем или иным событиям.

В большинстве материалов кроме основной доминирующей функции выявляются и второстепенные. В ряде случаев возникает перенасыщенность, в связи с чем, читатель отвлекается и делает неправильные выводы. Данное явление выявляется в ходе семиотического анализа. Таким образом, семиотический анализ позволяет рассмотреть сообщения СМИ как упакованный в жестком формате набор эксплицированных и имплицированных значимых компонентов.

Дискурсивный анализ, при котором в центре внимания находятся взаимосвязи определенного текста (на примере датских карикатур) с другими публикациями, его зависимость от социальной ситуации в стране и его влияние на жизнь общества, взаимосвязь текста с политическими убеждениями и личностью автора.

Вырванные из контекста публикации и без учета ситуационных факторов их создания, карикатуры могут иметь совсем иную смысловую интерпретацию. Дискурсивный анализ данных рисунков позволяет не только верифицировать смысл той или иной интерпретационной гипотезы и, таким образом, избежать ошибочных трактовок изображенного. В первую очередь различия и ошибки в обработке паралингвистического дискурса вызваны индивидуальными и групповыми особенностями восприятия, а также могут быть объяснены на основе различия ситуационных моделей.

Итак, в результате проведенных исследований было выявлено, что современные газеты все чаще обращаются к поликодовым текстам. Поликодовый текст играет роль гипертекстового навигатора, существенно расширяя границы содержания материала, выполняет многообразные функции и обладает большим потенциалом для потребителей.

При дальнейшем изучении рассматриваемой проблемы настоящего исследования необходимо расширить анализ поликодовых текстов. Еще одним методологическим подходом в изучении паралингвистически активных текстов является рекурсивный анализ. Каждая газета формирует свой стиль, а он формируется именно рекурсивностью. Таким образом, изучение поликодовых текстов является первым шагом в освоении визуализации медиасферы и появляющимися новыми медиапродуктами.



  1. Герчук Ю. Я. Художественная структура книги. М., 1984.
  2. Добкин С.Ф. Оформление книги. Редактору и автору. М., 1985.
  3. Ляхов В.Н. Оформление советской книги. М., 1965.
  4. Гуревич С.М. Номер газеты. М., 2002.
  5. Галкин С.И. Техника и технология СМИ: Художественное конструирование газеты и журнала. М., 2007.
  6. Табашников И.Н. Газета и дизайн. Тюмень, 1994.
  7. Тулупов В. В.. Техника и технология СМИ. Дизайн периодических изданий: Курс лекций. Воронеж, 2005.
  8. Анисимова Е.Е. Лингвистика текста и межкультурная коммуникация (на материале креолизованных текстов). М., 2003.
  9. Бернацкая А.А. К проблеме «креолизации» текста: история и современное состояние// Речевое общение. 2003. № 3. С. 104–110.
  10. Бойко М.А. Функциональный анализ средств создания образа страны (на материале немецких политических креолизованных текстов). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Воронеж, 2006.
  11. Валгина Н.С.Теория текста. М., 2004.
  12. Ворошилова М.Б. Креолизованный текст: аспекты изучения // Политическая лингвистика. 2006. № 20. С. 180–189.
  13. Гришаева Л.И. Креолизованные тексты – тексты ХХI века? // Возвращение к истокам французской культуры. Вестник Воронежского университета, Серия лингвистика и межкультурная коммуникация. 2003. № 2. С.107–109.
  14. Семьян Т.Ф. Визуальный облик прозаического текста как литературоведческая проблема. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук. Самара, 2006.
  15. Анисимова Е.Е. Лингвистика текста и межкультурная коммуникация (на материале креолизованных текстов). М., 2003.