Languages

You are here

«Лицо молодежи» в видеоблоге Ю. Дудя: механизмы внедрения деструктивных смыслов в сознание подрастающего поколения

Научные исследования: 

 

Ссылка для цитирования: Яновская Г.В., Кочеткова О.Л., Гапонова Ю.В. и др. «Лицо молодежи» в видеоблоге Ю. Дудя: механизмы внедрения деструктивных смыслов в сознание подрастающего поколения // Медиаскоп. 2019. Вып. 4. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2595

 

© Яновская Галина Владимировна
кандидат филологических наук, доцент института гуманитарных наук Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта (г. Калининград, Россия), GYanovskaya@kantiana.ru

© Кочеткова Ольга Леонидовна
кандидат филологических наук, доцент института гуманитарных наук Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта (г. Калининград, Россия), OKochetkova@kantiana.ru

© Гапонова Юлия Викторовна
кандидат филологических наук, доцент института гуманитарных наукБалтийского федерального университета имени Иммануила Канта (г. Калининград, Россия), IGaponova@kantiana.ru

© Поздняков Владимир Владимирович
старший преподаватель ресурсного центра (кафедры) иностранных языков Балтийского федерального университета имени Иммануила Канта (г. Калининград, Россия), VPOZDNYAKOV@kantiana.ru

 

Аннотация

Актуальность исследования определяется фактом ведения гибридной войны в медиасфере, включая алгоритмическое воздействие на сознание молодежи через блогосферу, и отсутствием заметного научного интереса к деструктивным смысловым компонентам подростково-молодежного видеоблогинга. Авторами статьи на материале видеоинтервью Ю. Дудя с рэпером Face на трех уровнях (мировоззренческом, поведенческом, речевом) выявлены риторические манипулятивные приемы и структурно-композиционные механизмы, с помощью которых в сознание молодежи внедряются разрушительные смыслы.

Ключевые слова: блогосфера, видеоблогинг, молодежные блогеры, алгоритмическое воздействие.

 

Обоснование выбора направления исследования

В широком смысле актуальность проведенного исследования определяется фактом ведения гибридной войны в медиапространстве, направленной на изменение мировоззренческих, ценностных, культурных и поведенческих кодов российской молодежи. Ученые выделяют разные аспекты медийной войны в цифровой среде: не только традиционный информационный, но и психоисторический (Фурсов, 2016; Ковалева, Соснин, 2017) и – что важно в контексте данного исследования – алгоритмический (Бессонов, 2016). По наблюдениям Е.Г. Бессонова, «информационно-алгоритмическое противостояние в культурной сфере» меняет «логику поведения объекта воздействия» и – шире – «культурные ценности цивилизации». Подчеркнем два значимых вывода ученого: 1) «алгоритмическое воздействие сильнее всего оказывается на ту часть населения, мировоззрение которой активно формируется – это, прежде всего, дети и молодежь»; 2) «сегодня самая активная среда для более эффективного воздействия на детей и молодежь – это киберсреда, а в ней ключевым является ее содержимое (контент) и его носители – видеоролики, компьютерные игры, социальные сети и пр.» (Бессонов, 2016).

Научный интерес к содержанию видеоблога Ю. Дудя1 вызван рядом противоречий, выявленных в результате мониторинга молодежного сегмента блогосферы в 2017–2018 гг. К наиболее существенным противоречиям можно отнести следующие:

  • популярность видеоблогинга как электронного средства массовой коммуникации в молодежной среде, о чем свидетельствует количество подписчиков и просмотров видеороликов на платформе YouTube (от десятков до сотен миллионов)2, и однотипность низкопробного контента, производимого популярными блогерами-миллионниками3;
  • профессиональная специализация Ю. Дудя (спортивная журналистика) и непрофильный контент его видеоблога – интервьюирование популярных рок-музыкантов, политиков, актеров, режиссеров, журналистов;
  • повышенное внимание современной науки к вопросам медиаобразования и формально-функциональной стороне видеоблогинга и отсутствие интереса к содержательно-смысловому наполнению видеоблогов, адресованных школьникам и студентам и влияющих на формирование мировоззрения и системы ценностей современной молодежи.

Непосредственным поводом для данного исследования послужили ответы абитуриентов, поступавших на образовательную программу подготовки бакалавров «Журналистика» в Балтийский федеральный университет им. И. Канта в 2018 г. На творческом конкурсе многие из них в качестве примера высокопрофессионального журналиста, на которого они хотели бы ориентироваться в своей будущей профессии, назвали Ю. Дудя. Показательно, что вчерашние школьники хорошо ориентировались в содержании видеоблога «вДудь», но при этом ничего не могли сказать о деятельности своего кумира в сфере спортивной журналистики. Среди профессиональных достоинств Ю. Дудя − блогера абитуриенты чаще всего упоминали 3 умения: «выбирать интересных, выдающихся людей современности для интервью», «находить интересную информацию о гостях» и «задавать интересные, острые вопросы». Это значит, что преподавателям, которым предстоит работать с первокурсниками, нужно будет учитывать не только упрощенное, но и деформированное представление студентов о предназначении журналистики как общественно значимой сферы деятельности, этических нормах и стандартах профессии журналиста. Данная статья может иметь практическую значимость для учителей, работающих с подростками – потребителями патогенного контента, преподавателей, обучающих будущих журналистов, аспирантов и студентов гуманитарных направлений подготовки.

 

Предшествующие исследования

Теоретическую основу настоящего исследования составила знаковая работа французского философа и социолога Ж. Липовецки «Эра пустоты. Эссе о современном индивидуализме» (2001), написанная в досетевую эпоху − в конце прошлого века, но спустя 30 лет не утратившая своей фундаментальной ценности. Атрибуты западного общества конца 80-х годов XX в., описанные философом: «равнодушие в чистом виде», депрессивность, нарциссизм, поп-юмор, жестокость и др., – релевантны для характеристики духовного состояния современного российского общества в целом и подрастающего поколения, в частности. Это значит, что глобализационные процессы (технологическое развитие средств массовой коммуникации, продвижение американских стандартов массовой культуры и др.) в первом двадцатилетии XXI в. не только не остановили, но многократно усилили процесс коррозии духовной сферы человека как такового независимо от типа общества.

Современная российская наука о цифровых средствах массовой коммуникации представлена рядом направлений: от фундаментальной монографии А.А. Калмыкова «Интернет-журналистика» (2005) до исследования детской блогосферы Е.Е. Абросимовой «Портрет современного ребенка-видеоблогера» (2018). Коммуникативное направление исследований блогосферы включает работы Е.В. Лазуткиной (2010), Е.А. Кожемякина (2012), А.Е. Боровенкова (2016). Блогосфера как социокультурный феномен исследована в трудах А.В. Хитрова (2007), Н.Е. Вокуева (2010), А.В. Кульминской (2013), Н.А. Мартьяновой (2015). Жанрово-тематической специфике блогов посвящены работы И.А. Текутьевой (2016), Д.А. Шляхового (2017). Проблемы правового регулирования блогосферы освещены в статьях С.В. Мухачева (2015), Е.А. Шерстобоевой и В.Ю. Павленко (2015). Широкий спектр исследований по истории, теории и практике медиапедагогики представлен в научном журнале «Медиаобразование» за 2005–2017 гг. (главный редактор А. Федоров), с 2018 г. вошедшем в базу Web of Science и издающемся на английском языке.

При всем многообразии и ценности перечисленных публикаций, посвященных исследованию преимущественно «взрослого» и частично детского сегментов блогосферы, приходится признать некоторые упущения современной науки. Первое белое пятно, связанное с объектом исследования, свидетельствует об отсутствии научного интереса к значительному сегменту блогосферы – подростковому и молодежному видеоблогингу. Второе упущение, связанное с предметом научных изысканий, свидетельствует о концентрации внимания исследователей на формальных параметрах блогинга в ущерб содержательным и глубинно-смысловым компонентам.

Выявленные упущения частично компенсируются в исследовании Г.В. Яновской, О.Л. Кочетковой, А.А. Остапенко «Молодежные блогеры как проводники идей и смыслов в подростковой среде» (2017). Контент-анализ видеороликов Ивангая, Кати Клэп и Марьяны Ро, набравших более 5 млн просмотров, приводит авторов к неутешительному выводу: «Деградационные идеи и смыслы, внедряемые популярными блогерами, затрагивают все уровни жизнедеятельности подростков: от отношения к своей стране, ее истории и культуре, институту семьи, образу собственного будущего до квазикультуры повседневности (включая привычки, сферу быта, отдыха и развлечений), межличностных отношений, сферы мышления и речевого поведения» (Яновская, Кочеткова, Остапенко, 2017: 29). Представленные в статье наблюдения согласуются с выводами авторов многочисленных статей и видеообзоров, размещенных на научно-популярном сайте «Научи хорошему»4.

Исследуемая проблема обостряется тем, что разрушительный контент популярных блогеров порождает лавинообразный рост примитивных видеоблогов-клонов, создаваемых школьниками всех возрастных групп. Эпидемия подражательства затрагивает и детей дошкольного возраста. Так, подводя итоги опроса детей-влогеров, Е.Е. Абросимова (2018: 31). констатирует: «Наиболее популярные направления, представленные у детей-влогеров как основные темы для собственного контента, продиктованы тематикой тех влогов, которые они смотрят и которые для них создают взрослые влогеры». Следовательно, патогенные «образцы», созданные взрослыми и подкрепленные собственной медийной практикой сотен и тысяч детей и подростков, становятся фактом повседневности миллионов их сверстников. В контексте обозначенной социокультурной реальности важно исследовать источники токсичного контента, одним из которых является видеоблог Ю. Дудя − пожалуй, самого интеллектуального и образованного представителя молодежного сегмента блогосферы.

 

Цель, материал и методы исследования

Из вышесказанного вытекает цель настоящей статьи – реконструировать деструктивные смыслы, заложенные в содержание интервью Ю. Дудя, и выявить двусторонние механизмы их внедрения в сознание подростков и молодежи – со стороны интервьюируемого и интервьюера. Непосредственным материалом для исследования послужило самое смотрибельное интервью на канале вДудь «Face – почему от него фанатеет молодежь», набравшее на момент написания статьи рекордное количество просмотров – 11,3 млн5.

Для достижения поставленной цели, кроме традиционных теоретических и эмпирических методов исследования, включая контент-анализ, была применена методика отложенного мысленного эксперимента: через месяц, не прибегая к повторному просмотру интервью, были восстановлены наиболее запомнившиеся элементы содержания, в дальнейшем (после повторного просмотра и стенографирования) подвергшиеся детальному анализу и смысловой реконструкции. Использование названного метода обусловлено убежденностью авторов статьи в том, что наиболее токсичные элементы содержания обладают свойством сохраняться в памяти достаточно долго, а значит, способны оказывать длительное разрушительное воздействие на психосферу подростков, включенных в криминальную субкультуру рэпа, одним из представителей которой является герой анализируемого интервью Face (псевдоним рэпера Ивана Дрёмина)6.

 

«Лицо молодежи»: штрихи к медийному портрету Face

Медийный портрет Face, 21-летнего юноши, типизировавшего свою персону до представителя всего молодого поколения, весьма маргинален. Обобщенно он выглядит так: выходец из подростковой криминальной среды, ныне рэпер, популярный у неблагополучных школьников. Для понимания контекста интервью важны следующие факты биографии И. Дрёмина:

1) родился в Уфе в семье с низким достатком;

2) в лицее учился плохо, высшего образования не имеет и получать не собирается;

3) был членом уличной банды, промышлявшей разбоем и грабежом, имел несколько приводов в полицию (родителям грозило лишение родительских прав, а Ивану – детский дом);

4) два года занимался боксом;

5) после окончания лицея устроился работать в гостиницу помощником администратора, но вскоре уволился;

6) стал сочинять рэп (направление «мем-рэп») с высоким содержанием обсценной лексики (чем и снискал популярность у подростков 10–15 лет), выпустил несколько альбомов, выступает с концертами по всей стране;

7) службу в армии не проходил, чем очень гордится, и проходить не намерен;

8) полгода употреблял синтетический наркотик экстази, затем лечился в больнице от последствий его употребления;

9) в 2017 г. сделал татуировки сатанинских символов на лице и руках;

10) в августе 2018 г. выпустил новый альбом криминально-политической направленности «Пути неисповедимы».

 

«Лицо с экрана»: штрихи к медийному портрету Ю. Дудя

Медийный портрет Ю. Дудя, выпускника факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова, диаметрально противоположен портрету И. Дрёмина. Обобщенно он выглядит так: успешный журналист, ведущий спортивных передач на радио и телевидении, редактор спортивного портала и видеоблогер (с февраля 2017 г.)7. Показательно, что на популярных сайтах, размещающих биографии знаменитостей, опубликованы преимущественно анкетные данные Ю. Дудя (перечни мест работы, занимаемых должностей и премий) и отсутствуют качественные характеристики его профессиональной деятельности. А между тем его журналистский опыт, если считать первые заметки в «Юношеской газете», написанные в 11-летнем возрасте, накапливался в течение 20 лет на крупных международных соревнованиях ранга олимпийских игр и чемпионата мира по футболу, в популярных изданиях («Известия», «Сегодня», «PROспорт»), на радио и центральных телеканалах («Сити-FM», НТВ, «Россия-2», «Матч ТВ»).

Из всего послужного списка Ю. Дудя внимание интернет-биографов предсказуемо привлекли его скандальные шоу «Удар головой» («Россия-2», 2011–2013 гг.) и «Культ тура» («Матч ТВ», 2015–2017 гг.), спроектированные в стиле инфотейнмента типа «скандалы, интриги, расследования вокруг спорта». В то же время, несмотря на низкий рейтинг, уход спонсоров и короткий жизненный цикл отмеченных передач, именно этот период медийной карьеры Ю. Дудя привлек внимание российских структур международного «института премий и рейтингов».

Период признания и славы 32-летнего журналиста стартовал в 2016 г.:

1) европейской рекрутинговой компанией Odgers Berndtson, специализирующейся на хедхантинге – отборе и продвижении топ-менеджеров в 50 секторах экономики 29 стран мира, Ю. Дудь признан одним из лучших молодых медиаменеджеров России по итогам 2016 г.;

2) по версии американского мужского журнала GQ (Gentlemen's Quarterly), с 2001 г. издающегося в России по лицензии и продвигающего гомосексуально ориентированную моду, Ю. Дудь стал лауреатом премии «Человек года – 2016» в номинации «Лицо из телевизора»;

3) в 2017 г. по версии того же журнала удостоился премии «Человек года – 2017» в номинации «Лицо с экрана»;

4) в 2017 г. стал лауреатом премии «Редколлегия» за документальный фильм «Сергей Бодров – главный русский супергерой»;

5) в 2017 г. медиахолдинг «РБК» включил Ю. Дудя в список 20 молодых и перспективных «героев завтрашнего дня»;

6) в 2017–2018 гг. принял участие в рекламной кампании «Билайн», стал лицом брендов «Альфа-банк» и Head&Shoulders;

7) в 2018 г. журнал Forbes отвел Ю. Дудю 50 место в рейтинге знаменитостей.

История последовательно-синхронного продвижения спортивного журналиста международным «институтом премий и рейтингов» в «герои завтрашнего дня» уже сегодня позволяет предположить проектный характер бренда «Юрий Дудь». В первую очередь. об этом свидетельствует слабая корреляция прямых (премии, вознаграждение за съемки в рекламе известных компаний) и косвенных (позиции в рейтингах) поощрений с реальными достижениями продвигаемого лица. Чтобы убедиться в этом, достаточно сопоставить несколько ключевых фактов:

1) в 2016 г. рейтинг программы «Культ тура» снижался, что привело к уходу спонсора и закрытию программы в феврале 2017 г.8 – такой результат работы ведущего признать успешным явно нельзя;

2) в рейтинге спортивных СМИ по критерию цитируемости, составленном компанией «Медиалогия», портал «Спортс.ру» (sports.ru) в 2016 г. опустился на 8 место (с 7 в 2015 г.) и на 10 место в 2017 г. – такой результат работы главного редактора признать успешным также нельзя, несмотря на устойчивое сохранение лидирующей позиции по количеству гиперссылок в рейтинге цитируемых в соцмедиа спортивных СМИ с 2014 г.9;

3) в 2016 г. в видеоблоге «вДудь» вообще отсутствовал какой-либо контент – первое интервью было опубликовано в феврале 2017 г., через несколько дней после закрытия программы «Культ тура» на «Матч ТВ».

Обратим внимание на резкий, слабо мотивированный скачок популярности журналиста за последние 1,5 года. По данным рейтинговой компании «Медиалогия»10, в 2014–2016 гг. Ю. Дудь отсутствует в Топ-30 самых цитируемых журналистов, но уже в 2017 г. занимает 17 место по итогам года. Причем при детализации обнаруживается корреляция топовых позиций журналиста в месячных рейтингах цитируемости с периодами публикации видеоинтервью на канале «вДудь». Так, впервые 14 позицию в Топ-15 самых цитируемых журналистов Ю. Дудю обеспечил август 2017 г. В этот период на канале последовательно были опубликованы интервью с несистемным оппозиционным политиком М. Ходорковским, рэпером Гнойным (хип-хоп-исполнитель В. Машнов) и лидером оппозиционной парламентской партии В. Жириновским. Октябрь 2017 г. продвинул «лицо с экрана» на 8 позицию в рейтинге. В этот период вышли видеоинтервью с рэпером Face и оппозиционной журналисткой К. Собчак, к тому моменту уже заявившей о намерении баллотироваться на пост президента. При этом в Топ-15 блогеров в течение всего 2017 г. сам интервьюер отсутствовал, хотя фактически именно блог обеспечил ему высокий индекс цитирования по профессии журналиста.

В течение 8 месяцев 2018 г. Ю. Дудь фигурирует уже в обоих рейтингах – Топ-15 самых цитируемых журналистов и блогеров. В Топ-15 журналистов входит 6 раз, причем в марте (после февральского интервью с А. Серебряковым) продвигается на 2 место. В Топ-15 блогеров оказывается дважды, в марте и июне, на 7 и 5 позициях соответственно после интервью с А. Серебряковым и М. Ефремовым11. Стремительная медиатизация Ю. Дудя имеет сходство с технологиями создания и продвижения бренда и может свидетельствовать о проектном характере его персоны. Причем цель проекта, скорее всего, находится вне профессиональной сферы деятельности «проектируемого» лица или имеет к ней косвенное отношение.

Очевидно, основным субъектом продвижения проекта «Юрий Дудь» является хедхантинговая компания Odgers Berndtson. Согласно размещенной на официальном сайте информации, компания выполняет не только селективную, но и долгосрочную корректировочно-контролирующую функцию по отношению к отобранным на руководящие должности кандидатам12. В условиях гибридной войны негласная цель «охотников за головами» может быть реконструирована следующим образом: продвижение интересов крупных западных полит- и/или бизнес-структур через отобранных компанией агентов влияния в разных странах мира. В этом контексте проект «Юрий Дудь» в долгосрочной перспективе может иметь двойное назначение: не только медийное (инкорпорация в сознание молодежной аудитории требуемых ценностей и идей через видеоблог), но и политическое (замена Навального в качестве лидера мнений оппозиционно настроенной молодежи к выборам 2021 г. и 2024 гг.). Вероятность предположения о двойной роли продвигаемого лица приобретет вполне реалистичные контуры, если вспомнить историю государственного переворота в Армении, осуществленного весной 2018 г. недоучившимся журналистом, депутатом Национального собрания Н. Пашиняном.

Двойную (гибридную) структуру имеет и контент видеоблога «вДудь». Герои видеоинтервью условно разделяются на 2 группы: маргинальные фигуры шоу-бизнеса и блогосферы (кумиры школьников подросткового и раннего юношеского возраста) и оппозиционные политики и актеры (интересные аудитории позднего юношеского возраста). Напомним, что сегодняшние 12-летние подростки приобретут избирательные права к президентским выборам 2024 г., а 15-летние – уже к выборам в Государственную Думу 2021 г. Именно на них направлено алгоритмическое воздействие контента интервью маргинальных гостей видеоблога Ю. Дудя. По сути, название канала «вДудь» имплицитно содержит деструктивные смысловые закладки. По правилам фонетики русского языка оно произносится с оглушением на конце (вдуть), что означает «насильно навязать кому-либо что-либо обманным путем, втюхать, впарить», на воровском жаргоне – «совершить половой акт», на сленге наркоманов – «особый способ курения анаши»13. Современные подростки и молодежь без труда считывают эти значения. «Лица с экрана» говорят на модном ныне сленге социальных низов, идентифицируются молодежью как «свои» и постепенно становятся частью повседневной жизни подрастающего поколения.

 

«Лицо молодежи» в видеоблоге Ю. Дудя: смысловые зоны интервью

Вы стоите на самой низшей ступени развития <…> вы еще только формирующееся, слабое в умственном отношении существо <…> и вы <…> позволяете себе с развязностью, совершенно невыносимой, подавать какие-то советы космического масштаба
и космической же глупости…

М.А. Булгаков «Собачье сердце»

 

Люби себя, чихай на всех – и в жизни ждет тебя успех!

Мультфильм «Чертенок № 13»

 

Метод отложенного мысленного эксперимента и последующее исследование стенограммы интервью позволили распределить содержание по трем уровням психосферы личности:

1) уровень житейского мировоззрения: молодежь – родители – воспитание – образование – служба в армии – работа – жизнь в этой стране = искаженно-ущербная картина мира;

2) уровень алгоритмов поведения: наркотики – бандитизм / насилие – секс – татуировки = атрибуты субкультуры рэпа и асоциального поведения;

3) уровень речевой культуры: обсценная лексика – ирония – сарказм – псевдологика – повторы – оккультные жесты = речевое поведение асоциальных низов.

Последовательная реконструкция смысловых зон каждого тематического блока интервью позволяет выявить механизмы «хладнокровного разрушения»14 сознания молодежи.

1. На уровне житейского мировоззрения, не выходящего за рамки ближайшего социального окружения и повседневной жизни подростков, формируется искаженно-ущербное представление о важных для школьников собирательных категориях (молодежь, родители) и связанных с ними процессах воспитания, образования, развития и жизни в целом.

Герой интервьюFace, отвечая на вопрос Ю. Дудя о причинах его популярности в подростковой среде, создает ложное представление о самой молодежи и ее «жизни в этой стране» при помощи ложного тезиса и ложных аргументов, безапелляционно распространяя собственный асоциальный опыт на все подрастающее поколение: «Я показываю жизнь такой, как она есть в этой стране у молодежи. Они, к сожалению, жрут таблетки, и им пох…, курят, и им пох…, бухают, и им пох…, тр…ся без гондона, и им пох… <…> Сейчас жизнь такая пошла, что это уже про них в таком возрасте»15. Добавим, что в контексте интервью речь идет о несовершеннолетних детях 12–14 лет, а патогенный образ жизни молодежи является автоцитатой припева песни Face «Мне пох…»16. Примитивная позиция гостя предельно ясна, чего нельзя сказать о позиции ведущего. Ниже рассмотрим типичные методы его работы.

Для обоснования достоверности внедряемого образа и закрепления деталей асоциального поведения в сознании подростков приведенный выше текст повторно звучит в видеоврезке фрагмента концерта Face, только с местоимением «Я». По сути, ложное доказательство гостя строится на подмене лица и числа личных местоимений: Я → ОНИ. Логическую ошибку «подмена понятий» косвенно закрепляет нейтральная (псевдообъективная) позиция интервьюера. Профессиональный журналист, зная, что целевой аудиторией его продукта являются подростки, обязан хотя бы поставить под сомнение ошибочное и при этом безапелляционное умозаключение гостя для соблюдения баланса позитива и негатива. Ведь противоположных примеров, создающих достойный подражания образ молодежи, достаточно много, и журналисту, обученному навыкам поиска информации, не составляет труда найти их. Например, на международных олимпиадах по математике, физике, химии, биологии, географии и астрономии российские школьники завоевали 76 медалей за два предшествовавших интервью года – 2016 и 201717. В эти же годы 40 детей и подростков в возрасте 9–17 лет были награждены Советом Федерации медалями за мужество, проявленное при спасении людей18.

Умалчивание информации о выдающихся достижениях молодежи и концентрация внимания исключительно на негативе свидетельствуют об обоюдном намерении гостя и журналиста снять внутренний запрет на деградацию, свойственный психике любого нормального человека и формируемый в первую очередь родителями в процессе воспитания детей. Поэтому далее разрушительной критике подвергаются родители как основной субъект воспитания подрастающего поколения: «Юрий Дудь: Ты говоришь, что детей в России воспитывают плохо… Face: …на самом деле везде их воспитывают плохо, потому что им просто не дают воспитание. Я сужу по себе, потому что в целом почти всех детей в стране так воспитывают…». Претензии к собирательному образу родителей сводятся к следующему: занимаются собой, не дают моральных советов, не борются с пороками детей. В целом ложное умозаключение строится на основе логико-речевых ошибок «подмена понятий» (частного общим), «поспешное обобщение» (мои родители → все родители), «порочный круг» (воспитывают плохо, потому что не дают воспитание) и ложная причинно-следственная связь (меня воспитали плохо, потому что всех детей воспитывают плохо). Манипулятивная аргументация гостя журналистом не опровергается, противоположные позитивные примеры участниками интервью не рассматриваются – в сознании подростковой аудитории закрепляется негативный образ родителей как никчемных воспитателей.

Негативные коннотации придаются и базовым понятиям, формирующим мировоззрение, – образование и развитие. Первый удар наносит Ю. Дудь, подрывая доверие к содержанию школьного образования: «Я понимаю, что фраза "Что хотел сказать автор?" – это такая мерзкая х…ня из школьной программы. Я надеюсь, что когда-то наступят времена, когда литературу не будут так преподавать, в таком разрезе. Тем не менее мне так преподавали, поэтому я литературно хотел бы разобрать несколько вещей из твоих нетленок», – и далее приводит цитаты из песен Face, состоящие из обсценной лексики. Манипулятивный механизм подводки очевиден: при помощи аналогии с практикой преподавания литературы бездарная похабщина ставится в один ряд с классическими произведениями, достойными изучения и серьезного осмысления. Если это утонченный сарказм и цель преследовалась вполне утилитарная – повысить популярность рэпера, то подростки это вряд ли поймут, но в любом случае авторитет писателей и учителя литературы в глазах школьников будет подорван.

В разных частях интервью два удара по ценности образования наносит Face. Первый – по школе как институту: «Вот типа школа настоящая, где учатся, учебники, книжки – это х…ня. Вот это реальная школа, когда ребенок ищет себя… То он эмо, то он гот, то он против них, то он правый, то он левый, то нацист, то антифашист, то он бандит, то он не бандит…». Рассуждение, как и предыдущие, основано на подмене понятий: «школа как образовательное учреждение» подменяется метафорой «школа жизни», под которой понимается не формирование системы ценностей, принципов и убеждений, а непрерывный поиск и смена социокультурных ролей, имеющих якобы равную ценность и значимость, поэтому легко меняющихся местами (эмо и гот и др.). Очевидная противоположность ценностных установок и мировоззренческих позиций нациста и антифашиста, бандита и «не бандита» (= насильника и жертвы) участниками интервью не рассматривается. Второй удар Face наносит по высшему образованию при ответе на вопрос о его необходимости: «Нет, мне нах… не надо высшее образование. Я считаю, если понадобится, я его получу как нечего делать, потом. И как-то для корки смогу, и просто типа, если сам захочу что-то реально типа узнать…». Мысль о том, что для получения высшего образования нужна основательная подготовка, база, не обсуждается участниками интервью, хотя Ю. Дудь, закончивший журфак МГУ, прекрасно об этом знает.

Необходимость развития как такового, с одной стороны, не оспаривается, а с другой – в контексте интервью сопрягается с планированием, которому гостем придается негативный оттенок смысла: «Я не люблю загадывать, я не люблю планировать, потому что, мне кажется, планировать – это для стариков (в кадре появляется аналогичный титр). Я просто буду жить – и все. Как будет, так будет. Все». Откровенная абсурдность утверждения о субъекте планирования (в качестве которого указываются старики) не только не оспаривается ведущим, но, наоборот, закрепляется в сознании зрителя при помощи титра, тем самым превращая абсурд в самоочевидную и вдобавок «прикольную» истину. (Заметим, что оба участника интервью по роду своей деятельности обязаны заниматься планированием: рэпер – составлять график концертов и съемок роликов, главный редактор спортивного сайта – организовывать его работу, однако умалчивают об этом, что является одной из форм лжи.) Разрушительная сила приведенного выше мема направлена на блокирование у молодежной аудитории каких бы то ни было мыслей о будущем, включая постановку жизненных целей и осмысление способов их достижения. По сути, это хладнокровно-стебное уничтожение одной из самых уникальных мыслительных способностей человека – создавать и осуществлять мечту, созидая самого себя, свою жизнь и окружающий мир.

Смысловой коррозии подвергаются и такие понятия, как труд и защита Отечества: ни то, ни другое не оценивается героем интервью (при пассивной позиции ведущего!) в модусе модальности необходимости и долженствования. Критерий, которым руководствуется Face, отвечая на вопрос о специфике своей работы после окончания школы, примитивен – мое / не мое ≈ хочу / не хочу: «Барыжить или что-то еще я не хочу – нах… надо. Заниматься криминалом больше я тоже не хочу – нах… надо. Я просто решил: надо пойти поработать, может быть, это мое. Но нет, них… не мое». Речь идет не о поиске трудовой стези или выборе профессии, а о работе как таковой – на уровне понятия. Аналогичный критерий, развернутый в модусе желательной модальности – хочу / не хочу, применяется к воинской службе: «Я не хочу – я не иду в армию. И все – нах… надо». Понятия «работа» и «служба в армии = защита Отечества», вытесненные из сознания аудитории путем подмены видов модальности (модальности долженствования желательной модальностью) в ходе интервью замещаются другим – «творчество», о характере которого применительно к опусам Face можно сказать только одно – нерифмованный мат, при этом понятие «творчество» не соотносится с понятиями «работа» и «труд».

Итак, что усвоит подросток из содержания интервью? Молодежь (= сверстники) развратна, родители не умеют воспитывать детей, учителя не умеют преподавать, школа вообще ничему не учит, высшее образование не нужно, работать и служить Отечеству не обязательно, думать о будущем и планировать свою жизнь бессмысленно. Что же делать? «Искать себя» безо всякой цели – для этого по принципу контраста периодически менять социокультурные роли, внешний вид, модели поведения, а также ценности, мировоззрение и идеологию. Общий посыл таков: деградируй и не парься.

2. На месте базовых конструктов мировоззрения, вытесненных из сознания аудитории с помощью манипулятивных приемов, рассмотренных выше, образуется пустота, которая непременно должна быть заполнена чем-то, отличным от вытесненного содержания. В исследуемом интервью замещающую функцию выполняют алгоритмы асоциального поведения и атрибуты субкультуры рэпа: наркотики, бандитизм / насилие, секс, татуировки. Собственно, композиция и способ верстки видеоролика основаны на принципе чередования тематических блоков: после каждого разрушенного мировоззренческого конструкта (родители / школа / образование / работа) следует замещающий поведенческий алгоритм (цитаты из песен Face с обсценной лексикой / секс / наркотики / насилие / татуировки). Напомним, что разработка сценария и монтажного плана, а также выбор способов верстки отснятого материала находятся в зоне прямой ответственности журналиста – в данном случае автора блога.

Участников интервью, безусловно, нельзя обвинить в открытой пропаганде наркотиков и насилия / бандитизма: оба чтут закон. Рассказывая о своем криминальном прошлом, склонности к агрессии и немотивированному насилию, Face подчеркивает, что теперь старается не причинять физическую боль людям и осуждает насилие («насилие – это х…та»). Но частота обращения ведущего в разных фрагментах интервью к этой модели поведения гостя и настойчивое выяснение деталей совершенных Face актов насилия свидетельствуют об обратном. Косвенное алгоритмическое деструктивное воздействие на аудиторию оказывается с помощью ряда приемов, к которым относятся:

1) видеоврезка фрагмента драки Face со зрителем во время концерта летом 2017 г. и смакование ее деталей;

2) упоминание западных рэперов, популяризирующих наркотики и убийства (Лил Памп, Чиф Киф);

3) многократное повторение гостем и ведущим якобы для «обучения» аудитории правильному произношению сленгового мема «Эщкере», связанного с грабежом и насилием в западной субкультуре рэпа (трансформированное «давай возьми это» → «все общее» → «ура, круто»).

Лучезарная улыбка и веселая интонация, с которой Face рассказывает о своих похождениях: драках, бандитизме, употреблении наркотиков, – придает асоциальным формам поведения положительные коннотации. В совокупности с пассивной позицией ведущего вокруг них создается привлекательный романтический ореол, «обнуляющий» декларируемое гостем осуждение и снимающий в сознании аудитории внутренний запрет на асоциальное поведение: это весело, модно и круто. Внешне положительная «обертка» в виде добродушной улыбки и смеха превращает социальное зло в нечто обыденное и привычное, снижает порог порицания, неприятия и отторжения различных его проявлений. Таким образом, в сознании подростков социальное зло становится не только приемлемым, но и привлекательным.

Разрушительные смыслы транслируются и с помощью детализации татуировок на теле Face, включая технологию их нанесения. Заметим, что любое изображение на теле человека является формой выражения личной (и личностной) причастности к тому, что изображено, и посылает окружающим определенные смысловые сигналы. На лице и руках Face, кроме англоязычных названий известных брендов, популяризирующих секс (Playboy), хип-хоп(Vlone) и рок (Rock Star), нанесены слова и символы, содержащие отрицательные коннотации: «ненависть» (Hate), «трахнуть любовь» (Fuck Love), «оцепеневший» / «онемевший» / «окоченевший» / «поражать» / «ошеломлять» (Numb). Интерес Ю. Дудя вызывают 2 надписи – «ненависть» и «оцепеневший» (= «отмороженный, равнодушный, бесчувственный»).

Другие изображения, периодически попадающие в кадр и приковывающие внимание зрителя, остаются якобы вне поля зрения ведущего, несмотря на мощный разрушительный посыл, заключенный в них. Это три шестерки (две на одной руке и одна на другой) и перевернутый с ракурса зрителя крест – крест антихриста – в совокупности символика дьявола и современной церкви сатаны. Только ближе к концу интервью, отвечая на вопрос об отношении родителей к «поэзии» Face, рэпер признается: «Мама у меня очень сильно верующая, и она поэтому говорит мне: "Ну, какие 3 шестерки, сынок". <…> Но она знает, что с этим ничего не сделать». Символика, используемая приверженцами церкви сатаны, на протяжении всего интервью подкрепляется соответствующими жестами гостя и хозяина блога (см. об этом подробнее в п. 3 статьи).

К деструктивным алгоритмам поведения, внедряемым в подростковую среду, относится и чрезмерная детализация сексуальных похождений Face. Здесь и многочисленные беспорядочные половые связи без обязательств (более 100, по его признанию), и секс с проститутками, и групповой секс с поклонницами (группиз), и секс без презерватива с последующими посещениями венеролога. Сексуальные подробности сдабриваются обсценной лексикой и примитивными рассуждениями о различиях между женщиной и «сучкой», «шлюхой» (bitch), сводящихся либо к сексу без обязательств с обеих сторон (тогда это «женщина»), либо к сексу с последующим требованием обязательств со стороны женщины (тогда это «сучка»). Ко второй категории отнесены в том числе и поклонницы. Вообще презрительно-уничижительное отношение к фанатам, в особенности к поклонницам, – норма для субкультуры рэпа и молодежной блогосферы. В целом подростковой аудитории внушается потребительское отношение к девушке / женщине как к сексуальному объекту.

Даже описание первого свидания Face с Марьяной Ро демонстрирует разрушительные псевдоромантические алгоритмы поведения: «Я стоял с шампанским перед ней и такой "х… ты от меня бегаешь, ё…ть, е…ть ты красивая нах…й" – ну, короче, включил чисто уфимского Ромео». Непристойный жест – облизывание указательного пальца, прикладывание его к сердцу, а затем показ тыльной стороной зрителям – разрушает трепетно-романтическое представление о первом свидании, свойственное юношеству. Примечательно, что вопросы ведущего об обстоятельствах знакомства Face с Марьяной Ро и первом свидании следуют после серии детализирующих вопросов о количестве девушек, участвующих в групповом сексе с гостем блога.

Наряду с этим молодежи внушается примитивно-утилитарное представление о семейной жизни: «Я уже представляю, как у нас… э… ребеночек, котеночек, машина, э-э… дом и ох…нно все, игрушки из Киндера». Далее продвигается бренд Киндер-сюрприза и аккаунт крокодильчика из него в Instagram, набравший 50 тыс. просмотров. Вопрос Ю. Дудя о том, кто больше зарабатывает – Марьяна Ро или Face, окончательно закрепляет в сознании молодежи прагматический алгоритм отношений между мужчиной и женщиной. Более того, при обсуждении отношений Face и Марьяны Ро ни ведущим, ни гостем ни разу не произносятся слова «любовь» и «семья». В целом в течение всего интервью слово «любовь» звучит только 2 раза в тесной смысловой связке с «ненавистью» в ответе Face на вопрос о причинах, побудивших его нанести на лицо татуировку слова «ненависть» (Hate). «Семья» как понятие вообще не упоминается на протяжении всего интервью, если не считать прилагательное «семейный», использованное ведущим 2 раза, причем в ироническом контексте, в реплике об отрицательной реакции родственников Face на его «творчество»: «Нормальная семейная жизнь, семейная дискуссия про моду». Таким образом, базовые для каждого человека понятия – любовь и семья – подвергаются смысловой аннигиляции.

В сухом остатке по аналогии с девизом хиппи и панков 60–70 х годов XX века («Секс, наркотики, рок-н-ролл») молодежи XXI в. косвенно предлагается трансформированная формула образа жизни – «Секс, наркотики, насилие, сатанизм, рэп». Манипулятивные приемы (юмор, аллюзии, чрезмерная детализация разрушительных микротем, врезки, верстка тематических блоков и др.), с помощью которых внедряются деструктивные алгоритмы поведения, не только снимают внутренний запрет на деградацию в сознании аудитории, но и придают им привлекательную, романтизированную окраску. Оценка асоциального поведения из отрицательной плоскости сдвигается в сторону положительной: это весело, круто, модно.

3. На уровне речевого поведения на подростков обрушивается шквал обсценной лексики – всего 216 словоупотреблений, из которых 195 принадлежат Face и 21 – ведущему и журналисту Ю. Дудю. В среднем за 1 минуту произносится 4–5 матерных слов и словосочетаний. Это значит, что на протяжении всего интервью зритель слышит нецензурную брань в среднем каждые 13 секунд. В сознании подростков запрещенная лексика, многократно произнесенная в публичном пространстве не только известным рэпером, но еще и популярным блогером с высшим журналистским образованием, приобретает допустимый характер и постепенно становится нормой. С вопиющей очевидностью об этом свидетельствует повсеместная деградация речевой культуры подростков и молодежи.

Несмотря на немногословность Ю. Дудя как ведущего, именно его речь, зеркально копирующая словесный шлак собеседника, оказывает самое разрушительное воздействие на подростковую аудиторию. Кроме многократного повторения вслед за гостем матерных слов и выражений, ведущий, подражая молодежной моде, фиксирует внимание зрителей на сниженной лексике, сленговых и разговорных оборотах, характерных для речевого поведения социальных низов: «обсер», «музло», «шмотки», «угореть», «откосить от армии», «на общей фене разговаривать». Наряду с ними используются англоязычные заимствования, распространенные в шоу-бизнесе и блогосфере: «респект», «группиз», «фолловеры» и др. Отдельные жаргонизмы фиксируются в титрах: «Хайп → Хайп» (во втором слове буква й перечеркнута).

Речевое поведение Ю. Дудя наносит вред профессиональной подготовке будущих журналистов, особенно первокурсников, для которых, как показал творческий конкурс, знаменитый блогер является образцом журналистского мастерства и примером для подражания. О низком уровне профессионализма и речевой культуры выпускника факультета журналистики свидетельствует не только обсценная лексика, но и речевые, грамматические и логические ошибки, допускаемые им даже в заранее подготовленных вопросах и подводках. Например: «А, ты был в этой х…не. А что именно ты в этой х…не делал? Вот смотри, глядя на тебя сейчас, ты много рассказываешь про то, что типа вот там у тебя есть песня, я так понимаю, про уличную группировку уфимскую»; «В своем творчестве ты всех девушек называешь суками. Почему? <…> Объясни мне этимологию, то есть почему? Почему?» и др. Очевидно, что у Ю. Дудя будущие журналисты могут научиться только отрицательной модели профессионального поведения.

Разрушительные смыслы внедряются в подсознание молодежи и с помощью невербальных средств коммуникации. К ним относятся оккультные жесты, демонстрируемые Face: «коза» – жест, символизирующий два рога Бафомета = дьявола; «всевидящее око» – глаз Люцифера; собственно жест дьявола, скопированный с древних изображений. Сатанинскую символику использует и Ю. Дудь. Например, вопрос о количестве участниц группового секса с Face ведущий сопровождает жестом «три шестерки» (сомкнутые кончики большого и указательного пальцев).

Добавим, что сатанинскую символику в разных комбинациях жестов и изображений демонстрируют большинство современных поп-исполнителей и многие популярные блогеры, а это значит, что молодежь и подростки попадают буквально под шквал впитываемых подсознательно разрушительных конструктов, антихристианских и антиправославных в своей основе. В данном случае неважно, по каким причинам шоу-бизнес и блогосфера продвигают деструктивные смыслы: в силу моды, по незнанию, неосознанно или сознательно, – важно, что в подсознание подростков настойчиво внедряются чуждые нашей тысячелетней культуре и убийственные для нее смысловые коды.

 

Заключение

Исследование, проведенное с помощью методов контент-анализа и отложенного мысленного эксперимента, привело авторов статьи к следующим выводам.

1. История поэтапного, слабо мотивированного продвижения Ю. Дудя международными структурами премий и рейтингов в «герои завтрашнего дня», стартовавшая в 2016 г., и стремительной его медиатизации с 2017 г. в российском информационном пространстве имеет сходство с технологией создания бренда и свидетельствует о проектном характере его персоны.

2. Проект «Юрий Дудь» в долгосрочной перспективе предположительно может иметь двойное назначение – не только медийное, но и политическое, направленное на «перехват аудитории» оппозиционно настроенной молодежи от А. Навального для последующей ее подготовки к выборам 2021 г. и 2024 гг. Об этом свидетельствует гибридная структура контента видеоблога «вДудь». Героями его интервью становятся либо маргинальные фигуры шоу-бизнеса и блогосферы – кумиры школьников подросткового и раннего юношеского возраста, либо оппозиционные политики и актеры, интересные аудитории позднего юношеского возраста.

3. В видеоинтервью с рэпером Face (Иваном Дрёминым), названным «лицом молодежи», подрастающему поколению транслируются деструктивные смыслы, ценности и жизненные установки. Разрушительному алгоритмическому воздействию подвергаются три уровня психосферы молодежи: мировоззренческий, поведенческий и речевой. Собственно название канала «вДудь» имплицитно содержит патогенные смысловые закладки («насильно навязать обманным путем»), в том числе из воровского жаргона («совершить половой акт») и сленга наркоманов («особый способ курения анаши»).

4. На уровне житейского мировоззрения при помощи манипулятивных риторических приемов (ложные тезисы и аргументы, подмена понятий, умалчивание, поспешное обобщение, порочный круг, ложная причинно-следственная связь, ложная аналогия, смысловые повторы, в том числе в титрах и врезках) у подростков формируется искаженная, примитивно-ущербная картина мира. Реконструированная смысловая картина выглядит так: молодежь (= сверстники) развратна, родители не умеют воспитывать детей, учителя не умеют преподавать, школа вообще ничему не учит, высшее образование не нужно, работать и служить Отечеству не обязательно, думать о будущем и планировать свою жизнь бессмысленно. Вместо этого нужно «искать себя» безо всякой цели – по принципу контраста периодически менять социокультурные роли, внешний вид, модели поведения, а также ценности, мировоззрение и идеологию. Общий смысл сводится к формуле «деградируй и не парься».

5. Разрушенные мировоззренческие конструкты замещаются алгоритмами асоциального поведения, закрепляемыми в сознании молодежи с помощью атрибутов субкультуры рэпа. По аналогии с девизом хиппи и панков 60–70 х годов XX в. молодежи XXI в. косвенно внушается трансформированная формула образа жизни – «Секс, наркотики, насилие, сатанизм, рэп». Манипулятивные механизмы (юмор, аллюзии, чрезмерная детализация разрушительных микротем, врезки, титры, верстка тематических блоков и др.), с помощью которых внедряются деструктивные алгоритмы поведения, не только снимают внутренний запрет на деградацию в сознании аудитории, но и придают им привлекательную, романтизированную окраску. Оценка асоциального поведения из отрицательной плоскости сдвигается в сторону положительной: немотивированное насилие, бандитизм, употребление наркотиков, татуировка сатанинской символики, многочисленные беспорядочные половые связи (секс без обязательств), потребительское и презрительно-уничижительное отношение к женщинам – это весело, круто, модно. В то же время базовые, смыслообразующие понятия – любовь и семья – подвергаются смысловой аннигиляции.

6. Оба участника интервью демонстрируют крайне низкий уровень речевой культуры. В среднем за 1 минуту произносится 4–5 обсценных слов и выражений (= каждые 13 секунд). На долю Ю. Дудя приходится 21 употребление обсценной лексики из 216. В целом его речь характеризуется использованием сниженной лексики, сленговых и разговорных оборотов, свойственных речевому поведению социальных низов, а также англоязычных заимствований, распространенных в шоу-бизнесе и блогосфере. Кроме того о низком уровне речевой культуры ведущего свидетельствуют речевые, грамматические и логические ошибки, допускаемые им даже в заранее подготовленных вопросах. На невербальном уровне коммуникации оба участника интервью (Face, Ю. Дудь реже) демонстрируют оккультные жесты – официальные символы церкви сатаны (три шестерки, глаз Люцифера, «коза» и др.). В целом речевое поведение Ю. Дудя, профессионального журналиста, недопустимое в публичном пространстве, в глазах молодежи, особенно будущих журналистов, приобретает характер нормы и становится образцом для подражания, еще больше снижая общий низкий уровень речевой культуры подрастающего поколения.

7. Ю. Дудь как журналист формально использует традиционные принципы, методы и приемы проведения интервью, к которым относятся всесторонность, объективность, детализация, подстройка под собеседника (отзеркаливание фраз, поз, жестов, подхват реплики и др.). Однако в общем контексте интервью и в совокупности с приемами видеомонтажа их применение оказывает контрпродуктивное, разрушительное воздействие на сознание молодежной аудитории, мультиплицируя деструктивные смыслы, транслируемые маргинальным гостем.

 



Примечания

  1. Канал Ю. Дудя («вДудь») в видеохостинге YouTube. Режим доступа: https://www.youtube.com/channel/UCMCgOm8GZkHp8zJ6l7_hIuA (дата обращения: 28.07.2018).
  2. Канал «вДудь» за 1,5 года с момента публикации первого видеоинтервью (с февраля 2017 г. по август 2018 г.) собрал 3,3 млн подписчиков и 311 млн просмотров видеоконтента.
  3. Согласно рейтингу каналов YouTube, на 3 месте по количеству подписчиков (после детского канала Get Movies и мультсериала «Маша и медведь») находится блогер Ивангай, набравший 13,3 млн подписчиков и 3,1 млрд просмотров за 5 лет с приростом постоянной аудитории за 1 год (наблюдаемый период с августа 2017 г. по август 2018 г.) 1,3 млн подписчиков. Если из первой пятерки блогеров, имеющих более 6 млн подписчиков, исключить первую тройку детей дошкольного возраста, то в ней останутся Марьяна Ро (8,4 млн подписчиков, 647 млн просмотров за 6 лет 8 мес., прирост подписчиков за наблюдаемый год 1,1 млн) и Катя Клэп (6,3 млн подписчиков, 727 млн просмотров за 7 лет 9 мес., прирост подписчиков за наблюдаемый год 600 тыс.). Режим доступа рейтинга каналов YouTube: https://whatstat.ru/channels/top100. Режим доступа рейтинга блогеров: https://whatstat.ru/channels/people_blogs (дата обращения: 22.08.2018).
  4. Научи хорошему: научно-популярный сайт. Режим доступа: https://whatisgood.ru/. Количество просмотров 11,4 млн (дата обращения: 28.08.2018).
  5. Видеоролик «Face – почему от него фанатеет молодежь / вДудь» на канале YouTube за 9 месяцев набрал 11,3 млн просмотров. Среднемесячный прирост аудитории за этот период составил 1,3 млн. Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=mmid_NMUoFg&t=16s (дата обращения: 28.07.2018). При контрольном замере количества просмотров через месяц после первого обращения прирост аудитории составил 439 тыс. (дата обращения: 28.08.2018).
  6. Здесь и далее использована информация из открытых источников о фактах биографии И. Дрёмина: Узнай все. Режим доступа: https://uznayvse.ru/znamenitosti/biografiya-reper-face.html (дата обращения: 28.07.2018); Как менялись знаменитости. Режим доступа: https://artchange.ru/publ/photo_biography/musical_artists/face/16-1-0-524 (дата обращения: 28.08.2018); Memepedia. Режим доступа: https://memepedia.ru/face/ (дата обращения: 28.08.2018); GL. FACE – биография, тексты, альбомы. Режим доступа: https://www.gl5.ru/f/face_real/face.html (дата обращения: 02.09.2018).
  7. Здесь и далее использована информация из открытых источников о фактах биографии Ю. Дудя: 24 СМИ. Режим доступа: https://24smi.org/celebrity/5414-iurii-dud.html (дата обращения: 28.08.2018); Узнай все. Режим доступа: https://uznayvse.ru/znamenitosti/biografiya-yuriy-dud.html (дата обращения: 28.08.2018); Россия-1. Режим доступа: https://russia.tv/person/show/person_id/105306/ (дата обращения: 08.09.2018); а также материалы сайтов: РБК Спорт. Режим доступа: https://sportrbc.ru/ (дата обращения: 08.09.2018); Спорт. Режим доступа: https://www.sports.ru/ (дата обращения: 08.09.2018); GQ. Режим доступа: https://www.gq.ru/magazine/2018 (дата обращения: 08.09.2018); Советский спорт. Режим доступа: https://www.sovsport.ru/ (дата обращения: 08.09.2018); Оджерс Берндтсон. Россия. Режим доступа: https://www.odgersberndtson.com/ru-ru (дата обращения: 08.09.2018); Редколлегия. Режим доступа: http://redkollegia.org/archives/text/sergej-bodrov-glavnyj-russkij-supergeroj (дата обращения: 08.09.2018); UVAO. Бизнес-новости Москвы. Режим доступа: http://uvao.ru/finances/8374-zhurnalisty-forbes-vpervye-vklyuchili-yu-dudya-v-svoy-reyting.html (дата обращения: 08.09.2018); Teleprogramma.pro. Режим доступа: https://teleprogramma.pro/news/407296/ (дата обращения: 08.09.2018).
  8. Программа «Культ Тура», выходившая на «Матч ТВ», закрылась // sports.ru. Режим доступа: https://www.sports.ru/football/1048536756.html (дата обращения: 08.09.2018).
  9. Медиалогия. Рейтинги. Отраслевые СМИ. Режим доступа: http://www.mlg.ru/ratings/media/sectoral/ (дата обращения: 08.09.2018). К сказанному следует добавить, что необходимые, достаточные и достоверные данные из других независимых источников о количестве посетителей и просмотров сайта отсутствуют, так как Sports.ru с 2014 г. отказался «от всех публичных счетчиков в пользу закрытых сервисов и собственной инфраструктуры обработки данных». Эта информация доступа на: https://habr.com/company/sports_ru/blog/212863/ (дата обращения: 08.09.2018). Цифры, приведенные на самом сайте по указанной выше ссылке, отражают совокупную статистику по Sports.ru и Tribuna.com, так что выделить аудиторию интересующего нас сайта из общих показателей практически невозможно. Можно лишь предположить, что это сделано намеренно менеджерами сайта для накрутки виртуального рейтинга.
    Приблизительные данные о трафике Sports.ru представлены на сервисе анализа сайтов для вебмастеров, оптимизаторов и копирайтеров PR-CY.ru. Оговоримся, что минус указанного сервиса состоит в том, что статистика формируется автоматически на момент запроса и только по некоторым параметрам отражает динамику показателей по сравнению с предыдущим замером. Соответственно, долгосрочную динамику показателей анализируемого объекта отследить невозможно. С учетом этой особенности сервиса приведем некоторые данные. За месяц сайт собрал 42,7 млн посетителей и 154,9 млн просмотров, увеличилось количество ссылок. Но в то же время по сравнению с предыдущим замером увеличилось количество отказов, а длительность пребывания на сайте сократилась. Основной прирост показателей происходил за счет социальных сетей, в первую очередь Facebook и Twitter. Режим доступа: https://a.pr-cy.ru/sports.ru/ (дата обращения: 15.09.2018).
    Напомним, что в 2015 г. генеральный директор Sports.ru Д. Навоша заявил о переориентации сайта из медиа в цифровое издательство, выпускающее мобильные приложения по модели push (продвигать, проталкивать) для конкретных аудиторных групп. Информация доступна на сайте Лайфхакер. Режим доступа: https://lifehacker.ru/dmitrij-navosha-sports-ru-bolshe-ne-sajt/ (дата обращения: 08.09.2018). Но, как показывает статистика PR-CY.ru, количество аффилированных с сайтом читателей (участников / лайков) в каждой из социальных сетей (Facebook, Twitter и «ВКонтакте») составляет в среднем 500 тыс. (если отсюда вычесть долю пересекающихся аудиторных групп, то этот показатель может значительно уменьшиться). Кроме того, по данным PR-CY.ru, сайт насчитывает 827 внутренних ссылок, а «Яндекс» и Google считают домен sports.ru склеенным. В рейтинге Alexa за месяц сайт опустился на 8 позиций в мире (962 место) и на 2 позиции в России (82 место). Для сравнения: по данным «Медиалогии» (ссылка в предыдущем примечании), в общем рейтинге интернет-ресурсов России в 2010 г. сайт занимал 10 место.
  10. Медиалогия. Рейтинги. Журналисты. Режим доступа: http://www.mlg.ru/ratings/media/journalists/ (дата обращения: 12.09.2018).
  11. Медиалогия. Рейтинги. Блогеры. Режим доступа: http://www.mlg.ru/ratings/socmedia/blogers/ (дата обращения: 12.09.2018).
  12. Например, одна из функций компании Odgers Berndtson на вкладке Объединенного Королевства сформулирована так: «Мы будем участвовать в непрерывном усовершенствовании, например, путем проведения регулярных независимых аудитов / ревизий / проверок / оценок тех, кого мы отбираем на должности» (We will embrace continuous improvement, for example by carrying out regular independent audits of those we shortlist for roles». Режим доступа: https://www.odgersberndtson.com/en-gb/about-us/candidate-charter (дата обращения: 08.09.2018). Более мягкая формулировка размещена на вкладке «О нас. Кандидаты» российской версии сайта: «Мы обещаем принимать во внимание долгосрочные перспективы Вашего карьерного пути и быть помощником в построении планов дальнейшего развития. Мы постоянно стремимся к улучшению предоставляемых услуг. Как пример: делаем дополнительную независимую оценку кандидатов из «короткого списка» во время работы над проектом». Режим доступа: https://www.odgersberndtson.com/ru-ru (дата обращения: 08.09.2018).
  13. Захарова Л.А., Шуваева А.В. Словарь молодежного сленга (на материале лексикона студентов Томского государственного университета): учеб.-метод. пособие. Томск: ИДом ТГУ, 2014. С. 42.
    См. дополнительно словарные статьи на сайтах: https://slovar.cc/sleng/vor/2486220.html, https://www.liveinternet.ru/users/amegawook/post50810110/ (дата обращения: 16.09.2018).
  14. Уточненный авторами статьи перевод термина Ж. Липовецки (2001).
  15. Здесь и далее цитаты из видеоинтервью «Face – почему от него фанатеет молодежь / вДудь» приводятся с незначительными сокращениями, не влияющими на понимание содержания, с многоточием в обсценных словах. Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=mmid_NMUoFg&t=16s (дата обращения: 28.07.2018).
  16. Текст песни Face «Мне пох…» (I Don't Give a Fuck) размещены на сайте «По ту сторону строк». Режим доступа: https://text-lyrics.ru/f/face/6400-face-mne-pohuy-text-pesni.html (дата обращения: 28.07.2018).
  17. Результаты международных олимпиад школьников размещены на старом сайте Минобрнауки РФ. Режим доступа: https://xn--80abucjiibhv9a.xn--p1ai/%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B8%D0%B0%D0%B4%D0%B0/%D0%BC%D0%B5%D0%B6%D0%B4%D1%83%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D1%8B%D0%B5-%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B8%D0%B0%D0%B4%D1%8B
    (дата обращения: 29.09.2018).
  18. В Совете Федерации наградили детей-героев // РИА Новости. 2016. Ноябрь, 3. Режим доступа: https://ria.ru/society/20161103/1480605901.html (дата обращения: 10.09.2018); Дети-герои получили награды за мужество и спасение людей в Совете Федерации // Рен ТВ. Новости. 2017. Ноябрь, 2. Режим доступа: http://ren.tv/novosti/2017-11-02/deti-geroi-poluchili-nagrady-za-muzhestvo-i-spasenie-lyudey-v-sovete-federacii (дата обращения: 10.09.2018).

 

Библиография

Абросимова А.А. Портрет современного ребенка-видеоблогера // Общество, социология, психология, педагогика. 2018. № 2. С. 30–32. DOI: 10.24158/spp.2018.2.5

Бессонов Е.Г. Кибербезопасность: переход от проблем экономики к алгоритмам культурного кода // Центр системных инициатив. 2016. Авг., 23. Режим доступа: http://center-si.com/analitics/kiberbezopasnost-perexod-ot-problem-ekonomiki-k-algoritmam-kulturnogo-koda/ (дата обращения: 25.08.2018).

Боровенков А.Е. Видеоблогинг: сетевые коммуникации и коммуникативные позиции // Человек. Культура. Образование. 2016. № 1 (19). С. 17–23.

Вокуев Н.Е. Феноменология стеба в современной массовой культуре // Аналитика культурологии. 2010. № 2 (17). С. 161–165.

Калмыков А.А. Интернет-журналистика. М.: ЮНИТИ, 2005.

Ковалева Ю.В., Соснин В.А. Психоисторическое противостояние Запада и России в XXI веке: социокультурные и социально-психологические доминанты // Институт психологии Российской академии наук. Социальная и экономическая психология. 2017. Т. 2. № 1. С. 119–142.

Кожемякин Е.А. Блоги как средство журналистской коммуникации // Научные ведомости. Серия Гуманитарные науки. 2012. № 6 (125). Вып. 13. С. 148–155.

Кульминская А.В. Социальная общность блогеров: становление и развитие в российском обществе: автореф. дис. … канд. социол. наук. Екатеринбург, 2013.

Лазуткина Е.В. Особенности коммуникации блогов // Наука. Инновации. Технологии. Вестн. Ставропольск. гос. ун-та. 2010. № 66. С. 201–207.

Липовецки Ж. Эра пустоты. Эссе о современном индивидуализме. СПб: Изд-во «Владимир Даль». 2001.

Мартьянова Н.А. Социологический анализ интернет-субкультуры: на примере бьюти-блогеров // Труды Санкт-Петербургск. гос. ун-та культуры и искусств. 2015. Т. 206. Сер.: Социология культуры: опыт и новые парадигмы. Ч. 1. С. 328–332.

Мухачев С.В. Особенности правового регулирования блогосферы // Вестн. Уральск. юридического института МВД России. 2015. № 1. С. 20–23.

Текутьева И.А. Жанрово-тематическая классификация видеоблогинга // Медиасреда. 2016. № 11. С. 107–113.

Фурсов А.И. Русофобия – психоисторическое оружие Запада // Наш современник. 2016. № 1. С. 141–148.

Хитров А.В. Блог как феномен культуры // Журнал социологии и социальной антропологии. 2007. Т. 10 (Спецвыпуск). С. 66–76.

Шерстобоева Е.А., Павленко В.Ю. Тенденции в регулировании российской блогосферы // Медиаскоп. 2015. Вып. 4. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2039

Шляховой Д.А. Жанровые характеристики блогов как электронных средств массовой коммуникации // Вестн. Российск. ун-та дружбы народов. Сер.: Теория языка. Семиотика. Семантика. 2017. Т. 8. № 4. С. 939–948.

Яновская Г.В., Кочеткова О.Л., Остапенко А.А. Молодежные блогеры как проводники идей и смыслов в подростковой среде // Акценты. Новое в массовой коммуникации. 2017. Вып. 7–8 (150–151). С. 17–31.