Languages

You are here

Генезис и социальная сущность связей с общественностью: актуальные реалии в условиях транзитивности

Научные исследования: 

Ссылка для цитирования: Горохов В.М., Шилина М.Г. Генезис и социальная сущность связей с общественностью // Медиаскоп. 2019. Вып. 4. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2590

 

© Горохов Владимир Маркович
доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой рекламы и связей с общественностью факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова (г. Москва, Россия), reklama202@mail.ru

© Шилина Марина Григорьевна
доктор филологических наук, профессор кафедры рекламы, связей с общественностью и дизайна РЭУ имени Г.В. Плеханова (г. Москва, Россия), marina.shilina@gmail.com

 

Аннотация

В статье рассматривается динамика развития связей с общественностью в России, представлены данные об основных этапах их становления. Особое внимание уделено трансформации PR-деятельности в медиатизированном обществе. Предлагается актуальная версия категориального аппарата научного знания в сфере связей с общественностью. Российские связи с общественностью в посткризисных и транзитивных условиях получают теоретико-методологические обоснования для дальнейших исследований.

Ключевые слова: связи с общественностью, трансформация, генезис, социальные коммуникации, посткризис, транзитивность.

 

Генезис российских связей с общественностью: посткризисные трансформации

Генезис российских связей с общественностью до сего дня изучен недостаточно полно, с теоретической точки зрения, несмотря на значимость подобного ракурса для любого исследования индустрии. Исследования в данной области существенно затрудняют неструктурированность практик, отсутствие значимых актуальных общетеоретических работ.

Систематизация информации о становлении и развитии связей с общественностью, их периодизации проводилась по итогам первого десятилетия PR-деятельности в России практиками (Моисеева, 1997) и теоретиками (Азарова, Шишкин, 1998; Бочаров, 2007; Шишкин, 2004; Шишкина,1999).

В конце 1990-х гг. в становлении связей с общественностью были выделены три этапа начального периода развития РR в России (Моисеева,1997):

1988−1991 гг. − зарождение деятельности паблик рилейшнз (появление PR-служб в госструктурах, московских отделений международных PR-агентств);

1991−1995 гг. − становление (развитие политконсалтинга как основного направления PR-деятельности, проведение масштабных мероприятий, адаптация зарубежного опыта, появление специальности «связи с общественностью» в вузах, организация Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО);

1996−1997 гг. − качественный скачок в развитии PR, обусловленный характеристиками сформировавшегося нового информационно-коммуникационного пространства, усложнение институциональной деятельности.

Зафиксированную периодизацию начального этапа развития СО можно отнести к формату версий, поскольку она не имеет типологической основы.

Теоретические основания для описания развития связей с общественностью в 1998 г. были даны Л.В. Азаровой и Д.П. Шишкиным (1998: 102) (см. также: Шишкин, 2004), которые выделили некоторые характеристики становления профессиональной деятельности в 1990-х гг. В частности, различные периоды развития отечественных связей с общественностью петербургские исследователи предлагают связывать с формированием корпоративной идентичности, с отделением от смежных видов деятельности – маркетинга, рекламы, журналистики; с формированием первоначального рынка профильных образовательных услуг; с переходом от односторонних моделей деятельности к более сложным.

Следующая попытка периодизации была предпринята в начале 2000-х гг. М.А. Шишкиной (1999) на основе предложенных ею признаков связей с общественностью как социального института, к которым исследователь отнесла следующие: определение круга субъектов, вступающих в стабильные отношения с формализованными организациями; наличие специфических социальных норм и предписаний, регулирующих поведение людей в рамках социальных институтов; наличие социально значимых функций института, интегрирующих его в социальную систему. Периодизация, основанная на выше обозначенных предпосылках, выглядела следующим образом:

1988−1991 гг. − доинституциональный период (оформление первых признаков института; выделение субъектов профессиональной сферы, возникновение отношений между ним и обществом);

1991−1994 гг. − первичная институализация, появление специальности 022000 «связи с общественностью» в государственном образовательном реестре, более 400 официальных РR-структур, создание РАСО;

1994−2000 гг. − вторичная институализация, формирование социальных норм и предписаний, регулирующих поведение участников социального института РR, принятие Декларации профессиональных и этических принципов в области связей с общественностью в 1994 г., Хартии принципов сотрудничества и конкуренции в 1997 г., формирование нормативно-правовой базы − Федеральные законы «О рекламе», «Об информации, информатизации и защите прав информации», «О порядке освещения деятельности органов государственной власти средствами массовой информации» и т.д. в 1995 г., вступление в Европейскую конфедерацию РR в 1997 г. − начала сотрудничества с Американским обществом РRRSА, проведение первых профессиональных конкурсов / утверждение национальной премии в области развития общественных связей «Серебряный Лучник» в 1997 г., проведение конференции и Дней РR в 1997 г., развитие просветительской, профессионально-этической, популяризаторской деятельности, исследований рынка РR-услуг, легализации профессиональной сферы.

Отметим, что маркировка этапов развития связей с общественностью в России как стадий первичной и вторичной институализации до сего дня представляется недостаточно четкой, поскольку нет точных характеристик и даже семантической ясности с понятиями «институализация», «первичный», «вторичный» в обозначенном контексте.

Исследования истории связей с общественностью в отечественной специальной литературе представлены достаточным количеством работ, в том числе обзорного характера (Кужелева-Саган, 2004). Наиболее полный учебник по связям с общественностью московских ученых А.Н. Чумикова и М.П. Бочарова начиная с первых изданий (см. напр., 2007) содержит главу о СО в России. Авторы называют вехами в развитии отечественных связей с общественностью возникновение первых агентств и РАСО, других общественных объединений, корпоративных субъектов рынка связей с общественностью, подразделений в государственных организациях. В главу о генезисе связей с общественностью вошли также подразделы: «Образование в области РR», «Главные отраслевые мероприятия», «Издания по РR», «Профессиональные конкурсы»; новым является подраздел «РR в регионах».

Петербургские исследователи А.Д. Кривоносов, М.А. Шишкина и О.Г. Филатова также предлагают сходную периодизацию (2018).

Компаративный анализ предложенных в отечественной литературе по связям с общественностью версий периодизации, при всех отмеченных с позиций сегодняшнего дня проблемах, позволяет выделить общезначимые характеристики истории российских связей с общественностью с 1988 по 2000 гг.: сходные даты и сроки периодов; значимые для индустрии факты, ставшие вехами на пути ее развития.

 Накопившийся с начала 2000-х гг. эмпирический материал, усложнение и трансформация практик, развитие научного знания о связях с общественностью – все это обусловило необходимость нового уровня осмысления, соответствующего более сложным парадигмам социальной и профессиональной коммуникации в XXI в.

Периодизация развития российских связей с общественностью с начала века до кризисного периода была предложена на основе комплексной оценки внутренних и внешних факторов в их взаимовлиянии и взаимозависимости, с учетом трансформации социальных, экономических, политических реалий (Шилина, 2012). Докризисная периодизация представлена следующим образом:

1988−1991 гг. − переломный период в отечественной экономике и политике определяет формирование первых практик связей с общественностью; появление первых проектов в данной сфере; объекты и субъекты коммуникации структурированы в неполной мере; аудитории − узкие, порой точечные; коммуникационные модели однонаправленные. Данный период обозначен как доинституциональный;

1991−1995 гг. − формирование новых отношений в российском обществе, в первую очередь политических, необходимость и востребованность со стороны государства профессиональных коммуникантов СО в сфере политики; появляется специальность 022000 «связи с общественностью» в государственном образовательном реестре; формируются более 400 официальных структур связей с общественностью; учреждается РАСО; профессиональная деятельность в достаточной мере влияет на формирование ситуации в обществе, обладает характеристиками стратегической деятельности; объекты коммуникации − институциональные и неинституциональные (что приводит к распространению термина «черный пиар» для обозначения некоей неэтичной деятельности, принимаемой за связи с общественностью); модели коммуникации односторонние и двусторонние асимметричные; происходит расширение аудитории институциональной деятельности. Данный период был обозначен как первый этап – политтехнологический;

1996 −2000 гг. − политическая, экономическая, социальная стабилизация всех уровней отношений в обществе; выход бизнеса на мировые рынки требует коммуникационного сопровождения и формирования эффективных практик связей с общественностью, открытых для российского и международного сообщества; превалируют связи с общественностью в бизнесе и политике; происходит формирование нормативной базы деятельности СО; профессиональная деятельность приобретает инструментально-технологический характер; существенно расширяется субъектно-объектная сфера; модели коммуникации − односторонние и двусторонние асимметричные. Интернет в России пока не распространен широко, практики СО в Сети немногочисленны, интернет-ресурсы не включаются в медиамикст связей с общественностью. Данный период был обозначен как второй этап − бизнес-технологический;

 2000−2010 гг. − экономика и общество находятся по-прежнему в состоянии транзита; при этом результативные процессы стабилизации, укрепления вертикали власти, формирования системы регулирования политических процессов; в структуре связей с общественностью происходят изменения: политические связи с общественностью становятся прерогативой государства, стратегические цели которого если и декларируются, то не имеют адекватного коммуникационного сопровождения; бизнес все более зависит от политики, что требует внешней коммуникационной поддержки, особенно в кризисных ситуациях; укрепление позиций государственного сектора в обществе сопровождается развитием СО государственных структур. Связи с общественностью выполняют инструментальную маркетинговую функцию. Профессиональное сообщество по-прежнему слабо консолидировано в национальном масштабе, однако в регионах процессы формирования практик связей с общественностью более активны (создание агентств, проведение профессиональных конференций, конкурсов и т.д.). Модели коммуникации − односторонние и двусторонние асимметричные. Появляются проекты связей с общественностью в Интернете, в первую очередь корпоративные; с развитием господдержки, появлением государственных проектов, например «Электронной России», развивается интернет-сопровождение деятельности госорганов. Третий этап обозначаем как маркетингово-технологический.

Обозначенные выше характеристики связей с общественностью в целом сохраняются. Однако за минувшее десятилетие индустрия переживает кризисные ситуации, выход из которых достаточно сложен до сего дня.

В 2019 г. посткризисный этап все еще продолжается. Так, согласно индустриальному исследованию агентства Buman Media1, бюджеты на PR, упавшие в 2018 г. до самой низкой отметки за последние пять лет, так и не восстановились до уровня 2014 г.; наиболее востребованными навыками PR-специалистов названы кризисные коммуникации (15%) и владение маркетинговыми технологиями (14%). Достаточно большое количество компаний (21%) не выделяют денег на PR, у 26% корпораций годовые бюджеты не превышают 2 млн рублей. 20% опрошенных указали, что бюджет составляет от 2 до 7 млн руб. 20% не указали объемы расходов на СО. Тем не менее в 2019 г. 13% компаний тратят на коммуникации более 7 млн руб. (в 2018 г. – 3% компаний). Лидируют по PR-бюджетам ИТ, ритейл и телеком. Второй по значимости задачей PR (после создания доступного и вовлекающего контента) названо внедрение современных PR- и маркетинговых технологий (13%), хотя бюджет на него выделили всего 4% компаний. То есть индустрия все еще функционирует в маркетинговой парадигме и границы посткризисного этапа остаются открытыми.

Исследование и комплексная оценка генезиса связей с общественностью, основанная на изучении СО в общей медиаструктуре России, позволяет сделать ряд выводов: исторически связи с общественностью в современной России формировались как прикладная деятельность в сфере политконсалтинга и маркетинга; как стратегическая деятельность начали рассматриваться в последние годы, когда эксперты отметили появление таких функций, как связи с инвесторами, связи с органами государственной власти и т.д.; актуальные практики связаны в большей мере с корпоративными СО и PR государственных структур, с уменьшением доли политконсалтинга; специалисты используют в первую очередь вертикальные, односторонние, двусторонние асимметричные, то есть устаревшие, с точки зрения развитых рынков, модели коммуникации. Интернет-коммуникация, продуцирующая принципиально иные − горизонтальные, гетерархические, субъект-субъектные – модели, используется все активнее (в частности, согласно мнению экспертов Buman Media, среди наиболее эффективных инструментов для коммуникации с целевой аудиторией лидируют соцсети (23%)). Однако данные по влиянию интернет-коммуникации на генезис связей с общественностью в индустриальных и академических исследованиях отсутствуют.

 

Связи с общественностью: социальная сущность практик в условиях транзитивности

Для определения базовых понятий и структурирования категориального аппарата в сфере связей с общественностью рассмотрим актуальные параметры СО.

Научные исследования, рассматривающие институционные связи с общественностью во взаимосвязи с общенациональными и мировыми экономическими, политическими, социальными процессами, пока не проводились комплексно. Среди причин сложившейся ситуации укажем внешние: молодость институциональной деятельности, относительно небольшое количество профессиональных структур СО − отсутствие спроса на подобные исследования у субъектов индустрии и властных структур, а также отсутствие интереса у СМИ и аудитории к результатам подобных исследований; определяющая внутренняя причина – невысокий уровень теоретико-методологической базы (отметим, что первое комплексное измерение параметров институциональных связей с общественностью в России впервые проведено в 2007 г.2 (в мире − в 2004 г.3)).

Практики демонстрируют широкий спектр видов институциональных коммуникаций: маркетинговую активность, интегрированные коммуникационные программы, а также коммуникационный аудит; консультирование; копирайтинг; корпоративные, кризисные, финансовые коммуникации; связи со СМИ; отношения с общественными некоммерческими, неправительственными организациями; отношения с государственными органами; отраслевые связи с общественностью; коммуникации с лидерами общественного мнения; организация и проведение специальных мероприятий. В последнее время развиваются связи с инвесторами, коммункиации в финансовой сфере, брендинг территорий и т.д. Таким образом, полипредметность российских связей с общественностью очевидна.

Несмотря на макроэкономические трудности, параметры экономики становятся более щадящими для бизнеса и прогнозы относительно будущего мировой индустрии связей с общественностью скорее оптимистичны. Появление программ цифровой экономики, новых антикризисных моделей бизнеса требует инновационного коммуникационного сопровождения, где СО отводится ключевая роль в работе с аудиториями. Кризис потребовал от корпораций, финансовых институтов, государственных организаций не только активных антикризисных коммуникаций, но и реструктуризации работы с внутренними и внешними целевыми аудиториями по поддержанию (и восстановлению) репутации.

Наиболее перспективным направлением эксперты по-прежнему считают связи с общественностью в Интернете, несмотря на то, что чистая прибыль, полученная от данного направления агентствами за год, никогда не превышала 5−15%. Главным направлением интернет-деятельности СО будет оставаться формирование репутации в Сети. Эксперты ожидают, что будет интенсивный рост (свыше 10%) в сфере интернет-СО, связанный с увеличением числа заказов, расширением инструментария связей с общественностью и, конечно, с развитием технологий.

Проведенный нами опрос индустриальных экспертов (n=10, 2019)4 позволяет зафиксировать ряд результатов, значимых для характеристик СЩ в России. В частности, уровень развития индустрии эксперты оценили на среднем уровне (вполне развит – 60%, недостаточно развит − 30%, не развит − 10%); новейшие практики отражают тенденции функционирования СО как элемента интегрированных коммуникаций, что характерно для развивающих индустрий (60%), однако стратегические функции СО востребованы (40%); интернет-коммуникация, особенно в социальных сетях, становится все более эффективным инструментом (80% респондентов).

 Использование в профессиональной деятельности Интернета с его гетерархическими моделями позволяет изменить традиционные матрицы маркетинговой асимметричной коммуникации, характерные для отечественных СО, а также реализовать принципиально новые форматы взаимодействия с общественностью в публичном пространстве, что повышает значимость индустрии в социуме.

Актуальное состояние отечественных связей с общественностью возможно определить как транзитивное (что подтвердила ежегодная конференция Российской Ассоциации связей с общественностью «Дни PR» 13 декабря 2019 г., на которой ведущие эксперты именно так обозначили ключевую особенности индустрии5).

 

Базовые категории связей с общественностью в условиях транзитивности

Связи с общественностью являются социальной коммуникацией, то есть процессом передачи информации и обмена ею между социальными акторами (индивидами, группами) по различным каналам с помощью различных коммуникативных средств (вербальных, невербальных, проч.), в ходе которого происходит формирование новых смыслов.

Отечественные теоретики, после знаковых исследований Петербургской школы PR на рубеже веков, пока не пришли к единому мнению в понимании актуальной сущности связей с общественностью, не предложили непротиворечивые концепции, систему категорий.

Связи с общественностью традиционно относят к публичной коммуникации, обозначая ее в качестве субстанции СО. Предмет связей с общественностью можно обозначить как социальные практики связей с общественностью (публичные и непубличные), которые служат целям СО, гармонизации социального взаимодействия в обществе.

Основной целью связей с общественностью является гармонизация процессов в обществе с учетом гло­бальных социальных стратегий, достигаемая инсти­туциональными коммуникационными средствами. Предложенное понимание цели формирует понима­ние содержания деятельности связей с общественностью.

Гармонизация социального дискурса предусматривает коллаборативную модель связей с обще­ственностью: классическое понимание связей с обще­ственностью как управления (менеджмента) социальной ком­муникацией определяется сегодня не манипулятивной верти­кальной, а гетерархической коллаборативной парадигмой, учитывающей активную аудиторию; опти­мальным инструментом и средой для реализации подобных стратегий является Интернет.

Каковы характеристики объектов связей с общественно­стью? Общественность, в соответствии с классическим определением (Шишкина, 1999: 65), трак­туется как совокупность индивидов и социальных общностей, которые функционируют в публичной сфере и которыми дви­жут некие общественные интересы и ценности.

Однако с развитием новых каналов коммуникации происходит изменение всех элементов СО и, в первую очередь, данной категории. Включение индивидов / социальных акторов в широко понимаемую общественность определено рядом усло­вий: наличие общего интереса, осознание этого интереса как общего, представленность общей цен­ности в публичном дискурсе. Данные параметры отражают условия включения в категорию «общественность» как субстанциональных субъектов, так и институциональных.

Кардинальным является изменение роли общественности в коммуникационном процессе в качестве активной аудитории. Так, участие в социальной коммуникации просьюмеров как акторов, в первую очередь благодаря Интернету, существенно меняет условия коммуникационного процесса, поскольку меняются границы и конфигурация уровней и групп общественности. В модели комму­никации общественность все чаще оказывается не объектом воздействия, а самостоятельным субъектом, фор­мирующим коммуникацию наравне со специалистами по связям с общественностью.

Развитие активности аудитории изменяет характеристики различных групп общественности, спектр функций которых изменяется и влияет на содержание институцио­нальной деятельности.

Наряду с так называемой широкой общественностью в классических концепциях вводится понятие «целевая обществен­ность», которое традиционно трактуется как «элемент широ­кой общественности, интересы и ценности которого связаны с рыночной, социально-политической или иной, имеющей публичный статус, деятельностью субъектов PR» (Шишкина, 1999: 70).

Распространение социально ответственных стратегии и гомогенных горизонтальных коммуникаций изменяют как понятие «общественность», так и понятие «целевая общественность», поскольку появляется необходимость включить в дефиницию такую характеристику, как «активный статус общественности».

Целевая общественность, которая традиционно в иерархической коммуникации представлялась объектом воздействия в гетерархической коммуникации, может выступать полноправным участником и даже субъектом СО. В первую очередь, как было отмечено выше, это возможно благодаря использованию интернет-коммуникации.

Существенными факторами, влияющими на трансформации классических характеристик общественности, становятся прозрачность и открытость современного коммуникативного пространства, что создает предпосылки включения индивида в коммуникацию любого уровня и формата.

В условиях цифровизации, распространения Интернета следует говорить о формировании принципиально нового содержания понятия «целевая общественность», которая априорно может рассматриваться как синоним общественности как таковой. Впрочем, целевая общественность, особенно в новейших коммуникационных условиях, благодаря Интернету и мобильному доступу, может состоять из одного реципиента.

В современном обществе, где саморазвитие индивида является важным условием экономического и социального развития, эта тенденция будет усиливаться, возникает принципиально новый формат целевой индивидуальной моноаудитории, и, возможно, возникнет потребность в соответствующем формате коммуникации связей с общественностью.

Итак, целевую общественность определим как часть общественности, интересы и ценности которой формируются совместной деятельностью субъектов связей с общественностью и самой общественностью в публичном пространстве; целевая общественность выступает как равноправный субъект коммуникационного процесса.

Типологически целевая общественность подразделяется на внешнюю, внутреннюю, смешанную, однако такое разделение условно, поскольку внутренняя аудитория, профессиональные коммуниканты СО в глобальной инфосфере априорио включаются в общие процессы ad vice versa. По критерию приоритетности можно выделить ключевую целевую общественность (аудиторию), вспомогательную целевую общественность (аудиторию).

Характеристикой активности аудитории становится степень ее вовлеченности в процесс коммуникации СО, что позволяет ввести ранжирование, например, выделить лидеров мнений, трендсеттеров, а теперь и виртуальных корпоративных инфлюенсеров, которые функционируют в социальных сетях в Интернете благодаря специальным программам (Кувшинова, 2019).

Системность в решении научной проблемы в исследовании позволит определить характеристики связей с общественностью в их взаимодействии, поскольку основное свойство системы − не просто функционирование, но формирование на основе синергетического взаимодействия всех элементов принципиально нового состояния системы. Так, применение системного подхода в исследовании И.П. Кужелевой-Саган (2011) при моделировании науки о связях с общественностью как открытой когнитивной системы дало возможность сформировать классические, неклассические, постнеклассические ее проекции.

Система усложняется и иерархизируется, обретает новые свойства и системные качества. Среди характеристик системы связей с общественностью назовем динамическую эквивалентность, эквипотенциальность, Существенными элементами системы являются институты образования, связующим звеном − теории всех уровней.

Кардинальные изменения вносят активные аудитории, которые ранее являлись объектом управления, а сегодня оказываются равноправными участниками − субъектами процесса коммуникации. В итоге управляющая и управляемая подсистемы связей с общественностью оказываются связанными не по классическому общему принципу управления – вертикальному, чаще без обратной связи, − а равноправно.

Трансформируется функция контроля в системе связей с общественностью, которая ранее предполагала проверку, поощрение, санкцию управляющего субъекта. Следовательно, классические парадигмы системы связей с общественностью как подсистемы социального управления уже не соответствуют в должной мере актулаьным коммуникационным реалиям.

Рост объемов интернет-коммуникации в общем коммуникационном миксте связей с общественностью, техническая и контентная конвергенция, обусловливающие появление новых форм взаимодействия, позволяют заключить: Интернет становится все более значимой коммуникацией системы связей с общественностью. Однако в цифровом датифицированном пространстве эффекты Интернета парадоксальны и обусловливают асимметрию моделей коммуникации, что становится новым вызовом для индустрии (Shilina, You, 2019).

Существенным для функционирования системы связей с общественностью можно назвать социальный контроль, субъектом которого рассматривается каждый, кто действует в интересах широко понимаемого общества. Социальный контроль в системе связей с общественностью в данной работе мыслится как совокупность процессов, обеспечивающих ее устойчивость и управление входящими в нее субъектами: индивидуумами, группами, институтами, то есть как широко трактуемую обратную связь. Введение понятия контроля

и обратной связи важно для любой системы, особенно для определения схем налаживания и функционирования адаптационного механизма различных частей системы. В данную сферу контроля вовлечены специалисты по связям с общественностью.

 Таким образом, российские связи с общественностью в посткризисных и транзитивных условиях получили некоторые теоретико-методологические обоснования для дальнейших исследований.

 



Примечания

  1. Исследование Buman Media и HeadHunter: чем живет рынок PR-коммуникаций России в 2019 году// Cossa. 21.07.2019. Режим доступа: https://www.cossa.ru/news/238217/
  2. Данные доступны на сайте АКОС. Режим доступа: http: //www.akos-icco.ru. Мировые и отечественные исследования не представляются универсальными в силу ряда объективных обстоятельств: цели и характер исследования определяют его заказчики, как правило агентства или ассоциации агентств СО, что диктует выбор вполне определенных точечных задач, тем, набора вопросов.
  3. СО в экономически развитых странах структурированы, регулируемы, измеряемы. Однако комплексные исследования европейских и мировых связей с общественностью также не являются достаточно системными и методологически выверенными, поскольку профессиональные ассоциации собирают данные по тем параметрам, которые считают актуальными в определенный момент времени (например, уровень занятости является одним из ключевых показателей, особенно в кризис, и ему отводится в исследовании не меньше внимания, чем причинам или падению индустрии).
  4. Исследование представляет опрос и серию интервью с экспертами индустрии (академические исследователи, n=4 и практики, n= 6, 2019), результаты частично представлены в данной статье.
  5. Материалы интервью из личного архива М.Г. Шилиной. 2019. Дек., 13.

 

Библиография

Азарова Л.В., Шишкин Д.П. Потенциальная потребность в специалистах по связям с общественностью: Опыт эмпирического исследования // Человек в контексте культуры. СПб: Изд-во ЛЭТИ, 1998. С. 102−103.

Бочаров М.П. История паблик рилейшнз: нравы, бизнес, наука. М.: РИП-холдинг, 2007.

Кривоносов А.Д., Филатова О.Г., Шишкина М.А. Основы теории связей с общественностью. СПб: Питер, 2018.

Кувшинова Д.Д. Виртуальный инфлюенсер как инструмент рекламы: генезис, характеристики, функции // Les communications a l'epoque de transformation numerique. Paris: L'Harmattan, 2019. С. 84−87.

Кужелева-Саган И.П. Генезис и история паблик рилейшнз: анализ интерпретаций. Томск: Дельтаплан, 2004.

Кужелева-Саган И.П. Научное знание о связях с общественностью (PR): Философский анализ. М.: Либроком, 2011.

Моисеева В.В. Развитие российского рынка связей с общественностью // Маркетинг и маркетинговые исследования в России. 1997. № 5. С. 33−38.

Чумиков А.Н., Бочаров М.П. Актуальные связи с общественностью. СПб: Питер Пресс, 2007.

Шилина М.Г. Текстогенные трансформации инфосферы. Методологический эскиз становления Интернета. М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2012.

Шишкин Д.П. История PR в России: проблемы периодизации // Петербургская школа PR: от теории к практике. Вып. 2. СПб: Политехника, 2004. С. 143–50.

Шишкина М.А. Паблик рилейшнз в системе социального управления. СПб: Изд-во СПбГУ, 1999.

 

Shilina M.G., You K. (2019) Data-Driven Asymmetry of Communication on Digital Economy and Datafied Society. In : Les communications a l'epoque de transformation numerique. Paris: L'Harmattan, pp. 147−151.