Languages

You are here

Сбор скандинавами информации и новостей в древности и в Средние века

Научные исследования: 
Авторы материалов: 

Ссылка для цитирования: Новицкая И.Я. Сбор скандинавами информации и новостей в Древности и в Средние века // Медиаскоп. 2019. Вып. 3. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2568

 

 

© Новицкая Ирина Яновна
кандидат филологических наук, младший научный сотрудник лаборатории по изучению зарубежной журналистики факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова (г. Москва, Россия), novija@yandex.ru

 

Аннотация

В статье впервые рассматривается протожурналистика Скандинавии и Швеции с целью изучения возможностей сбора и распространения информации в древности и в Средние века, до начала Нового времени. Статья актуальна тем, что последовательно прослежен путь протожурналистики с времен до нашей эры, определена роль Римской империи в создании скандинавского информационного пространства, изучены особенности сбора и распространения информации скандинавскими викингами, скальдами и людьми Средневековья.

Ключевые слова: древние новости, викинги, скальды, средневековая информация, рукописные информационные издания.

 

Актуальность исследования протожурналистики

С понятием «журналистика» у нас связано представление об обилии печатных периодических изданий: газет, журналов, периодических интернет-изданий, то есть реалий сегодняшнего дня. Колоссальное количество тем и периодики настоящего времени дает возможность с успехом исследовать современную журналистику. А вот с исследованием журналистики прошлого все обстоит гораздо сложнее. Многие издания прошлых лет безвозвратно утрачены. В Швеции с газетно-журнальной продукцией прошлого дела обстоят неплохо. Там созданы все условия для хранения старинных периодических изданий. Многие из них переводятся в электронную форму. Но и там есть свои проблемы. Одна из них – фрактура, старинный готический шрифт, использовавшийся в печати до начала ХХ в. С фрактурой сейчас знакомы лишь специалисты. Да и шведский язык до XIX в. значительно отличается от современного шведского языка.

Временем рождения шведской журналистики является XVII в., когда в этой стране появилась еженедельная почта, дававшая возможность получения и обработки значительного количества информации из разных стран мира. Она распространялась сначала в рукописных, а затем в печатных информационных почтовых газетах. А как было в до-почтовое время? Как тогда люди узнавали о событиях у себя в стране и за рубежом? Сведений по протожурналистике Скандинавии и Швеции почти нет. Эти сведения приходится собирать по крупицам, в основном в разных исторических источниках, чтобы затем создать общую картину сбора и распространения информации в древности и в Средние века. Краткие сведения о протожурналистике Скандинавии в целом и в Швеции, в частности, содержатся и в некоторых журналистских статьях, печатающихся в специальных исторических газетах для шведских иммигрантов, а также в научных изданиях по журналистике прошлых веков.

Таким образом, теоретическую и эмпирическую базу статьи составили 1) труды российских исследователей: А.С. Кана (1971), М.М. Козловой (1999), Г.В. Воронковой, Игн. Ивановского и М.И. Стеблин-Каменского (1978), С.А. Михайлова (2003), А.А. Назарова (2003), И.Я. Новицкой (2008, 2009, 2011, 2013, 2015), Н.У. Кумелавшили (2011), Г.В. Прутцкова, (2012); 2) бакалаврская ВКР К.Д. Черниковой (2017) и магистерская диссертация А.Л. Ким (2018); 3) оригинальные работы шведских историков, изучающих древность и Средние века: А. Клеве (1960), А. Фредшё (1943), Е. Хъерне (1952), С. Лундквиста (1960), Л.А. Стенбергера (1964); 4) оригинальные работы шведских авторов книг по истории Швеции: Я. Мелина, А.В. Юханссона и С. Хеденборг (1997), А.О. Лагерквиста (2001), Й. Вейбулля (1993); 5) оригинальные работы исследователей шведской журналистики прошлого и настоящего: К.Ё. Хольмберга (2000), И. Оскарссона (1998), К.Э. Густаффсона (1998) и П. Рюдена (1971); 6) материалы иммигрантской газеты Svensk historia På lätt svenska («Шведская история на облегченном шведском языке»).

Главными методами исследования стали: метод культурно-исторической школы

И.-А. Тэна, в которую входят и ученые Швеции, контент-анализ СМИ Швеции разных времен, оригинальных статей и прочих материалов по истории и журналистике Швеции, комплексный сравнительный анализ.

 

Сбор информации древними поселенцами Скандинавии до нашей эры

Весь окружающий нас мир по сути своей является миром информационным. Неудивительно, что люди издавна, еще в до-журналистском обществе, собирали, накапливали и передавали друг другу информацию.

Считается, что первые поселенцы пришли на территорию Скандинавского полуострова − самое позднее − 12 000 лет до н. э. Это была большая миграция охотников-собирателей, которая шла с юго-запада и юга, т.е. со стороны современной Дании и Европы (подр. см.: Stenberger, 1964). Мигранты выяснили также, что на территории Скандинавии много крупных стадных млекопитающих, особенно северных оленей. Так что мясной пищи здесь было достаточно. Миграция шла волнообразно, поскольку новые мигранты получали информацию от прежних о том, что территория современного Скандинавского полуострова стала пригодна для жизни после оледенения. Шведские историки считают, что люди появлялись на территории этого полуострова и ранее, когда он еще не был пригоден для жизни, и уходили, передавая другим путешественникам информацию обо всем, что узнали сами.

Кроме того охотники позднего палеолита передавали друг другу важную информацию о сезонных миграциях оленьих стад.

Об умении древних людей обмениваться информацией свидетельствует и тот факт, что приморские и приречные культуры Скандинавии среднего каменного века – мезолита – такие, как Маглемосе и Эртебёлле в Дании и на юге Скандинавского полуострова, Комса и Фосна на Атлантическом побережье Норвегии, Сандарна в юго-западной Швеции, − отличались большим сходством: изготовлением грубых каменных орудий труда, включавших кремневый топор, изготовлением похожих изделий из кости и рога, производством луков и стрел, а также лодок-однодеревок. В это же время древние скандинавы приручили собаку. Сходными были особенности скандинавского земледелия и скотоводства, обустройство быта. Сходством отличалась и культура погребений. Кроме того скандинавы, жившие в различных регионах Скандинавского полуострова и на территории современной Дании, говорили на едином древнескандинавском языке, который позднее развился в шведский, норвежский и датский языки.

Племена древних охотников и рыболовов оставили после себя многочисленные наскальные изображения, так называемые петроглифы. Интересно, что росписи палеолитической эпохи выполнены с большим реализмом – своеобразная живопись древней эпохи. Тогда как наскальные рисунки более позднего времени, начиная с эпохи неолита, выполнены в условной стилизованной манере и больше похожи на письмо, чем на живопись. Ученые считают, что они представляют собой магические знаки, связанные с охотой и рыболовством. На наш взгляд, эти условные рисунки дописьменной эпохи служили кроме того и для передачи информации, так же как и древний рунический алфавит, который, помимо информационной цели, преследовал и цели магические, имея важное сакральное значение.

Древним жителям региона, который впоследствии стал называться Скандинавией или Северными странами, еще в каменном веке была знакома торговля, а вместе с ней – умение собирать и распространять информацию, благодаря чему древние скандинавы знали, куда и что можно «экспортировать», а откуда получать необходимые «импортные товары». Так что торговля в огромной степени способствовала коммуникации, а следовательно, сбору и распространению необходимой информации. Благодаря этой информации древние скандинавы в 1800 г. до н. э. познакомились с мягкими металлами – медью и золотом, а за 1500 лет до н. э. – с бронзой, представлявшей собой сплав из меди (90%) и олова (10%), тогда как на Ближнем Востоке бронза производилась уже за 2500 лет до н. э.

Во времена великого переселения народов (ок. 400–550 гг. до н. э.) умение жителей Севера добывать информацию помогало им находиться в тесном контакте с германскими народностями на Юге и принимать участие в их опустошительных военных походах на континенте. Тесные культурные связи скандинавов с теми же южногерманскими народами и с готами, создавшими руническую письменность на основе алфавита одного из развитых средиземноморских народов, находившихся в составе Римской империи, помогли своевременному получению скандинавами информации об этом, благодаря чему руническая письменность достигла северного региона не позднее III в. н. э. Скандинавские народы писали рунами на доступном материале того времени – дереве и бересте, а мастера рунического искусства – рунмэстаре – вырезали надписи на огромных рунических камнях. И если рунические послания на бересте и дереве были со временем почти совсем утрачены, то рунические камни существуют по сей день. Из высеченных на них надписях люди всех времен узнают немало о военных походах и экспедициях древних викингов, об именах и подвигах воинов, о деятельности именитых людей тех лет и о многом другом.

 

Роль римской империи в создании информационного пространства Древней Скандинавии

Римская империя играла важную роль в создании единого мирового информационного общества. В Древнем Риме была письменность, литература, искусство, развитая государственность, государственная администрация, государственный и дипломатический аппарат, парламент – Сенат, в котором были представлены не только патриции, но и плебеи. Страна имела хорошо организованную профессиональную регулярную армию – пехоту и конницу, в которой молодые люди 17–18 лет проходили обязательную службу, оставляя на время учение. Было в Древнем Риме и развитое законодательство, были транспортные средства и великолепно построенные дороги, растянувшиеся по всему огромному государству на 76 000 км, была достигшая расцвета при императоре Августе быстрая почта: та, которую развозили специальные гонцы-вередарии; пассажирская, когда в специальных повозках везли срочные письма и пассажиров; и, наконец, тяжелая почта, представлявшая собой письма обычной срочности, развозившиеся в тяжело нагруженных повозках, которые тащили волы и мулы (см. рис. 1).


Рисунок 1. Римская почтовая повозка
Источник: http://www.thingshistory.com/rimskaya-pochta-veredarii/

 

В Древнем Риме имелась прекрасно отлаженная система образования, сходная с современной, когда мальчики и девочки начинали свое обучение в возрасте семи лет и проходили три стадии обучения: в начальной, средней и высшей школе. Причем в школе обучали не только детей из бедных слоев населения, но и рабов – с I в. н. э, поскольку с этого времени рабы и вольноотпущенные стали играть немалую роль в экономике, становясь управляющими в имениях, надсмотрщиками над другими рабами, государственными служащими, они занимались торговлей, педагогикой, архитектурой. Женскому образованию римляне также придавали огромное значение, считая, что девочки-римлянки должны быть образованными девицами, причем как потом в Швеции, как и в настоящее время в разных странах, девочки в ряде школ Древнего Рима учились вместе с мальчиками.

Скандинавские страны, находившиеся в древности на задворках Римской Империи, не могли перенять все достижения римлян, несмотря на регулярное получение необходимой информации. Что касается армии, то древние скандинавы, несмотря на огромные способности к воинскому искусству, дальше народного ополчения не продвинулись. Государственный аппарат древние скандинавы тоже не могли построить, поскольку у них еще не было государственности. А когда государственность начала постепенно развиваться, то это была фактически военная демократия. Монархическая система стала складываться в Скандинавии лишь в Средние века. Парламент здесь тоже появился лишь в позднем Средневековье, а вернее даже в начале Нового времени. Но в древности в этом регионе было весьма эффективное подобие парламента, вернее, местных органов самоуправления, − народные тинги, на которых решались все важные дела тех или иных регионов (Новицкая, 2013 (в)). Но, как и в Древнем Риме, в шведских тингах например, а позднее и в работе шведского парламента – Риксдага, принимали участие все без исключения сословия, в том числе и крестьяне.

Поражает также и развитое законодательство скандинавских народов. Швеция, например в древности, не была единой страной. Ее территория разделялась на различные области, ландскапы. И каждый ландскап имел свои развитые законы, тоже взятые, по всей вероятности, из римской правовой системы, но взятые лишь частично и приспособленные к местным условиям (подр. см.: Новицкая, 2013 (а)) (см. рис. 2). Эта рецепция римского права, то есть заимствование различных его положений, осуществлялась многими варварскими государствами Западной Европы, образовавшимися после падения Древного Рима. Причем эта важная правовая информация передавалась дальше как эстафета от одних варварских народов другим. Так, датские викинги во второй половине IX в. завоевали северо-восточную часть раздробленной англо-саксонской Британии, основав там область «датского права» – Денло, но, в свою очередь, тоже подверглись влиянию англосаксонских порядков.

 


Рисунок 2. Наглядная иллюстрация к законодательному разделу «О воровстве» из рукописной книги «Ландслаг» Магнуса Эрикссона, в которую почти в неизменном виде вошли многие части «Старшего Вестъёталагена»1 (подр. см.: Vestgöta-Lagen, 1827).
Источник: http://wadbring.com/historia/sidor/vglag.htm

 

Сбор информации скандинавскими викингами

Многие ученые-историки, разбирая причины внезапной экспансии скандинавских викингов и колонизации ими разных стран и регионов, имевшей место с IX по XI вв., не могут все-таки достаточно полно объяснить, почему начались походы викингов. Наиболее убедительной кажется гипотеза бельгийского историка Анри Пиренна, который справедливо замечает, что Средиземноморье всегда было связующим звеном между Востоком и Западной Европой и, таким образом, являлось центром европейской культуры. А начавшиеся после смерти Магомета в 632 г. мусульманские войны и арабские завоевания в этом регионе от Балкан до Испании способствовали хаосу и усилению в Средиземноморье пиратства, что привело к разрыву связей между Западом и Востоком. В результате чего, как считает Пиренн, для торговли нужно было искать новые пути. Но, по-видимому, дело было не только в этом. В основе развития торговли, культуры, государственности и вообще всех сфер общественной жизни лежит информация, ее сбор и распространение, поэтому во всех развитых странах и в древности, и в Средние века, и в Новое время огромное значение уделялось и уделяется сбору и распространению информации. Когда рухнула Западная Римская империя, в значительной степени осуществлявшая эти функции, многочисленные народы, входившие в ее состав, окружавшие ее или находившиеся с ней в контакте, оказались в состоянии информационного вакуума. А когда еще в результате средиземноморского пиратства прервались связи между странами Западной Европы и Востока, особенно связи с Восточной Римской империей – Византией, то потребность найти новые пути получения и распространения информации стала первостепенной. Без этой информации были невозможны никакие торговые или культурные контакты. Сбором такой информации, по сути дела, и занялись скандинавские викинги. На взгляд современного исследователя, эта основная миссия викингов оказалась завуалированной многими отвлекающими моментами: торговлей, которую викинги вели во время своих экспедиций; грабежами, которые они осуществляли в менее развитых странах; службой, в том числе воинской, монархам разных стран, например Византии и Франкского государства, от короля которого, по имени Карл Простоватый, норвежские викинги получили в постоянное владение целую область – Нормандию. Но как бы там ни было, в течение 250 лет скандинавские викинги осуществляли разные виды коммуникации – политической, коммерческой, военной и т.д. – стран Западной и Северной Европы со странами Востока.

 

Особенности распространения информации скандинавскими скальдами

Информация во все времена делилась на общедоступную, которую необходимо было довести до умов всего населения страны, области, ландскапа, поселения, и на тайную, конфиденциальную, предназначенную для конунгов и узкого круга их приближенных. Чтобы закодировать словесную информацию, необходимы были значительные лингвистические способности. Таковыми способностями обладали скальды, которые функционировали на политической и литературной арене древности и Средневековья с IX по XIV вв. Скальды были скандинавскими продолжателями культуры античных греческих аэдов – «профессиональных», если можно так выразиться, певцов-сказителей (к которым, кстати, принадлежал и Гомер), певших под аккомпанемент струнных инструментов. Подобная преемственность отнюдь не удивительна, ведь скальды были воинами и участвовали в походах викингов, которые доходили до Византии – «из варяг в греки», нередко оставаясь подолгу на службе у византийских императоров, где часто самым ценным оказывалось не материальное вознаграждение, а именно полученная информация, в том числе и о богатой культуре античных времен.

Греческие аэды античности, певшие сказания о богах и воспевавшие подвиги героев, должны были хранить в памяти огромный объем информации. С этой целью они создавали так называемые «формулы», которые употреблялись в устном или письменном тексте неоднократно и выражались словами, представлявшими собой эпитеты, группами слов с явным метафорическим значением и даже целыми стихами. Древние скандинавские литераторы тоже постоянно использовали «формулы», только у них «формулами» назывались именно постоянные стихотворные образования, например двустишия, которые можно было развивать и дописывать, придавая им всякий раз новое содержание. А вот эпитеты, подобные греческим («божественный» = герой, «быстроногий» = Ахиллес, «шлемоблещущий» = Гектор), скандинавские скальды называли «хейти». Однако хейти скандинавов выражались не только эпитетами: «беспредельное», «лучистое», «широкосинее» = небо, «пресветлое», «красное» = солнце, «ущербная», «светлая» = луна, но и метафорическими ассоциациями: «твердь», «высь», «покров» = небо, «круг», «вечное сияние», «лик» = солнце, «призрак», «серп», «счет лет» = луна. Хейти были в основном прозрачны и понятны, в отличие от кеннингов, представлявших собой разновидность метафор в скальдической поэзии, но метафор неясных и малопонятных, которые вполне могли использоваться в качестве шифра для передачи информации, например: «чайка ран» – ворон, «поле тюленя» – море, «страна края сигов равнины» – женщина. А вот виса норвежского скальда Торбьёрна Хорнклови из написанной им в конце IX в. «Глюмдрапы», построенная на соединении различных кеннингов, настолько непонятна, что ее вполне можно принять за шифрованное военное донесение:

«Князь решил на пустоши битвы трески в сражение заклинания непримиримый к жаждущему древу всегда священного пути вступить; до того как возвышающегося солнца Грипнира шума укрепитель повел великолепный в битву верховного жеребца моря лыжи». Если расшифровать все кеннинги, то становится понятно, как за художественным метафорическим облачением скрывается вполне реалистическое сообщение о том, что конунг был непримирим к врагу, когда храбро сражался сначала на суше, а потом на море, причем битву на море он провел великолепно, командуя целой флотилией кораблей. Да скальды и обязаны были, подобно современным журналистам, передавать в своих произведениях совершенно достоверную и объективную информацию.

Неудивительно, что создатели уникального поэтического шифра древности стали ставить свои имена под создаваемыми ими произведениями подобно тому, как в более поздние времена важные изобретения получали имена своих создателей, как, например, азбука Морзе, названная так в честь американского изобретателя и художника Сэмюэла Морзе (1791–1872).

 

Сбор и распространение информации в Средние века

После скальдов в Средние века эстафету в сборе и распространении информации взяли «игруны», как называли в Скандинавии трубадуров, менестрелей и труворов. А еще «игрунов» считали «живыми поющими газетами», поскольку, помимо исторических песен и баллад, они еще «пели новости», т.е. сообщали в песенной форме о происходивших в стране событиях. Нередко такие песни имели ярко выраженную агитационно-пропагандистскую направленность (подр. см.: Новицкая, 2008).

Во времена Средневековья важнейшими информационными центрами страны стали монастыри и церкви. С введением в Швеции католической религии и распространением письменности на основе латыни возникла острая необходимость в грамотных людях. Несмотря на то что рунический алфавит возник здесь еще в древности, руническое письмо носило ярко выраженный сакральный и обрядовый характер. Возникшая же в Средние века письменность на основе латинского алфавита имела ярко выраженный коммуникационный, информационный и просветительский характер. С помощью этого алфавита писались письма, составлялись документы, создавались книги, в том числе учебные пособия для школяров и, конечно же, распространялась информация. Шведские монастыри в Средние века можно назвать не просто религиозными и информационными центрами страны, но также информационно-просветительскими и культурными центрами. У истоков образования в Швеции стояла католическая церковь и духовенство, первоначально немецкого и английского происхождения. Протестантство пришло в эту страну значительно позднее, уже в Новое время, в период правления здесь Густава Васы. Духовенство строило монастыри и организовывало при них школы, а также университеты. В монастыри за образованием и лучшей долей тянулась шведская молодежь обоих полов из беднейшего крестьянства и горожан (см. рис. 3).


Рисунок 3. Монастырь Вадстена, в котором жила известная писательница средневековья Святая Биргитта, глубоко почитаемая не только у себя в стране, но и за рубежом. Источник: Ohlmarks, Åke; Bæhrendtz, Nils Erik. Svensk kulturhistoria: svenska krönikan. Stockholm: Forum, 1993. S. 143.

 

Обучавшихся в монастырях юношей и девушек ждала не только перспектива пополнить собой ряды монахов и монахинь. Девушкам, например, разрешалось выходить замуж за священников, поскольку в раннем средневековье католическим священникам Швеции было дозволено не соблюдать целибат, или за мужчин других профессий. Ведь в монастырях и при монастырях кипела жизнь. Здесь было много архитекторов, строителей, художников, музыкантов и певцов, писателей и поэтов, создававших духовные произведения и проповеди, лекарей, преподавателей разных наук. И, конечно же, здесь накапливалась важная информация по всем вышеперечисленным профессиям и отраслям знания. Наиболее способные юноши Швеции получали возможность обучаться в зарубежных университетах, где они защищали диссертации и становились учеными мужами. У других юношей и девушек, обучавшихся при монастырях, появлялась возможность получить не только образование, но и специальность. Изображения на фресках средневековых церквей и монастырей свидетельствуют о том, что шведские женщины становились не только бело- и златошвейками, помощницами лекарей, но и работали на строительстве храмов, а наиболее талантливые из них обучались художественному ремеслу и расписывали храмы, выкладывали их стены мозаикой (см. рис. 4).

 


Рис. 4. Изображение в церкви Брюнбю (провинция Сконе), на котором отчетливо видны женщины-строители.
Источник: Jenny Flensborg. Lagerqvist, Lars O. Svensk historia. Stockholm: Svenska institutet, Värnamo: Fälth & Hässler 2001. S. 37.

 

В монастырях – и в женских, и в мужских – обязательно существовали писчие приказы, в которых женщины и мужчины переписывали старые книги и создавали новые. К наиболее известным писательницам Средневековья, жившим в монастыре Вадстена, относится Святая Биргитта, получившая широкую известность не только у себя на родине, но и за рубежом (подр. см.: Ohlmarks, Bæhrendtz, 1993: 125–156). Так что монастыри становились вместилищами и распространителями всевозможной информации (подр. см.: Новицкая (2013 (б): 5–13) (см. рис. 5).


Рис. 5. Так, по-видимому, выглядела в молодости Святая Биргитта. Деревянный барельеф на алтарном шкафу в церкви Тёрневалла. В настоящее время находится в Историческом музее в Стокгольме.
Источник: Foto: Lennert Falk. – Lönnroth, Lars; Delblanc, Sven. Den svenska litteraturen. Stockholm: Bonnier Alba, 1993. Обложка.

 

Уже с VI в. н. э. в монастырях стали появляться вестники, которые распространяли информацию из западного религиозного центра – Рима – по всей Европе, включая Швецию. Сначала вестники распространяли только ту информацию, которую папский Рим рассылал крупнейшим европейским монастырям и столичным церквям, а те, в свою очередь, через своих вестников переправляли информацию дальше – в провинциальные монастыри и церкви. И опять же вестники переправляли информацию обратным путем – из провинциальных монастырей и церквей в столичные, а оттуда – в Рим. Со временем вестники, отправляясь в путь, стали за плату передавать из рук в руки частные письма. Особенно преуспели в этой роли нищенствующие монахи, постоянно странствовавшие по всем городам и весям. С помощью этой добровольной «почтальонской» обязанности они значительно пополняли денежные средства монастырей, находившихся в ведении их монашеских орденов.

Позднее и при университетах стал образовываться круг лиц, в чьи обязанности входило снабжать студентов деньгами, едой, одеждой и организовывать их письменные контакты с родственниками. Так в Швеции возникло некое подобие почты, что очень важно, поскольку именно с почтой в более поздние времена оказалась тесно связанной журналистика и производство газет, в первую очередь − еженедельников.

 

Первые рукописные издания по распространению информации

В Средние века в Европе и в скандинавских странах появляются крупные торговые дома, расширяется торговля, а следовательно, у коммерсантов возникает острая необходимость в получении своевременной информации по поводу того, что происходит в международных торговых центрах, куда можно возить свои товары, а куда нельзя, в каких странах ведутся военные действия, а какие живут в условиях мира. Таким образом, стали появляться информационные письма с новостями, которые распространялись даже по абонементам. Это были первые своеобразные, очень популярные написанные от руки «письма-газеты», под названиями Avise, Beylagen, Zeitungen. От обычных писем эти «новостные письма» отличались тем, что все новости и сообщения располагались на строго отведенных им местах, каждое под своей рубрикой, и действительно больше напоминали газету, чем письмо. Когда с появлением типографской техники газеты стали печататься, то они поначалу в точности копировали «новостные письма» и новости в них располагались таким же образом и на тех же местах, что и в письмах (см. рис. 6). Было еще одно значительное отличие «новостных писем» от газет. Хоть письма и рассылались регулярно, но не отличались периодичностью, как газеты. Рассылки производились тогда, когда появлялась оказия. Князья, государственные деятели, представители органов государственной власти, духовенство, руководство университетов, коммерсанты, а также частные лица из дворянства и буржуазии не только получали «письма-газеты», но и держали своих корреспондентов в других городах страны и за рубежом.

 


Рисунок 6. Написанное от руки новостное письмо 1618 г. (слева) и новостное письмо, отпечатанное типографским способом в 1626 г. (справа). Отпечатанное новостное письмо, послужившее впоследствии основой газеты, почти полностью копирует письмо рукописное.
Источник: Den Svenska Pressens Historia. Stockholm: Ekerlids Förlag. S. 25.

 

В XV в. в Скандинавии стали появляться «газеты-листовки», рассказывавшие о различных событиях, случившихся в стране и за рубежом. К старейшим из них принадлежит сохранившаяся до нашего времени листовка, повествующая об осаде турками Родоса, изданная в Оденсе в 1482 г. (Новицкая, 2009).

Период с 1521 г. принято называть Новым временем. Новым потому, что в это время складываются существующие до нашего времени с некоторыми изменениями политическая и религиозная системы государства. С 1521 г., с приходом к власти короля Густава Васы, на смену католицизму приходит протестантизм, который и по сей день является государственной религией Швеции. Но и в XVI в. и даже в XVII в. сохранялись многие элементы феодализма. «По своему социальному развитию Швеция в XVI в. продолжала быть феодальной страной, где, однако, в отличие почти от всех стран тогдашней Балтики, не было крепостного права и где преобладала не частновладельческая, а государственная форма феодального землевладения и эксплуатации» (Шаскольский, 1974: 176). В стране по-прежнему оставалось много феодалов, хотя с основным из них – церковью – было покончено вместе с ликвидацией в стране церковного землевладения. Даже одежда тех лет в общем и целом сохраняла свой прежний феодальный вид. Сбор и передача информации тоже носили средневековый характер.

Периодическая печать, являвшаяся самым ярким свидетельством наступления Нового времени, еще отсутствовала, несмотря на изобретение печатного станка. Однако путь к новому распространению информации прокладывался медленно, но верно. Так, в XVI в. появляется немало листовок новостного, познавательного характера. Первая из известных ныне, датированная 1572 г. и рассказывавшая о комете, была опубликована в 1573 г. (см. рис. 7). В 1598 г. в Швеции появляется первая листовка с политическими новостями, напечатанная на немецком языке, а с XVII в. политические листовки начинают печататься на шведском языке (Новицкая, 2012).

 


Рисунок 7. Одна из старейших шведских листовок неполитического характера, посвященная рассказу о комете. Листовка датирована ноябрем 1572 г. и напечатана в 1573 г.
Источник: Den Svenska Pressens Historia. Stockholm: Ekerlids Förlag. S. 28.

С середины XVI в. о новостях и происходящих событиях стали часто рассказывать в стихотворной форме. Так появилась своеобразная «баллада-газета». Причем явление это не было сугубо скандинавским. Например, в Англии в середине XVI в. насчитывалось уже около 200 баллад журналистского содержания, представлявших собой сообщения о только что случившихся событиях, как, например, о произошедших сражениях, казнях, стихийных бедствиях. Имелись в форме «баллады-газеты» и своеобразные стихотворные анонсы о смерти важного сановника или военачальника (Новицкая, 2008). Стихотворная форма, в которой сообщалась разнообразная информация, на долгие годы стала достоянием журналистики Нового времени.

Как это ни покажется странным, но изобретение Иоганном Гутенбергом печатного станка и развитие типографской техники в XV в. не привело к немедленному возникновению и печатанию периодики. Если учесть, что первое печатное издание вышло в 1454 г., то есть в Средние века, а первая шведская газета появилась уже в Новое время – в 1645 г., то станет понятно, что типографская техника лишь упростила выпуск книг и различных материалов информационного характера, например «писем-газет» и «газет-листовок», но отнюдь не способствовала возникновению периодических печатных изданий. Почему? Да потому, что сбор информации для периодических изданий был тесно связан с почтой, с почтовыми ведомствами. В этих ведомствах и появились первые почтовые газеты, бывшие еженедельными, так как почта в те времена приходила раз в неделю. Таким образом, можно с полным основанием утверждать, что подлинно Новое время наступает в Швеции только тогда, когда сбор и распространение информации начинают осуществляться по-новому − с помощью почтовых ведомств. Но это уже материал другого исследования (Новицкая, 2018).

Итак, из всего сказанного можно сделать следующие выводы.

В древности информация распространялась в основном устно и в меньшей степени визуально – с помощью наскальных изображений, символов, петроглифов. С появлением рунического алфавита, имевшего в основном сакральное, магическое значение, часть информации стала передаваться письменно. В основном это была информация, высеченная на рунических камнях, о погребении и о делах именитых усопших или погибших героев.

Древняя Римская империя сыграла значительную роль в создании скандинавского информационного пространства. От этой империи древние скандинавы заимствовали многое: развитое законодательство, общественное собрание – тинг, а позднее – парламент, систему образования и профессионального обучения, место в котором отводилось и женщинам.

Важное значение в широком распространении информации принадлежит скандинавским викингам, которые в результате усиления пиратства на Средиземном море и разрыва многовековых связей между Западом и Востоком вынуждены были искать иные пути распространения общемировой информации, открыв путь через Россию «из варяг в греки».

Следующий этап развития скандинавской протожурналистики связан с деятельностью скальдов, чья деятельность развивалась на границе древности и Средневековья. Скальды, являвшиеся продолжателями культуры античных греческих аэдов, певцов-сказителей, воспевали те события, свидетелями которых были сами, и героические подвиги скандинавских воинов. То есть первоначально они являлись распространителями устной информации о происходящих событиях. Но в Средние века, когда сами же скальды стали записывать свои произведения, речь уже пошла и о письменном распространении важной информации.

Письменность на основе латинского алфавита, возникшая в Скандинавии и в Швеции в Средние века, носила уже иной – не сакральный, а коммуникационный, информационный, просветительский характер. С ее появлением стало возможно говорить о письменном характере собираемой и передаваемой в период Средневековья информации.

Распространителями письменной информации были монастыри, церкви, университеты, являвшиеся важными религиозными, информационно-просветительскими и культурными центрами Швеции. Однако и устное распространение информации в Средние века тоже имело место. Устную информацию распространяли «игруны», пришедшие на место скальдов, но не имевшие их авторитета, поскольку далеко не всегда исполняли произведения собственного сочинения. К тому же «игруны» не только передавали актуальную информацию, но и выступали с развлекательной целью, «на потребу публики». Распространителями как устной, так и письменной информации были также государственные, монастырские, посольские вестники, а также странствующие нищенствующие монахи.

Лишь с появлением первых рукописных информационных изданий распространение информации приблизилось к современному газетно-журнальному типу, хотя еще и не стало периодическим. Первые периодические издания, информационные почтовые газеты – это уже реалии Нового времени.

 



Примечания

  1. Как явствует из представленной в книге картинке, заниматься воровством гражданам Швеции было в высшей степени невыгодно, так как воровство очень сурово каралось. В лучшем случае вор мог отделаться битьем розгами у позорного столба, в процессе чего получал реальную возможность до конца жизни остаться инвалидом, да еще и безработным, поскольку ни один работодатель не желал связываться с ворами. А в худшем случае вора ожидала малоприятная перспектива быть повешенным, хотя чаще всего казнь через повешение являлась наилучшим выходом из положения для вора, которому после его разоблачения уже нечего было ждать от жизни, кроме как влачить жалкое существование. Кстати, воровство и по сей день остается в Швеции чрезвычайно невыгодным занятием.

 

 

Библиография

Иордан. О происхождении и деяниях гетов. М.: Изд-во восточной литературы,1960.

Кан А.С. История скандинавских стран. М.: Высш. шк., 1971.

Ким А.Л. Развитие формы облегченного чтения (Lättläst) в медийной культуре Швеции. Магистерская диссертация. М., 2018.

Козлова М.М. История журналистики зарубежных стран: учеб. пособие. Ульяновск: УлГТУ, 1999.

Кумелавшили Н.У. История медиакультуры: самоопределение от древности до Нового времени // Культура и цивилизация. 2011. № 1. С. 8−26.

Михайлов С.А. Журналистика стран Северной Европы. Серия: Библиотека профессионального журналиста СПб: Изд.: Михайлова В.А., 2003.

Назаров А.А. Первый век шведской прессы: информационная монополия почтовой газеты // Меди@льманах. 2003. № 2. С. 53−64.

Новицкая И.Я. Возникновение и развитие шведских еженедельников (XVIIXVIII вв.). // Зарубежные еженедельники: история и современность. М.: Фак. журн. МГУ, 2018. С. 30–72.

Новицкая И.Я. (а) Древнее правовое законодательство Швеции (особенности языка и стиля) // Зарубежная журналистика. Ежегодник-2012. М.: Фак. журн. МГУ, 2013. С. 109–150.

Новицкая И.Я. Лубок XVII–XIX веков как часть массовой культуры шведского народа // Сб. «Северная Европа». М.: Наука, 2011. Вып. № 7. С. 328–358.

Новицкая И.Я. Народная словесность Швеции // Народная словесность Швеции: учеб. пособие. М.: Фак. журн. МГУ, 2008. С. 3–70.

Новицкая И.Я. Особенности института цензуры в Швеции до принятия Закона о свободе печати 1766 года // Зарубежная журналистика. Ежегодник-2011. М.: Фак. журн. МГУ, 2012. С. 191–243.

Новицкая И.Я. Особенности качественной прессы прошлого и ее специфические образцы // Качественная пресса в медийных структурах. М.: Фак. журн. МГУ, 2015.

Новицкая И.Я. (б) Первый государственный акт об отмене цензуры в Швеции, узаконенный 2 декабря 1766 года Его Королевского Величества Милостивым Постановлением Относительно Свободы выхода в свет Рукописных и Печатных Изданий: исторические предпосылки и персоналии: учеб. пособ. М.: Фак. журн. МГУ, 2013.

Новицкая И.Я. (в) Развитие системы выборов и становление парламентаризма в Швеции: краткий исторический очерк // Зарубежная журналистика. Ежегодник-2012. М.: Фак. журн. МГУ, 2013. С. 151–187.

Новицкая И.Я. Связь народного лубка с системой массовых коммуникаций Швеции // Зарубежная журналистика. Ежегодник-2008. М.: Фак. журн. МГУ, 2009. С. 175–189.

Прутцков Г.В. Введение в мировую журналистику. От античности до конца XVIII века. М.: Аспект Пресс, 2012.

Скандинавская баллада / подгот. Г.В. Воронкова, Игн. Ивановский, М.И. Стеблин-Каменский / пер. Г.В. Воронкова, Игн. Ивановский Л.: Наука, Ленингр. отдел, 1978.

Черникова К. Д. Скандинавские скальды – носители информации древности, поэты, воины. Бакалаврская ВКР. М., 2017.

Шаскольский И.П. Социально-экономическое развитие в XVI в. (о внешней торговле – Г.А. Новицкий) // История Швеции. М.: Наука, 1974. C. 176.

 

Cleve A. (1960) Istider och människor i Norden. Uppsala: Lundequist.

Fredsjö A. (1943) En fiskescen på en bohuslänsk hällristning. Göteborgs- och Bohusläns Fornminnetidskrift.

Gustafsson K.E. (1998) Från Weckolistan till Metro. Om tidningar och tidnings utgivare under 250 år i Göteborg. Göteborg,

Hjärne E. (1952) Svethiudh. En kommentar till Snorres skildring av Sverige. Namn ock bygd. Stockholm.

Holmberg C.-G. (2000) De första försöken / Nästan bara posttidningen (tiden före 1732). Den Svenska Pressens Historia. Stockholm: Ekerlids Förlag. S. 30–43.

Holmberg C.-G. (2000) Nyhetsförmedling före tidningen / Nästan bara posttidningen (tiden före 1732). Den Svenska Pressens Historia. Stockholm: Ekerlids Förlag. S. 22–29.

Holmberg C.-G. (2000) Posttidningen – statens tidning / Nästan bara posttidningen (tiden före 1732). Den Svenska Pressens Historia. Stockholm: Ekerlids Förlag. S. 43–70.

Lagerqvist L.O. (2001) Svensk historia. Stockholm: Svenska institutet.

Lundkvist S. (1960) Gustav Vasa och Europa. Stockholm: Svenska bokförlaget.

Melin J., Johansson A. W., Hedenborg S. (1997) Sveriges historia: koncentrerad uppslagsbok. Stockholm: Rabén Prisma.

Ohlmarks Å., Bæhrendtz N.E. (1993) Digerdödens, Sankta Birgittas och riddarväsendets århundrade – 1300-talet. Svensk kulturhistoria. Stockholm: Forum. S. 125–156.

Oscarsson I. (1998) Svensk landsortspress 1732–1809. Ständigt dessa landsortstidningar. Göteborg.

Rydén P. (1971) Anteckningar till en svensk presshistorisk bibliografi, Lund.

Stenberger M. (1964) Den forntida Sverige. Uppsala: Almqvist & Wiksell.

Vestgöta-Lagen. (1827) Samling af Sweriges Gamla Lagar, vol. I. Utg. av C.J. Schlyter, H. S. Collin. Stockholm.

Weibull J. (1993) Sveriges historia. Stockholm: Förlags AB Wiken, Svenska institutet.