Languages

You are here

Эволюция модели институционального управления китайскими радиовещательными СМИ

Научные исследования: 
Авторы материалов: 

 

Ссылка для цитирования: Дун Я. Эволюция модели институционального управления китайскими радиовещательными СМИ // Медиаскоп. 2019. Вып. 2. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2544

 

© Дун Яфэн
аспирант кафедры теории и экономики СМИ факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова (г. Сиань, Китай); dongyafeng1984@yandex.ru

 

Аннотация

В статье анализируется эволюция моделей государственной организации станций, органов государственного административного управления и правительственной регламентации на трех этапах экономических реформ китайских радиовещательных СМИ, подробно раскрывается идея институционализации экономических реформ китайских радиовещательных СМИ: сделана попытка придать ясности и научности функциям радиовещания и управления вещательными СМИ. В настоящей статье толкуется и осмысливается сущность экономических реформ радиовещательных СМИ Китая с точки зрения институционализации.

Ключевые слова: экономические реформы китайских радиовещательных СМИ, модель государственного институционального управления СМИ, эволюция.

 

Модель государственного институционального управления на прорывном этапе экономических реформ китайских радиовещательных СМИ (19781991 гг.)

В 1978 г., сообразуясь с общей тенденцией китайских реформ, китайские радиовещательные СМИ тоже начали свои реформы маркетизации и институционализации. Одновременно с постепенным переходом экономической модели радиовещательных СМИ от сугубо бюджетного учреждения к модели функционирования «бюджетной организации с предпринимательским управлением» система государственного административного управления радиовещательными СМИ также претерпела изменения. Ее основными особенностями стали следующие: 1) административное управление вещанием из старой модели «двухуровневой организации станций» развилось до новой модели «четырехуровневой организации станций», была введена административно-территориальная модель управления; 2) произошло разделение между отраслевым управлением телерадиовещанием и печатными СМИ; 3) было обозначено, что по характеру и функциям центральные и местные организации радиовещания на всех уровнях являются как новостными пропагандистскими организациями, так и органами хозяйственного управления.

 

Модель административно-территориального управления «учреждение станций на четырех уровнях, управление на разных уровнях»

До 1983 г. радио- и телестанции учреждали центральное и провинциальные правительства Китая, что именовалось двухуровневой организацией станций. На 11 Всекитайской рабочей конференции по делам радио и телевидения в 1983 г. было предложено реформировать старую модель «двухуровневой организации станций» и начать вводить новую модель – четырехуровневой организации радиовещания, четырехуровневой организации телевизионной трансляции, четырехуровневого комбинированного покрытия, включающего в себя центр, провинции (автономные районы, города центрального подчинения), города (местности, округа) и уезды (города уездного значения). В отношении радио и телевидения были скорректированы административное управление и техническая политика. Такая институциональная реформа государственного административного управления нашла свое проявление в системе управления китайским радиовещанием, а именно: помимо станций, учрежденных центром и провинциями, радиостанции в соответствии с местными потребностями и возможностями могли учреждать города провинциального подчинения и уезды (сомоны). Дело в том, что в то время охват страны центральными и провинциальными станциями был невелик, задачей радиостанций на уровне городов и уездов было ретранслировать программы Центральной радиостанции и провинциальных радиостанций, совместными усилиями покрывать вещанием все города и уезды. Первые уровни в отдаленных провинциях, автономных районах, а при необходимости уездные и городские радиостанции могли также создавать свои собственные радиопрограммы, и, таким образом, сформировалось четырехуровневое комбинированное покрытие (см. рис.). Главной целью было полностью проявить активность в центре и на местах, увеличить инвестиции в радиовещание и расширить охват вещанием. Практика показала, что четырехуровневая организация станций значительно увеличила охват вещанием, способствовала быстрому развитию отрасли вещания, максимально учитывая местные особенности, ощутимо приблизив радиопередачи к местной культуре. В то же время такая ступенчатая организация объективно привела к сегментации рынка радиовещания на основе административного деления, что способствовало внутренней конкуренции в отрасли.

 

Рисунок. Система четырехуровневой организации станций китайского радиовещания
Источник: Фан (ред.), 2009.

 

Реализация хозяйственного курса построения четырехуровневой организации радиовещания на всех уровнях, а в особенности на уездном, продвигалась быстрыми темпами. В 1982 г. в Китае было всего 118 радиостанций и 506 радиопередающих и ретрансляционных станций. После 11 Всекитайской рабочей конференции по делам радио и телевидения, состоявшейся в 1990 г., по всей стране было 640 радиостанций, 673 радиопередающих и ретрансляционных станций (Ши, 2014: 1357). Однако благодаря техническому прогрессу Центральная радиостанция, радиостанции провинциального уровня и телевизионные станции одна за другой перешли на спутниковое вещание, охватив им почти всю страну, и необходимость ретрансляции программ через радиостанции уездного уровня отпала. С 1997 г. Центральное правительство Китая стало строго контролировать учреждение теле- и радиостанций на уездном уровне и устранило разрозненность и дублирование управленческих функций в системе телерадиовещания, в особенности контролировало радиостанции и телестанции уездного уровня. Однако на конец 2007 г. из 2 587 радиотелевизионных транслирующих организаций по всей стране 1 916 составляли радиотелевизионные транслирующие организации уездного уровня, что составляло 74,1%.

Управление радиовещательными организациями в рамках модели четырехуровневой организации станций иерархическое, что означает сочетание отраслевого управления с территориальным с упором на территориальное: органами административного управления осуществляется двойное управление радиовещанием на уровне провинций, городов, уездов и управление сетевым строительством со стороны правительства того же уровня и органов административного управления вышестоящей инстанции, с приоритетом парткомов и правительства на том же уровне. Пропагандистской работой руководит партийный комитет того же уровня, который курируют органы административного управления радиовещанием вышестоящего уровня. Система административного управления СМИ характеризуется сочетанием управления (управление) и организации (ведения хозяйствования): правительственные административные управления всех уровней, отвечающие за радио и телевидение, выполняют функцию организации радио- и телевизионных станций, а также осуществляют над ними надзор и контроль. Они объединяют три функции – пропаганды, хозяйственного строительства и управления и несут полную ответственность за работу по трем аспектам. В системе управления была сформирована система «три в одном»: пропаганда новостей, хозяйственное строительство бизнеса и отраслевое управление (Ши, 2014: 1357). Однако такая модель управления привела к серьезной путанице между хозяйственными и управленческими функциями. Территориально-отраслевые перегородки в СМИ, хаос в управлении радиостанциями на уездном уровне и другие недостатки существенно препятствовали развитию вещательных СМИ в новых условиях. Отталкиваясь от недостатков модели четырехуровневой организации станций и комбинированного покрытия, впоследствии на «сцену» выходит реформа второго этапа радиовещательных СМИ – переход от четырех уровней до двух уровней.

 

Раздельное управление аудиовизуальными и печатными СМИ

На начальном этапе реформ в традиционной медиаиндустрии Китая проявлялось «трехстороннее противостояние» – между культурой, издательскими СМИ и группой радиовещания, кинематографии и телевидения, а внутри каждой отрасли быстро росло количество подразделений. Система управления теле- и радиовещанием оказалась запутанной, их функционирование было крайне нестабильным, имелись высокие издержки на административную взаимосвязь, а общая эффективность была низкой. Поэтому в 1980-х гг. центральные органы власти решили упорядочить и объединить ресурсы. Во-первых, в 1982 г. был издан приказ об объединении культурной и издательской сфер. Министерство культуры, Комитет по культурным связям с зарубежными странами, Государственное бюро по вопросам управления издательскими учреждениями, Государственное бюро по вопросам управления памятниками материальной культуры и Международная издательская группа сформировали новое Министерство культуры. Во-вторых, в 1986 г. были объединены радиовещание, телевидение и кинематограф путем перевода Бюро кинематографии Министерства культуры во вновь сформированное Министерство радио, кино и телевидения. Органы административного управления средствами массовой информации в начале 1980-х гг. сформировали структуру большого ведомства в рамках единой юрисдикции Министерства культуры.

 

Отделение Главного управления по делам печати и издательств

Середина и конец 1980-х гг. стали пиковым периодом в учреждении редакций газет, периодических изданий и издательств в Китае. В целях усиления управления печатным и издательским делом был создан специальный орган, который укреплял бы «инструктаж» журналистики. Поэтому структура крупного ведомства, едва просуществовавшая пять лет, была разрушена, и в 1985 г. Госсовет одобрил учреждение Государственного бюро авторских прав. В январе 1987 г. он изменил его название на Управление Госсовета по делам печати и публикаций, которое стало ведомством непосредственного подчинения Госсовету, чем окончательно завершило отделение Главного управления по делам печати и издательств. В 2001 г. оно было переименовано в Главное государственное управление по делам печати и публикаций. Таким образом, сформировались Министерство радио, кино и телевидения (курирующее электронные СМИ) и Главное государственное управление по делам печати и публикаций (курирующее печатные СМИ).

Таким образом, на прорывном этапе экономических реформ китайских радиовещательных СМИ модель государственной организации станций перешла от модели двухуровневой организации станций к новой – четырехуровневой организации станций, что способствовало эффективному достижению больших успехов в хозяйственном строительстве и реформе пропаганды. Был осуществлен прорыв в экономической реформе средств массовой информации и создана новая ситуация в развитии вещания. Отрасль вещания восстанавливалась, в ней чувствовался подъем, этот период стал «золотым» в развитии вещательных СМИ Китая.

На прорывном этапе реформ в административном управлении китайские СМИ прошли путь преобразования от объединения к разделению. К концу прошлого века органы государственного управления китайскими СМИ разделились на Министерство по делам радио, телевидения и кинематографии и Главное управление по делам печати и публикаций. Радиовещание относилось к Министерству по делам радио, телевидения и кинематографии. Что касается административного управления, то китайские СМИ были разделены на две большие части: электронные и печатные. Соответственно, с точки зрения хозяйственной деятельности, отдельно взятое СМИ не могло одновременно быть электронным и печатным, оно могло действовать или только как электронное, или только как печатное. С точки зрения административного управления, это создало серьезные препятствия для будущей конвергенции и развития средств массовой информации, что привело к слиянию на третьем этапе реформ (на стадии углубления реформ).

 

Модель государственного институционального управления на инновационном этапе экономических реформ китайских радиовещательных СМИ (1992–2002 гг.)

XIV съезд Коммунистической партии Китая, состоявшийся в октябре 1992 г., и товарищ Дэн Сяопин в своих выступлениях того же года указали на необходимость реформирования социалистической рыночной экономической системы, продвижения целей реформирования от деревни к городу, от экспериментальных площадок ко всеобщему охвату, от производственного учреждения к бюджетному. В этом контексте началась и реформа индустриализации СМИ, включающая радиовещание. Радиовещание было однозначно определено в качестве «третьей индустрии»1. Для хозяйственной деятельности радиовещательной индустрии были созданы беспрецедентные условия. Вещание начало преобразовываться от модели функционирования бюджетной организации с предпринимательским управлением к модели корпоративизации, акционирования, системы компаний. Реформа китайского радио начала свой второй прорыв. Однако в то время, когда активно продвигалась реформа маркетизации радиовещательных СМИ, в системе государственного управления радиовещательными СМИ проводились только реформы, основанные на корректировке структуры деятельности. Только в начале нового столетия была предпринята попытка ввести экономическую политику и правила, адаптированные к рынку.

 

Ранний период: основа реформ – структурная перестройка бюджетных учреждений (1992–2000 гг.)

В период с 1992 по 2002 гг. в основном проводилось упорядочение бизнес-структуры в модели государственной организации станций и органах государственного административного управления в сфере радиовещательных СМИ, была проведена корректировка посредством интеграции станций кабельного телевидения, радиостанций и телевизионных станций, интеграции управления и станций, а также преобразования четырехуровневой организации станций в двухуровневую.

1. Слияние трех станций в одну, слияние бюро и станций. В 1996 г. была выдвинута модель слияния радио- и телевизионных организаций слияние трех станций в одну, слияние бюро и станций. Слияние трех станций в одну означало объединение радиостанций, телестанций и станций кабельного телевидения в одном и том же районе; слияние бюро и станциозначало слияние бюро по вопросам управления радио- и телевещанием и подведомственных им телерадиостанций на каждом уровне.

2. В 1999 г. снова была проведена реформа системы управления радио и телевидением – замена четырех уровней двумя уровнями, а именно: на основе модели слияние трех станций в одну стимулировалось слияние беспроводных и кабельных телевизионных станций на уровне городов окружного значения и провинций. В то же время было предложено сформировать на уровне провинций, автономных районов, городов центрального подчинения телерадиовещательные группы (корпорации), включающие в себя радио- и телевизионные станции. В управлении учреждениями была реализована концепция сочетания отраслевого управления с территориальным с упором на территориальное, в рамках которой осуществлялось двойное руководство органами административного управления провинции, города, уезда, осуществляемого правительством того же уровня наряду с вышестоящими органами административного управления телерадиовещанием. Во главе управления стоял партийный комитет и правительственное руководство того же уровня, руководство пропагандисткой деятельностью осуществлялось главой партийного комитета того же уровня, а инструктаж – вышестоящими административными органами телерадиовещания. Было обозначено, что по характеру и функциям центральные и местные организации радиовещания на всех уровнях являются как новостными пропагандистскими организациями, так и органами хозяйственного управления.

Позитивное значение этого этапа реформ заключается в том, что в результате изменений в модели организации радиостанций произошел настоящий прорыв в политике управления радиовещания, а гибкость системы побудила местные радиовещательные организации проявить свою личную инициативу, которая коренным образом изменила прежнюю ситуацию, когда радиовещание в основном развивалось центром, значительно мобилизовав активность в местном развитии радиовещания. Четкое определение радиовещания как третьей индустрии создало беспрецедентные условия для вещательной отрасли.

На этом этапе правительство начало разрешать и даже поощрять коммерческую деятельность, связанную с рекламой, однако вся отрасль вещания по-прежнему была подвержена более чем жесткому административному контролю. В соответствии с «Правилами управления телерадиовещанием» (1997 г.) барьеры на пути выхода на рынок вещания по-прежнему оставались высокими: в создании радиовещательных станций не допускалось участие не административных органов какого-либо уровня; запрещалось вести деятельность, связанную с организацией радиостанций с участием иностранных, китайско-иностранных совместных и кооперативных предприятий; объем планирования и производство радиопрограмм утверждались органами административного управления радиовещанием Государственного совета. Стандарты, регулирующие радио, обладали ярко выраженными особенностями плановой экономики. Реформы в основном регламентировались административными распоряжениями, которые не были основаны на распределении ресурсов в рыночной экономике, а исходили из административной децентрализации и централизации. Хотя вещание официально было включено в «третью индустрию», вещательные СМИ продолжали оставаться бюджетными учреждениями и государственными пропагандистскими органами. Правительство напрямую устанавливало количество медиаучреждений, сферы деятельности СМИ, а не определяло оптимальное сочетание посредством рыночной конкуренции; правительство объединяло медиагруппы по административно-территориальному признаку, осуществляло интеграцию исполнительной власти и права на хозяйственное управление. При формировании структуры радиовещательных бюджетных учреждений вне зависимости от того, была ли это система создания бюджетных учреждений в рамках учреждения станций на четырех уровнях на первом этапе или выдвинутые на втором этапе модель слияния учреждений телерадиовещания слияния трех станций в одну, слияния бюро и станций и модель структуры телерадиовещания замены четырех уровней двумя уровнями, правительство изменяло организационные структуры СМИ и другие бизнес-структуры.

В данной модели управления легко возникают территориально-отраслевые перегородки. С одной стороны, все радиостанции различных уровней и районов принадлежат определенным областям, вместе образуя сравнительно замкнутую систему, остро стоит проблема дублирования в построении радиовещательной отрасли, неиспользования и растраты ресурсов; с другой стороны, когда происходит конфликт интересов между местным правительством и руководством отраслью радиовещания, местное правительство часто действует, исходя из собственных интересов, а не придерживается курса в индустрии радиовещания в полном объеме. Источник правонарушений в области рекламы, несмотря на неоднократные запреты, кроется именно в этом, у местного правительства нет стимула для контроля в ущерб собственной экономической выгоде.

 

Поздний период: первые попытки внедрения адаптированной к рынку экономической политики и стандартов (2001–2002 гг.)

В 2001 г. Отдел пропаганды Центрального комитета Коммунистической партии Китая, Главное государственное управление радиовещания, кинематографии и телевидения и Главное управление по делам печати и публикаций совместно выпустили «Мнения об углублении реформирования прессы, радиовещания, кинематографии и телевидения» (документ zhongban № 17)2. Впервые была сделана попытка внедрить соответствующую рынку экономическую политику и стандарты и упорядочить структуру медиасреды. Связующими звеньями здесь выступали капитал и профессиональная деятельность, которые регулировали медиаструктуру, целью было повышение эффективности эксплуатации государственного капитала путем снятия с него некоторых ограничений. Некоторые традиционные ограничения были сняты: во-первых, были ослаблены ограничения, касающиеся внутреннего финансирования телерадиовещания, теперь организации прессы и кинематографа могли приобретать акции организаций телерадиовещания, а также участвовать в их финансовой деятельности другими способами, что стимулировало развитие медиаинтеграции. Во-вторых, было открыто окно для внешнего финансирования системы телерадиовещания, при обеспечении контрольного пакета акций за государством, иностранному и отечественному негосударственному капиталу разрешалось участвовать в перестройке системы акционирования компаний, занимающихся телерадиосетями, в производстве телесериалов и выпуске литературы, ему разрешалось также выпускать на рынок операционные активы. После того как эти правила были изданы, телерадиовещание начало переход от модели функционирования «бюджетные учреждения с рыночным управлением» к интеграции, системе акционирования, модели функционирования по типу коммерческой организации (Ши, 2014: 1357).

Реформа на данном этапе имеет троякое значение: во-первых, роль государственных функций стала меняться, постепенно переходя от статуса «спортсмена» к «арбитру»; постепенно были установлены правила доступа к рынку, управление реорганизацией и другие правила надзора над рынком; были установлены основные рамки рыночной деятельности и государственного надзора. Во-вторых, регулирование получило послабление, некоторые компоненты рыночной экономики проникли в запретную зону китайских СМИ, образовался прорыв для последующего более широкого вхождения рыночного капитала в телерадиовещательную отрасль. В-третьих, отрасль вещания вступила в настоящую стадию индустриализации, она продолжила завоевания предыдущего этапа реформ и углубилась в последующей практической деятельности − таким образом был совершен второй прорыв в экономических реформах китайских радиовещательных СМИ.

Однако если говорить о данном цикле реформ, то из-за короткого промежутка времени видимых результатов его участия не проявилось, хотя частный капитал был допущен в радиовещательную и телевизионную отрасль. Доля и распределение частного капитала на телерадиовещании были недостаточными, по-прежнему преобладал государственный капитал. Медиакорпорации все так же входили в сферу ответственности административного комитета под руководством парткома (партийной группы). Они являлись независимыми некоммерческими юридическими лицами, а не коммерческими юридическими лицами. Это, в свою очередь, предвещало наступление более широких реформ.

Таким образом, основополагающим мотивом реформы системы хозяйствования и механизма функционирования в это время была игра двух сил: политики и экономики. Преследуя рыночные интересы, средства массовой информации стремились избавиться от административных ограничений и построить эффективный рыночный механизм, в то время как экономикой средств массовой информации по-прежнему управляло правительство или монополия. Поэтому реформа демонстрировала свою инерционную зависимость от старых административных правил: чем более развита индустрия и рыночная среда, тем более прежняя медиаэкономика показывает свою неприспособленность: постоянно возникают проблемы невключения, отсутствия, смещения системы. Перечисленные противоречия вызвали следующий раунд более глубоких экономических реформ радиовещательных СМИ Китая (Ли, 2005: 173).

 

Модель государственного институционального управления на этапе трансформации и углубления экономических реформ китайских радиовещательных СМИ (с 2003 г. по настоящее время)

Когда экономическая реформа средств массовой информации столкнулась с серьезными институциональными «узкими местами», постепенно обозначились стратегия и идея государства «о разделении индустрии культуры и культурной деятельности» (Цянь, 2009) в реформе системы культуры. В 2002 г. на XVI съезде Коммунистической партии Китая культура впервые была разделена на культурную деятельность и индустрию культуры. При этом акцент был сделан на необходимости активного развития культурной деятельности и индустрии культуры. В выдвинутой концепции «индустрии культуры» были определены направления и цели структурных реформ культуры в целом, указывающие на необходимость их продвижения с учетом особенностей и закономерностей создания индустрии культуры в соответствии с требованиями экономического развития и потребностями рыночной конкуренции; на необходимость объединить задачи по углубленному реформированию и упорядочиванию структуры, стимулированию развития и по другим многочисленным аспектам, оптимизировать отношения между правительством, культурной деятельностью и индустрией культуры. Внимание акцентировалось на том, что индустрия культуры СМИ является главным звеном и точкой прорыва в построении интеграции. Подчеркивалась необходимость проведения изысканий в пяти направлениях: системе макроуправления, микромеханизмах функционирования, политическом строе, обстановке на рынке, структуре открытости3.

Хотя вещательные СМИ начали применять рыночные механизмы работы на первом и втором этапах своей экономической реформы (1978–2003 гг.), при постепенном расширении доли рыночного капитала и рыночных операций в бывших государственных СМИ радиовещательные СМИ по-прежнему оставались в государственной собственности с правительственным управлением, т.е. вещательные СМИ в целом продолжали оставаться некоммерческими бюджетными организациями. Третий этап экономической реформы вещательных СМИ, начавшийся после 2003 г., уже глубоко затронул права собственности на радиовещание. В частности, в пилотной реформе «золотых акций» в государственных медиакомпаниях был взят курс на рыночные операции современного предприятия в государственной вещательной деятельности, что затрагивало коренную реформу государственного медиакапитала. Это была более глубокая трансформация экономической модели СМИ в контексте реформы культурной системы. В настоящее время она находится на стадии эксперимента. Отсюда началось изменение системы собственности на вещательные СМИ Китая, утвердились формы государственной, частной собственности, собственности совместных предприятий, смешанных предприятий и др.

Самой значительной реформой радиовещательных средств массовой информации на третьем этапе в системе государственного управления является содействие развитию медиаконвергенции и создание Главного государственного управления по делам прессы, печати, радиовещания, кинематографии и телевидения, основное завершение интеграции департаментов по делам прессы, радио, кино и телевидения на провинциальном уровне. Что касается системы контроля над рынком, организации работы радио и телевидения на основе традиционного надзора, то контроль над сетевыми радио и телевидением, аудиовизуальными программами (включая аудиовизуальные продукты кино и телевидения), мобильными аудиовизуальными программами, подкастами и IP-телевидением и другими сетевыми аудиовизуальными СМИ был усовершенствован. Велось научное и эффективное управление онлайн-, офлайн- и другими бизнес-форматами, создавались взаимодополняющие объединенные медиа с различными медиаформатами – такими, как газеты, радио, телевидение, Интернет и мобильные телефоны.

 

Реформы системы государственного управления радиовещательными СМИ – слияние управлений (Главного государственного управления по делам прессы и печати и Главного государственного управления радиовещания, кинематографии и телевидения)

Серьезные политические барьеры и блочный характер отраслевого управления, существовавшие в Государственной системе управления государственными радиовещательными СМИ, привели к тому, что китайская вещательная отрасль оказалась в фрагментированной рыночной структуре. Региональные и отраслевые барьеры в средствах массовой информации препятствовали развитию медиаиндустрии. С совершенствованием технологий конвергенция средств массовой информации становится все более очевидной. Конвергенция и связь между различными медиаформами являются неизбежным результатом нового рынка, созданного новыми технологиями. В Китае из-за наличия на данном этапе политических барьеров конвергенцию и совместное использование ресурсов между различными типами СМИ можно было наблюдать только в теории, а конкретные попытки существовали в очень скромных пределах, их влияние было незначительным. Межрегиональные и межотраслевые слияния и поглощения в сфере радиовещания были проведены в некоторых регионах в качестве эксперимента. Развитие вещательных СМИ и медиасреды срочно требовало дальнейших институциональных реформ.

В 2013 г. на первом заседании Всекитайского собрания народных представителей 12-го созыва был принят «План реформы аппарата Госсовета и изменений его компетенции», в результате чего Главное государственное управление по делам прессы и печати и Главное государственное управление радиовещания, кинематографии и телевидения были объединены в Главное государственное управление по делам прессы, печати, радиовещания, кинематографии и телевидения КНР, что стало крупнейшей по динамике реформой по упорядочению центрального аппарата управления СМИ и прессой в Китае с 1982 г. Правительство провело функциональное упорядочение традиционной административной системы СМИ, учитывая недостатки, активно стремилось к изменениям, отвечая на технический вызов современного Интернета и других новых медиа. Слияние двух управлений неразрывно связано с идеей многократных реформ административной системы телерадиовещания. Оно является откликом законных правительственных учреждений СМИ на новое положение, возникшее в результате конвергенции СМИ, а также попыткой изменения функций правительства и устранения «хронических болезней» традиционной структуры телерадиовещания. Были отменены многочисленные нерациональные обязанности отделов, в то же время часть обязанностей была делегирована нижестоящим отраслевым организациям и отделам по делам прессы, радиовещания и телевидения провинциального уровня, что продемонстрировало полную решимость китайского правительства в вопросе изменения компетенций и развития отрасли в целях содействия реформированию организационной структуры. Ученые Чжан Сицзе и Ли Цин (2015) провели исследования административного управления телерадиовещанием после 2013 г. в контексте слияния Главного управления радио, кино и телевидения и Главного управления по делам прессы и печати. По их мнению, сложившаяся логическая структура многократных реформ телерадиовещания Китая соответствуют основным национальным аспектам индустрии телерадиовещательных СМИ Китая. Два основных направления в истории реформы управления и регулирования СМИ – реформы законов и преобразование в органах управления, это конкретная форма структурной реформы системы управления Китая, и, только наладив связи между двумя этими направлениями, можно осуществить фактическую реализацию прорыва в структурном управлении СМИ. Новейшее слияние управлений – это общая тенденция развития индустрии телерадиовещательных СМИ (Чжан, Ли, 2015: 37). Ученые Ту Чжунцзюнь и У Фэн в своей работе «Оперативное управление СМИ» (2013) указывают на то, что, принимая в качестве ключевой точки «слияние управлений» в 2013 г., административные органы в области китайской журналистики и телерадиовещания открыли новый этап реформирования «большого ведомства».

 

Результаты слияния Главного государственного управления по делам прессы и печати и Главного государственного управления радиовещания, кинематографии и телевидения

Главное государственное управление по делам прессы, радио, кино и телевидения в основном завершило интеграцию провинциальных отделов по делам прессы, радио, кино и телевидения, в соответствии с законом сократило и стандартизировало сроки культурно-административных рассмотрений и утверждений документов (аннулировало или передало в нижестоящие инстанции 29 (Ян, 2015) административно-управленческие обязанности). Правительство посредством расширения прав рынка, предприятий, общества и других прорывных мер решило радикального изменить прежнюю ситуацию, когда правительство управляло тем, чем не должно было управлять, или не управляло тем, что нуждалось в управлении. Для всех вопросов, которые рыночные механизмы могут регулировать, а общественные организации могут взять на себя, была установлена система административных лицензий и административных рассмотрений и утверждений, которая являлась не чрезмерной, не усложненной. Позитивное значение этого шага заключается в снижении влияния монополии в медиаотрасли, увеличении межотраслевых факторов и социального участия. Создается доминирующее положение эффективного рынка на базе государственных холдингов. В то же время, при условии обеспечения правильных ориентиров общественного мнения, ускоряются преобразование и модернизация средств массовой информации при помощи маркетизации и индустриализации, которые день ото дня получают разумное признание: они становятся неотъемлемой частью рыночной экономики и гармоничного общества. В то же время стало меньше злоупотреблений из-за многоначального эффективного управления.

Слияние Главного государственного управления по делам прессы и печати и Главного государственного управления радиовещания, кинематографии и телевидения означало открытие доступа к сферам СМИ различной юрисдикции: предприятия в пересекающихся сферах меньше сталкивались со множеством органов управления. Повысилась эффективность управления в трех нижеперечисленных аспектах.

Во-первых, произошло упрощение и объединение проверок кино- и телепроизведений. В прошлом многие кино- и телепроизведения имели названия, аналогичные названиям романов, на которых они были основаны, что затрагивало сразу две медиаформы. Первая, в виде печатного издания, требовала проверки Главного государственного управления по делам прессы и печати, а вторую, в виде кино- или телепроизведения, должно было проверять Главное государственное управление радиовещания, кинематографии и телевидения. В обоих случаях стандарты во многом разнились, принятие решений двумя различными органами искусственно увеличивало служебную ответственность исполнителей.

Во-вторых, упростилась процедура рассмотрения и утверждения авторского права в отношении аудио и видео. Прежде контроль и управление авторскими правами аудиовизуальных произведений пересекался, а иногда был неясным и промежуточным, то есть их можно было транслировать по радио и телевидению, продавать в виде аудио- и видеопродукции на CD, DVD и др., а также распространять в Интернете. Аналогичный контент, распространяемый с помощью разных носителей, подвергался регулированию. Главное государственное управление радиовещания, кинематографии и телевидения занималось управлением телерадиовещанием, Главное государственное управление по делам прессы и печати осуществляло управление аудио- и видеопродукцией, а Интернет находился в подвешенном состоянии. Главное государственное управление по делам прессы и печати несло ответственность исключительно за проверку контента, при этом отдела, отвечающего за управление авторским правом, не существовало.

В-третьих, упростилась процедура рассмотрения документов для утверждения интернет-предприятий. Вслед за развитием Интернета тенденция к конвергенции СМИ становилась все более очевидной. IPTV, Xiaomi TV Box и прочие поставщики сетевых видеоуслуг начали постепенно наступать на область традиционного телерадиовещания. Слияние двух управлений принесло пользу такого рода предприятиям, поскольку устранилась необходимость обращаться в две организации для лицензирования выпускаемого ими контента, что позволило значительно сократить расходы.

Произошло сокращение управленческого аппарата, больше прав было предоставлено нижестоящим органам власти: некоторые области открылись для рынка. Слияние двух ведомств позволило не только устранить дублирование обязанностей, но и содействовало выходу из игры учреждений, реальному осуществлению полного высокоуровневого планирования, претворению в жизнь концепции сокращения управленческого аппарата и предоставления больших прав нижестоящим органам власти. В последнем опубликованном «Положении об основных обязанностях, структурных подразделениях и штатном расписании Главного государственного управления по делам прессы, печати, радиовещания, кинематографии и телевидения» было заявлено об упразднении более 20 его обязанностей по рассмотрению и утверждению, среди которых радиовещательных СМИ касалось рассмотрение и утверждение акционерного финансирования компаниями сетей телерадиовещания. Отмена пунктов, требующих административного утверждения, которых не должно было быть, позволила избавиться от преград, стоящих на пути отделов культурного производства и хозяйствования, значительно облегчила обязанности субъектов культурного производства и хозяйствования, сократила их операционные издержки, позволила множеству организаций культурного производства и хозяйствования избавиться от «бега с препятствиями», в то же время уменьшив шансы поиска ренты.

Предварительный контроль и управление создали условия для конвергенции СМИ. В этом отношении слияние двух управлений имеет двоякое значение: с одной стороны, вслед за конвергенцией СМИ проводится слияние учреждений контроля и управления, на уровне систем макроуправления и отрасли прокладывается путь для конвергенции множества СМИ в области контента, сетей, терминалов, активов, операций, управления, а также кросс-медийной, межотраслевой, межрегиональной, межуровневой, межсегментной конвергенции. Объектами ведения нового главного управления являются две области из трех традиционных: первую из них составляют пресса и печать, а вторую – радио, кино и телевидение. Кроме того затрагивается часть операций, связанных с Интернетом. Таким образом, произошел переход от контроля и управления по отраслям к универсальному кросс-медийному контролю и управлению. С другой стороны, данное слияние ведет к устранению отраслевых барьеров и ведомственных преград, делает возможной кросс-медийную конвергенцию, меняет прежнее положение, при котором приходилось бегать из одного ведомства в другое, и оба они не решали вопрос, а также обеспечивает благоприятные условия для интеграции ресурсов, устраняет препятствия для контроля и управления концентрацией СМИ.

 

Ограничения реформы в рамках слияния Главного государственного управления по делам прессы и печати и Главного государственного управления радиовещания, кинематографии и телевидения

Несмотря на то что направление структурных реформ больших ведомств значительно способствует развитию кросс-медийной конвергенции основных видов СМИ, в том числе прессы и печати, радио, кино и телевидения, структурные противоречия в системе радиовещания не получили радикального решения. В преобразовании обязанностей, проистекающих из интеграции учреждений, требуется пройти еще долгий путь.

Каким образом разрушается двойственный государственно-частный характер? В многочисленных реформах, проведенных Китаем, никогда не затрагивались вопросы отделения функций правительственных органов от функций предприятий и двойственного государственно-частного характера в учреждениях радиовещания. Упомянутое слияние двух управлений также не стало исключением. Сдерживающие развитие радиовещания системные барьеры и структурные проблемы сохраняются до настоящего времени. Например, на радио, помимо преобразованных в предприятия отделов производства развлекательных программ, рекламы, проводных сетей, отделы по сбору материалов и их редактированию по-прежнему оставались некоммерческими учреждениями. Взаимосвязь между различными субъектами была сложной. Для слияния или развития сотрудничества необходим был сильный импульс от административных сил, что не способствовало производственной деятельности. Приобретенный в процессе многократных реформ опыт подсказывает, что если данная проблема не будет решена, то реформы коммерциализации и эффективный контроль и управление будет трудно претворить в жизнь.

По-прежнему существуют региональные барьеры. Слияние двух управлений способствовало стремительному прогрессу в деле преодоления отраслевых преград, однако устранение региональных барьеров ограничено. Прежнее управление Главным государственным управлением по делам прессы и печати и Главным государственным управлением радиовещания, кинематографии и телевидения, основанное на принципе разделения по отраслям, привело к достаточно большому сопротивлению межотраслевому слиянию предприятий СМИ. После слияния двух управлений появилась возможность эффективно решить данную проблему. Однако отношения вновь образованного Главного государственного управления по делам прессы, печати, радиовещания, кинематографии и телевидения с местными издательскими управлениями, телерадиовещательными управлениями и издательскими и телерадиовещательными предприятиями главным образом выражались в оперативном руководстве, а назначение кадровых сотрудников, имущественные отношения в системе телерадиовещания, печати и издательств по-прежнему оставалось в ведении местного правительства. Поэтому слияние предприятий СМИ требовало их согласия. Хотя слияние двух управлений значительно содействовало межотраслевой интеграции медиаресурсов на провинциальном уровне, но межрегиональное слияние и реорганизация по-прежнему сталкиваются с препятствиями системы раздельного управления по регионам: административно-территориальная монополия, очевидно не соответствующая рыночным правилам медиаиндустрии, все еще существует.

Слияние управлений нуждается в дальнейшем преобразовании обязанностей. Обычной проблемой структурных реформ больших ведомств является то, что, несмотря на формальное завершение согласования функциональных подразделений, относящихся к разным ведомствам, из-за межведомственных различий в организационной культуре, идеях и подходах, концепциях управления, для полного завершения интеграции внутри больших ведомств по-прежнему требуется время. Например, к апрелю 2014 г. 19 административных единиц провинциального уровня завершили слияние управления по делам прессы и печати и управления телерадиовещания. Около 80% городов окружного значения, автономных округов и аймаков завершили слияние трех управлений (управления культуры, управления по делам прессы и печати и управления телерадиовещанием). Однако с практической точки зрения, в большинстве случаев интеграция по-прежнему остается лишь на физическом уровне, ей недостает «химической реакции» (Чжан, Ли, 2015: 37). До сих пор это явление существенно не изменилось к лучшему.

В целом слияние управлений в этот раз сделало важный шаг в реформировании системы управления радиовещанием. Слияние Главного управления по делам печати и публикаций и Главного государственного управления по радиовещанию, кинематографии и телевидению означает, что согласованность управления культурной индустрией стало более унифицированным, а интенсивность управления усилилась. Это имеет большое значение для преодоления отраслевых барьеров и региональных границ, существовавших в течение длительного времени в системе радиовещания и даже во всей системе СМИ, что в определенной степени повысит эффективность административного управления отраслью. Что касается индустрии радиовещания и даже всей системы СМИ, слияние управлений позитивно сказалось на улучшении контроля в условиях существования территориально-отраслевых перегородок и управлении при разделении отраслей. Кросс-медийная конвергенция проявилась в значительном ослаблении препятствий со стороны административной системы, разрядилась ситуация со слиянием, реорганизацией и расширением масштабов деятельности медиакорпораций. Стоит особо отметить, что при одновременной реформе экономической модели радиовещания правительство также использовало способ системной регуляции для активного отделения индустрии СМИ от деятельности СМИ, что способствовало реорганизации медиакорпораций, придав этому явственный характер правительственного руководства. На протяжении всего развития индустрии средств массовой информации правительство также старается отрегулировать свою роль в этом процессе.

 

Выводы

За 40 лет реформ экономики китайских вещательных СМИ произошли значительные изменения в модели государственного административного управления вещательными СМИ: на прорывном этапе реформ прежняя модель двухуровневой организации станций развилась в четырехуровневую организацию станций, на инновационном этапе реформ произошел переход от четырехуровневой к двухуровневой организации станций, а к этапу трансформации и углубления реформ произошла значительная корректировка в виде слияния управлений. Реформа китайских вещательных СМИ шаг за шагом с осторожностью продвигается вперед, изыскивая способы обеспечения права контроля государства над общественным мнением и полного развития рыночной экономики. Это является основой изменений в модели государственного административного управления радиовещательными СМИ в течение четырех десятилетий. За последние 40 лет экономическая реформа вещательных СМИ Китая вращалась вокруг двух логических линий – маркетизации и институционализации. Была выбрана осторожная стратегия умеренных рыночных целей при ведущей роли институционализации, при постепенном продвижении реформы маркетизации и институционализации. Ученые подчеркивают, что такой административный толчок правительства впоследствии будет сопровождаться невидимым толчком рыночных механизмов, и эти совместные усилия создадут систему китайских СМИ (Юй, Су, 2010: 10; Пан, 2010: 42). Хотя в ходе реформ существует конфликт между государственной собственностью и рыночными интересами, институционализация китайских вещательных СМИ постоянно делает попытки приблизиться к ясности и научности. Реформа модели государственного административного управления также подтверждает эти попытки.

 



Примечания

  1. «Третья индустрия» − общее название для вспомогательных отраслей, отраслей сферы обслуживания для производственных отраслей, потребительской сферы.
  2. Мнения об углублении реформирования прессы, радиовещания, кинематографии и телевидения Канцелярии Центрального комитета Коммунистической партии Китая. № 17 от 20 августа 2001 г.
  3. Там же.

 

 

Библиография

История китайской прессы = Чжунго синьвэнь чуаньбо ши / под ред. Х. Фан. Пекин: Изд-во Китайского народного ун-та, 2009. (на китайском языке).

Ли С. Современное состояние управления медиагруппами и их основные проблемы Отчет по результатам исследования развития СМИ Китая за 2004 год = Чуаньмэй цзитуань цзинин сяньчжуан цзи ци мяньлинь дэ цзигэ чжунда вэньти. Чжунго мэйти фачжань яньцзю баогао 2004 нянь цзюань. Ухань: Изд-во Уханя, 2005. (на китайском языке).

Пан С. Логика и критические положения перестройки медиаиндустрии Китая = Чжунго чуаньмэйе гайчжи дэ лоцзи юй куньцзин // Современные коммуникации = Дандай чуаньбо. 2010. № 2. C. 42–44. (на китайском языке).

Ту Ч., У Ф. Оперативное управление СМИ = Чуаньмэй цзинин гуаньли. Пекин: Изд-во Пекинск. педагогическ. ун-та, 2013. (на китайском языке).

Цянь Г. Исследование реформы структуры СМИ Китая: от разделения на две части к разделению на три части: дис. … д-ра филол. наук = Чжунго чуаньмэй тичжи гайгэ яньцзю: цуу лянфэнькай дао саньфэнькай: боши луньвэнь. Уханьский университет, 2009. (на китайском языке).

Чжан С., Ли Ц. Исследование инноваций в области административного управления радио- и телевещанием на фоне слияния двух управлений=Шуцзюй хэбин бэйцзинся гуандянь синчжэн гуаньли чуансинь яньцзю // Административное управление в Китае = Чжунго синчжэн гуаньли. 2015. № 7. Вып. 361. С. 37–42. (на китайском языке).

Ши Ц. Ретроспектива и размышления о нововведениях в области структурной реформы радио и телевидения Китая = Чжунго гуанбо дяньши тичжи гайгэ хуйгу юй чуансинь шэсян // Кабельное телевидение Китая = Чжунго юсянь дяньши. 2014. № 12. С. 1357–1361. (на китайском языке).

Юй Г., Су Б. Развитие, проблемы и будущие направления законодательного регулирования СМИ Китая = Чжунго мэйцзе гуйчжи дэ фачжань вэньти юй вэйлай фансян// Современные коммуникации = Дандай чуаньбо. 2010. № 1. С. 10–17. (на китайском языке).

Ян Я. Развитие радиовещания в эпоху конвергенции СМИ = Сяньдай гуанбо цзай цюаньмэйти шидай дэ жунхэ фачжань //Аудиовизуальные СМИ в Западном районе = Сибу гуанбо дяньши. 2015. № 8. С. 29. (на китайском языке).