Languages

You are here

Особенности функционирования латиноамериканской модели медиасистем (на примере СМИ Парагвая)

Научные исследования: 
Авторы материалов: 

 

Ссылка для цитирования: Григорьев И.В. Особенности функционирования латиноамериканской модели медиасистем (на примере СМИ Парагвая) // Медиаскоп. 2018. Вып. 4. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2486
DOI: 10.30547/mediascope.4.2018.4

 

© Григорьев Иван Вадимович
кандидат филологических наук, доцент, зав. кафедрой английского языка в сфере филологии и искусств факультета иностранных языков Санкт-Петербургского государственного университета (г. Санкт-Петербург, Росия), ivan_grigoriev@mail.ru

 

Аннотация

В статье рассматривается актуальность выделения обособленной латиноамериканской модели СМИ, валидной для большинства стран континента. Анализ осуществляется с использованием критериев описания медиасистем, выделяемых в рамках сравнительных медиаисследований и на основе характеристик контролируемой либеральной модели. Материалом служит медиасистема Республики Парагвай, практически не вводившаяся ранее в научный оборот. В статье анализируется, каким образом политические и частные интересы контролируют и подчиняют медиадискурс страны.

Ключевые слова: латиноамериканская модель СМИ, сравнительные медиаисследования, контролируемая либеральная модель, медиаландшафт Парагвая.

 

В современной коммуникативистике мы видим не только увеличение числа сравнительных исследований, посвященных различным направлениям коммуникации в Латинской Америке (далее − ЛА), но и вовлечение фактического материала по СМИ ЛА в сравнительные исследования по мировым медиасистемам (Hallin, Manchini (eds.), 2012; Noam, 2016). На примере крупнейших медиасистем континента − Бразилии, Аргентины, Чили, Боливии, Венесуэлы, Колумбии, Перу и Эквадора − исследуются, как правило, вопросы концентрации медиакапитала и проблемы влияния политической системы на СМИ. Типологизация медийных процессов и определение латиноамериканской медиамодели также всегда привлекали внимание исследователей в силу недостаточной исследованности проблемы, с одной стороны, и относительной доступности информационных ресурсов на эту тему − с другой.

Большинство исследователей коммуникативных и медийных процессов ЛА признают их схожесть внутри региона и придерживаются однотипных подходов в их теоретическом осмыслении (Boas, 2013; Waisbord, 2014), при этом поиск термина для определения обособленной или частично обособленной латиноамериканской модели СМИ продолжается уже несколько десятилетий. Изучая медийные процессы ЛА, исследователи постепенно вводили в научный оборот термин «Медиамодель Латинской Америки» (Latin American media system) (см., напр., Matos, 2011; Thussu, Nordenstreng (eds.), 2015). Окончательное формирование понятия «медиамодель ЛА» как обобщенного представления обо всех медиасистемах ЛА и отличного от значения «совокупность систем Латинской Америки» произошло сравнительно недавно. Первоначальным признаком содержания понятия было, по-видимому, понимание модели СМИ ЛА как модели, характеризующейся подчинением и зависимостью от крупного бизнеса США (Lugo-Ocando (ed.), 2008: 10). Говоря о латиноамериканской модели СМИ, исследователи также отмечали в качестве признака понятия значительный уровень коммерциализации и недостаточный уровень демократизации (Matos, 2012), кроме того часто упоминались элитизм и значительная концентрация СМИ ЛА (Matos, 2011). Системный подход к определению этого понятия тем не менее оказался возможным только в рамках сравнительных медиаисследований, которые проводятся, как правило, с опорой на концептуальный аппарат, предложенный в трудах Д. Халлина и П. Манчини (Hallin, Manchini (eds.), 2012; Hallin, Papathanassopoulos, 2002).

 Как известно, сравнение моделей медиасистем изначально проводилось Халлином и Манчини на основе одиннадцати критериев, семь из которых описывают исторический, экономический и политический контекст, а три – собственно медиасистемы (плюралистическая поляризованная, демократическая корпоратистская и либеральная модели) (Hallin, Mancini (2004): 46−65). Сравнительные исследования медийных процессов в странах ЛА, как правило, концентрируются сегодня на изучении СМИ в ракурсе системного влияния политических и экономических факторов в рамках предложенных критериев (Guerrero, Márquez-Ramírez (eds.), 2011; Lugo-Ocando J. (ed.), 2008; Waisbord, 2011; Kitberger, 2014). При этом дифференциальные признаки названных идеальных медиасистем, предложенные в 2004 г., хотя и продолжают оставаться актуальными для сравнительных исследований латиноамериканских СМИ сегодня, однако требуют уточнений в свете того, что глобальные процессы конвергенции в средствах коммуникации начали интенсивно развиваться в странах ЛА сравнительно недавно и современные особенности СМИ еще требуют осмысления.

В статье «Политический клиентелизм и СМИ: Южная Европа и Латинская Америка. Сравнительная перспектива» авторы трех моделей медийных систем Д. Халлин и С. Папатанассопулос (2002) одними из первых привлекли медиасистемы ЛА в качестве материала для сравнительного анализа, отнеся Бразилию, Колумбию и Мексику к плюралистической поляризованной модели. Известно и другое мнение о близости латиноамериканских СМИ к североамериканской модели, предполагающей − хотя бы в теории − разделение СМИ и государства1. Тем не менее в последующей публикации 2007 г. сами авторы сравнительной модели уточнили, что «ни одна из трех моделей точно не соответствует модели, представленной в медиасистемах Латинской Америки», и объединяет в себе черты плюралистической поляризованной модели, характерной для юга Европы и либеральной, характерной для США, Великобритании и Ирландии2.

Наиболее полное типологическое исследование медиамодели ЛА на примере девяти крупнейших латиноамериканских СМИ было опубликовано в коллективной монографии «Медиасистемы и коммуникационная политика в Латинской Америке» (Guerrero, Márquez-Ramírez (eds.), 2011). В рамках сравнительных исследований специфика СМИ ЛА объединяется в понятии captured liberal model - «контролируемая либеральная модель» (далее КЛМ), модель, по своим экономическим характеристикам скорее сближающаяся с либеральной. Основные характеристики КЛМ – фактический контроль СМИ со стороны политических и экономических элит ЛА, несмотря на практически тотальную экономическую либерализацию и законодательное дерегулирование в постдиктаторский период (для ЛА – это 80-е – 90-е гг. XX в.); отсутствие развитого рекламного рынка, препятствующего образованию независимых СМИ; тесное переплетение среднего и крупного бизнеса с политическими партиями и группами (Guerrero, Márquez-Ramírez (eds.), 2011: 294−295). Авторы выделяют две тенденции: в Колумбии, Бразилии, Гватемале, Сальвадоре и Перу наблюдается преимущественно экономическое доминирование над СМИ со стороны медиагрупп, в то время как в Венесуэле, Эквадоре, Боливии и Аргентине речь идет, скорее, об определяющей на современном этапе роли государства, противостоящего давлению крупного медийного бизнеса (Guerrero, Márquez-Ramírez (eds.), 2011: 14).

Медиасистемы менее экономически развитых стран ЛА и, в частности Парагвая, только в 1989 г. освободившегося от самой длительной в истории ЛА XX в. диктатуры А. Стресснера, редко становятся объектом отдельного внимания исследователей СМИ и в очень ограниченном объеме привлекаются для проведения сравнительных исследований коммуникативных процессов в ЛА. Наиболее заметным исключением является статья «СМИ Парагвая: от демократических процессов до одержимости насилием» (Lugo-Ocando (ed.), 2008: 167–178), дающая сжатую информацию по развитию СМИ страны за последние пятьдесят лет. В случае с Парагваем объяснение сложившейся ситуации лежит на поверхности: репутационная составляющая страны включает в себя и практически однопартийную систему, и обвинения в государственной поддержке одного из самых крупных в ЛА наркотрафиков, и временную политическую изоляцию страны со стороны Южноамериканского общего рынка (МЕРКОСУР) и Союза южноамериканских наций (УНАСУР) после объявления Сенатом импичмента в 2012 г. президенту Ф. Луго.

Мы предполагаем, во-первых, что СМИ Парагвая развиваются в той или иной степени по модели КЛМ, и, во-вторых, что процессы развития СМИ страны, рассмотренные в контексте взаимодействия политической, экономической и медийной систем, введенные в научный оборот, могут дополнить характеристики КЛМ, которая в современном контексте может занять место прототипа латиноамериканской модели.

Для определения особенностей реализации латиноамериканской медиамодели на примере Парагвая мы используем следующие критерии медиаисследований Халлина и Манчини: исторические условия формирования крупнотиражных газет и их роль в процессе политической и социальной коммуникации; экономические параметры развития медиа медиарынка (рекламный бюджет); роль государства в обществе в плане его влияния на концентрацию медиакапитала; тип легитимизации в обществе (уровень клиентелизма); взаимоотношение государства со СМИ; политический параллелизм в СМИ; уровень профессионализма (журналистское образование) и уровень саморегулирования с помощью журналистских организаций.

Исторические условия формирования современных СМИ Парагвая сложились, видимо, к концу XIX в., когда экономические последствия войны против тройственного альянса положили начало периоду многочисленных диктатур, длившемуся до 1989 г. Такая историческая ситуация не позволила полностью реализоваться капиталистическим институтам вплоть до начала 1990-х гг. и не позволила развиться даже умеренному плюрализму.

В период либерализации политической и экономической жизни после упразднения диктатуры поиск альтернативной системы общественного развития характеризовался привлечением практически всех политических и общественных сил, включая даже запрещенную коммунистическую партию (Клеченов, 2005). Политическая власть фактически полностью перешла к умеренно-консервативной партии Колорадо, объединившей в своих рядах представителей политической и деловой элит страны. Демократически избранный президент Парагвая Ф. Луго лишь на четыре года (с 2008 г.) принял политическую вахту у партии «Колорадо» (Colorado). Его правление было достаточно непродолжительным и не позволило создать традиции свободной демократической и многопартийной прессы. Тем не менее президентская власть нового типа, столкнувшись с оппозицией СМИ, смогла достаточно быстро изменить информационную политику, сделав ее более демократической и сбалансированной. Было увеличено количество электронных СМИ, и в 2009 г. создано официальное парагвайское информационное агентство «АйПи Парагвай» (IP Paraguay), которое непосредственно подчиняется «Министерству информации и коммуникации в целях развития СИКОМ» (Secretaría de Información y Comunicación para el DesarrolloSICOM)3. Кроме этого в 2010 г. был начат выпуск еженедельника «Общественная сеть» (Red Pública), полностью финансируемого за счет средств министерства информации и коммуникации и еженедельника, выпускаемого за счет администрации президента (Gabinete Civil de la Presidencia). Приданный СМИ импульс оказался настолько сильным, что после импичмента президента в 2012 г. потребовалось увольнение большого числа сотрудников, чтобы опять подвергнуть государственные органы информации партийному контролю.

Развитие современной прессы началось практически с белого листа после окончания этапа почти тридцатипятилетней диктатуры, во время которой были закрыты либо навсегда, либо на какое-то время все оппозиционные газеты. Рынок прессы Парагвая – малотиражный. В 2009 г. крупнейшая общенациональная газета страны «АБЦ Колор» (ABC Color) имела тираж 45 тыс. экз., «Ультима Ора» (Última Hora), вторая по тиражу − 35 тыс., «Нотисьяс» (Noticias), третья, − 30 тыс. (Albarran (ed.), 2009: 184). На 2006 г. по количеству газет на 1000 человек (14,0) страна находилась на последнем месте в ЛА4. Говоря о развитии медиарынка прессы, также важно понимать его «всеохватность» (inclusiveness) – термин был предложен в дополнение типологических параметров Халлина и Манчини. Под ним понимается доступность информации, содержащейся, в первую очередь, в прессе, различным социальным группам (Brüggemann, Engesser, Büchel, Humprecht et. al., 2014: 1040). Поскольку тиражность газет известна, то остается понять доступность их интернет-версий. В 2005 г. (Albarran (ed.) 2009: 187) к Интернету было подключено лишь 3,6% населения страны в городах и 0,2 % в сельской местности, что показывает значительную неравномерность распределения доступа к новостям.

Важной характеристикой современных СМИ страны является неразвитость прессы на национальных языках. Основной язык парагвайской прессы − испанский, и, несмотря на то, что цифра 59,2% говорящих на испанском противостоит цифре 40,8% говорящих на гуарани (Choi, 2004: 241), пресса на гуарани практически не представлена.

Подавляющая часть тиража национальных газет распространяется в основном в столице с крайне незначительной читательской аудиторией за ее пределами. Тем не менее почти половина населения Парагвая (46,8% на 2016 г.)5 является пользователями Интернета, что, без сомнения, ведет к ослабеванию возможностей для политического давления, хотя в парагвайском контексте эта ситуация еще требует осмысления.

Рекламный бюджет страны, как и бюджет Коста Рики, является самым низким в ЛА по отношению к ВВП страны (Albarran (ed.), 2009: 250). Современный рекламный рынок СМИ в Парагвае, как и в ЛА в целом, – это рынок телерекламы (Albarran (ed.), 2009: 254), демонстрирующий постоянный рост с 2000 г.

СМИ современного Парагвая характеризуются достаточно высокой степенью концентрации СМИ и представлены пятью информационно-промышленными и информационно-финансовыми конгломератными структурами.

Наиболее влиятельной финансовой группой Парагвая, несмотря на функционирование на медиарынке страны финансово-медиагруппы «Картес» (Cartes), принадлежащей семье действующего президента Парагвая О. Картеса, пока остается группа А.Дж. Виерчи. Группой владеет парагвайский бизнесмен, чье имя она носит. С марта 2003 г. группе принадлежит ежедневная газета «Ультима Ора». Основанная в 1973 г., газета прекратила свою деятельность на несколько месяцев в связи с арестом главного редактора и владельца после неудачных интервью со стресснеровским министром иностранных дел. В 1997 г. А.Дж. Виерчи основал ведущий на сегодня телеканал Парагвая − «Телефутуро» (Telefuturo). Группе также принадлежат четыре радиостанции, среди которых две крупные - «Радио естасьон 40» (Radio Estacion 40) и «Радио Монументал» (Radio Monumental). Также в группу входит новостное агентство Centro Informativo Multimedios S.A. Группа проводит независимую информационную политику.

Финансово-промышленно-информационной группе «Картес» принадлежат общенациональные газеты «Ла Насьон» (La Nación), «Кроника» (Crónica), утренняя газета «АДН парагвайо» (ADN Paraguayo)Boas, «Радио 970», радио «Монтекарло» (Montecarlo) и др. Также группа владеет банком «Амамбай» (Amambay) и многочисленными промышленными предприятиями.

Финансово-промышленной медиагруппе «Цукколино» принадлежит газета «АБЦ Колор» (Diario ABC Color), «Радио Картинал» (Radio Cardinal) и банк «Атлас» (Atlas).

Группе Николаса Бо, кроме гостиницы «Гуарани», частично принадлежит национальная газета «Дьарио Нотисьас» (Diario Noticias) и «Канал 13» (Canal 13)6.

Иностранный капитал не играет значительной роли на медиарынке страны и представлен только мексиканской группой «Аблавизьон» (Ablavision)7, владеющей телеканалом «Паравизьон» (Paravision) и еще тремя телеканалами национального вещания.

Структура информационно-промышленных групп показывает, что большинство ведущих СМИ страны находится в собственности крупного капитала, тесно связанного с доминирующими политическими силами, и, несмотря на внешне либеральные рыночные отношения, государство не может в таких условиях вести регулирующую деятельность.

Модель участия государства в экономике типична для олигархическо-патримониальных режимов и характеризуется не только концентрацией собственности, но и тесными связями с традиционными акторами (Juste de Ancos, Soler, Mata, 2014). Показательным является, например, факт приобретения информационно-финансовой группой Картес 13 крупных медиапредприятий страны за 2015−2016 гг8.

В связи с особенностями ситуации представители государственной власти позволяют резкие высказывания и противозаконные действия в отношении представителей СМИ, что в целом является показателем их относительной свободы. Анализ сообщений о нарушении прав журналистов с 2007 по 2017 гг., приводимых на сайте организации «Репортеры без границ»9 и в ежегодном отчете межамериканской комиссии по правам человека10, демонстрирует многочисленные случаи давления на журналистов, освещающих явления политической жизни со стороны государственных чиновников. Начиная с высказывания бывшего президента Парагвая Д. Фрутоса, объявившего прессу врагом народа в 2007 г.11, на сайте организации были зарегистрированы многочисленные эпизоды открытого давления, случаи вероятной связи между убийствами и покушениями на жизнь и политической поддержкой криминальной сферы, в первую очередь перевозки наркотиков. Среди нарушений прав журналистов особо выделяется 2012 г. – период импичмента президенту Ф. Луго, характеризовавшийся насильственной сменой руководства СМИ и увольнением журналистов по политическим соображениям. Несмотря на многочисленные случаи нарушений прав журналистов, в целом обстановка в Парагвае характеризуется значительно меньшей напряженностью по сравнению с Мексикой и Колумбией. Одной из возможных причин этого может являться «высокий уровень самоцензуры», обусловленной частыми нападениями на представителей СМИ12.

Современная власть тем не менее предпринимает попытки изменить понимание ситуации в глазах международной общественности. Например, 28 ноября 2016 г. заместитель директора ЮНЕСКО по вопросам коммуникации и информации подписал соглашение о намерениях создать механизм обеспечения безопасной деятельности журналистов Парагвая - соглашение, по которому представители всех трех направлений государственной власти обязались работать в направлении совершенствования свободы прессы и доступа к информации13.

Поскольку для клиентелизма свойственна ситуация, при которой формальные отношения уступают по значимости неформальным, обнаружение этого социального явления затруднено. Тем не менее многочисленные материалы сайта «Репортеры без границ»14 и ежегодного отчета межамериканской комиссии по правам человека15, приводящие открытые высказывания и описывающие незаконные действия в отношении владельцев газет и журналистов со стороны высокопоставленных государственных чиновников, позволяют сделать вывод о том, что в бинарной оппозиции «рационально-легальная легитимность/клиентелизм» страна является ярким представителем социально-политической системы типа «патрон-клиент». Иначе говоря, высокий уровень клиентелизма, обусловленный и высоким уровнем концентрации, и в какой-то степени однопартийной системой, является доминирующей чертой парагвайского типа легитимизации в обществе.

 Одним из традиционных следствий высокого уровня клиентелизма (Hallin, Manchini, 2004: 59) является низкий уровень журналистского профессионализма.

Журналистское образование, рассматриваемое в качестве характеристики уровня профессионализма и влияющее на общие закономерности функционирования медиасистемы, развито незначительно. Соответствующие программы отсутствуют в ведущих, по версии «Высшего совета по научным исследованиям Испании»,16 восьми вузах страны. Представленные в Интернете единичные учебные программы менее известных вузов, как правило, следуют отдельным рекомендациям ЮНЕСКО по составлению программ по журналистскому образованию для развивающихся стран и возникающих демократий17.

Внутреннее регулирование деятельности журналистов осуществляет несколько организаций. «Синдикат журналистов Парагвая» (Sindicado te periodistas del Paraguay) защищает права журналистов, сотрудничая с комиссией по правам человека нижней палаты18. За последний год основными вопросами, поднимаемыми синдикатом, были: заключение и пересмотр коллективных договоров с владельцами предприятий СМИ, обнародование нарушений со стороны предпринимателей и критика правительства в части несоблюдения права на свободный доступ к информации. «Форум парагвайских журналистов» - «ФОПЕП» (FOPEP) - скорее можно отнести к общественным регулирующим организациям, занимающимся, в частности, повышением уровня журналистского образования и усилением профессиональных связей19. Узкопрофессиональный профсоюз − «Союз радиовещателей Парагвая» (URP) – известен как общественная регулирующая организация,20 оказывающая влияние на правительство, в частности в вопросах регулирования лицензирования радиовещательных станций. Кроме того процессы неолиберальной приватизации и вновь возникшего государственного регулирования развиваются, с одной стороны, на фоне клиентелизма, а с другой − в контексте произвольного и выборочного применения законодательного регулирования (Albarran (ed.), 2009: 298).

Политический параллелизм, то есть степень и характер связей между медиа и политическими партиями, или, в более широком смысле, степень отражения в медийной системе важных политических разногласий в обществе, практически не прослеживается на страницах ведущих парагвайских газет. Мы это связываем, во-первых, с тем фактом, что вторая по популярности действующая политическая партия – «Подлинная радикально-либеральная партия» (Partido Liberal Radical Auténtico) – не представлена в медиапространстве и, во-вторых, с тем, что правящая партия Колорадо не заинтересована в анализе и освещении актуальных социальных и политических процессов.

Отсутствие информации по СМИ Парагвая в мировых базах данных, таких как «Тенденции мировой прессы» (World Press Trends) или «Всемирный обзор ценностей» (World Values Survey), уже содержащих аналитическую информацию по более развитым странам ЛА, не позволяет провести полный количественный анализ всех показателей и индикаторов понятий, лежащих в основе сравнительного анализа медийных систем, предложенного Халлином и Манчини. Таким образом, вопрос комплексной оценки медиасистемы этой страны остается на сегодня актуальным, поскольку СМИ Парагвая демонстрируют уникальный пример позднего, по сравнению с другими странами ЛА, развития СМИ с относительно усеченными, общими для ЛА процессами 1990-х и 2000-х гг.

Рассмотрев СМИ Парагвая, можно сказать, что, как и для многих стран ЛА, для Парагвая остается верным положение о неприменимости законов либерального рыночного регулирования. Парагвайская модель СМИ демонстрирует во многом черты КЛМ, при которой либеральные институты тесно переплетаются с авторитарными традициями правления, а демократические движения − с патерналистскими режимами, позволяя политическим и частным интересам контролировать медиадискурс страны. Рекламный бюджет СМИ относительно небольшой и не может обеспечить независимость существующих СМИ и способствовать возникновению новых, не связанных с существующими финансово-промышленно-информационными группами. Высокий уровень клиентелизма тормозит процессы трансформации СМИ. Кроме того, несмотря на общую политическую тенденцию представлять информационную политику как соответствующую современным требованиям к открытости и демократизации, неформальные социальные механизмы вступают с ней в конфронтацию, тормозя развитие медиарынка (Albarran (ed.), 2009: 296) и подрывая функцию журналистики как «сторожевого пса» демократии.

 



Примечания

  1. Sinclair J. (2004) The Globalization of Latin American Media. NACLA Reporting on the Americas since 1967. Режим доступа: https://nacla.org/article/globalization-latin-american-media (дата обращения: 23.11.2017).
  2. Tendencias `07 - Medios De Comunicación. El Escenario Iberoamericano. (2007) Madrid: Fundación Telefónica. Режим доступа: https://www.fundaciontelefonica.com/arte_cultura/publicaciones-listado/pagina-item-publicaciones/?itempubli=32 (дата обращения: 23.11.2017).
  3. ¿Cuáles son Los Grupos Que Controlan La Agenda Informativa Del País? Resumen Latinoamericano. Режим доступаt: http://www.resumenlatinoamericano.org /2016/04/13/paraguay-cuales-son-los-grupos-que-controlan-la-agenda-informativa-del-pais/ (дата обращения: 23.11.2017).
  4. Tendencias 07 - Medios De Comunicación. El Escenario Iberoamericano. (2007) Madrid: Fundación Telefónica. Режим доступа: https://www.fundaciontelefonica.com/arte_cultura/publicaciones-listado/pagina-item-publicaciones/?itempubli=32 (дата обращения: 23.11.2017).
  5. Paraguay Internet Users. North American Congress on Latin America (NACLA). Режим доступа: http://www.internetlivestats.com/internet-users/paraguay/ (дата обращения: 23.11.2017).
  6. Los Mas Ricos Del Paraguay. Режим доступа: https://www.taringa.net/posts/info/17156069/Los-mas-ricos-del-Paraguay.html (дата обращения: 23.11.2017).
  7. ¿Cuáles son Los Grupos Que Controlan La Agenda Informativa Del País? Resumen Latinoamericano. Режим доступаt: http://www.resumenlatinoamericano.org /2016/04/13/paraguay-cuales-son-los-grupos-que-controlan-la-agenda-informativa-del-pais/ (дата обращения: 23.11.2017).
  8. Annual Report of the Inter-American Commission on Human Rights. (2017) OAS. Official records Vol. II. Режим доступа: http://www.oas.org/en/iachr/expression/docs/reports/annual/AnnualReport2016RELE.pdf (дата обращения: 23.11.2017).
  9. Paraguay. Reporters without Borders. Режим доступа: https://rsf.org/en/paraguay (дата обращения: 23.11.2017).
  10. Annual Report of the Inter-American Commission on Human Rights. (2017) OAS. Official records Vol. II. Режим доступа: http://www.oas.org/en/iachr/expression/docs/reports/annual/AnnualReport2016RELE.pdf (дата обращения: 23.11.2017).
  11. President Duarte Calls Opposition Media "Enemy of the Country". Reporters without Borders. Режим доступа: https://rsf.org/en/news/president-duarte-calls-opposition-media-enemy-country (дата обращения: 23.11.2017).
  12. Alone Facing Trafficking. A Report on the Plight of Paraguay's Journalists. Reporters without Borders. Режим доступа: https://rsf.org/en/reports/alone-facing-trafficking-report-plight-paraguays-journalists(дата обращения: 23.11.2017).
  13. Paraguay signs Pioneering Commitment to Journalists' Safety. UNESCO. Режим доступа: https://en.unesco.org/news/paraguay-signs-pioneering-commitment-journalists-safety (дата обращения: 23.11.2017).
  14. Paraguay. Reporters without Borders. Режим доступа: https://rsf.org/en/paraguay (дата обращения: 23.11.2017).
  15. Annual Report of the Inter-American Commission on Human Rights. (2017) OAS. Official records Vol. II. Режим доступа: http://www.oas.org/en/iachr/expression/docs/reports/annual/AnnualReport2016RELE.pdf (дата обращения: 23.11.2017).
  16. Paraguay. Ranking Web de Universidades. Режим доступа: http://www.webometrics.info/es/Latin_America_es/Paraguay (дата обращения: 23.11.2017).
  17. Model Curricula for Journalism Education. UNESCO. Режим доступа: http://www.unesco.org/new/en/communication-and-information/resources/publications-and-communication-materials/publications/full-list/model-curricula-for-journalism-education/ (дата обращения: 23.11.2017).
  18. Presentan Proyecto De Ley De Protección a Periodistas. Agencia de informacion Paraguaya. Режим доступа: http://www.ip.gov.py/ip/presentan-proyecto-de-ley-de-proteccion-a-periodistas/ (дата обращения: 23.11.2017).
  19. Carta a Los Nuevos Miembros De Fopep. Foro de Periodistos Paraguayos. Режим доступа: http://fopep.blogspot.ru/ (дата обращения: 23.11.2017).
  20. Gutiérrez C. Television in Paraguay: Seven Channels in the Hands of Two Business Groups. OBSERVACOM. Режим доступа: http://www.observacom.org/television-in-paraguay-seven-channels-in-the-hands-of-two-business-groups/ (дата обращения: 23.11.2017).

 

Библиография

Клеченов Г.Е. Парагвай После Стресснера // Латинская Америка. 2005. Вып. 9. Режим дступа: http://www.ilaran.ru/?n=120 (дата обращения: 23.11.2017).

Albarran A.B. (ed.) (2009) The Handbook of Spanish Language Media. New York: Routledge.

Boas C.T. (2013) Mass Media and Politics in Latin America. In: Domínguez J. I., Shifter M. (ed.) Constructing Democratic Governance in Latin America. Baltimore: The Johns Hopkins University Press.

 

Brüggemann M., Engesser S., Büchel F., Humprecht E. et al. (2014) Hallin and Mancini Revisited: Four Empirical Types of Western Media Systems. Journal of Communication 64 (6): 1037–1065. DOI: 10.1111/jcom.12127

Choi J. K. (2004). La Planificación Lingüística Y La Revaloración Del Guaraní En El Paraguay Comparación, Evaluación E Implicación. Language Problems & Language planning 28 (3): 241−259.

Guerrero M. A., Márquez-Ramírez M. (eds.) (2011) Media systems and Communication Policies in Latin America. New York: Palgrave Macmillan.

Hallin D., Mancini P. (2004) Comparing Media Systems. Three Models of Media and Politics. Cambridge: Cambridge University Press.

Hallin D., Mancini P. (eds.) (2012) Comparing media Systems Beyond the Western World. Cambridge: Cambridge University Press.

Hallin D., Papathanassopoulos S. (2002) Political Clientelism and the Media: Southern Europe and Latin America in Comparative Perspective: Media, Culture & Society 24 (2): 175−195. DOI: 10.1177/016344370202400202

Juste de Ancos R., Soler L., Mata M.O. (2014) Medios de Comunicación, Referencias Nominales y Poder en Paraguay. Revista Latina de Comunicación Social 69: 229−247. http://dx.doi.org/10.4185/RLCS-2014-1010

Kitberger Ph. (2014) Demands for Media Democratisation and the Latin American 'New Left': Government strategies in Argentina and Brazil in Comparative Perspective. GIGA Working Papers 261: 2−30.

Lugo-Ocando J. (ed.) (2008) The Media in Latin America. Berkshire: Open University Press.

Matos C. (2011) Media and Democracy in Brazil. Westminster Papers in Communication and Culture 8 (1): 178−196.

Matos C. (2012) Media and Politics in Latin America. Globalization, Democracy and Identity. New York: I.B. Tauris Publishers.

Noam E.M. (2016) The International Media Concentration Collaboration. Who Owns the World's Media? Media Concentration and Ownership around the World. New York: Oxford University Press.

Thussu D. K., Nordenstreng K. (eds.) (2015) Mapping BRICS. London and New York: Routledge.

Waisbord S. (2011) Between Support and Confrontation: Civic Society, Media Reform, and Populism in Latin America. Communication, Culture & Critique 4 (1): 97−117. DOI: 10.1111/j.1753-9137.2010.01095.x

Waisbord S. (2014) United and Fragmented: Communication and Media Studies in Latin America. Journal of Latin American Communication Research 4 (1): 1−22.