Languages

You are here

Наблюдение за потреблением информационного контента студентами факультета журналистики МГУ

Ссылка для цитирования: Дунас Д.В., Толоконникова А.В., Черевко Т.С. Наблюдение за потреблением информационного контента студентами факультета журналистики МГУ // Медиаскоп. 2018. Вып. 4. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2483

 

© Дунас Денис Владимирович
кандидат филологических наук, старший научный сотрудник кафедры теории и экономики СМИ факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоноса (г. Москва, Россия), denisdunas@gmail.com

© Толоконникова Анна Владимировна
кандидат филологических наук, доцент кафедры теории и экономики СМИ факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоноса (г. Москва, Россия), a.tolokonnikova@mail.ru

© Черевко Тарас Сергеевич
кандидат филологических наук, доцент кафедры теории и экономики СМИ факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоноса (г. Москва, Россия), cherevkot@gmail.com

 

Аннотация

В статье приведены результаты зондажного исследования, цель которого провести общее наблюдение за тем, как студенты факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова потребляют информационный контент в течение дня, обозначить круг приоритетных для учащихся медиаресурсов, ведущие каналы получения информации, темы и жанры, которым отдается предпочтение. Полученные в ходе анкетирования данные дополнены высказываниями респондентов на тему характерной для них практики медиапотребления.

Ключевые слова: медиапотребление, потребление информации, новостные ресурсы, Интернет как медиаресурс, цифровое поколение.

 

В 2017 г. коммуникационное агентство Ogilvy представило результаты исследования, в рамках которого 39% респондентов сообщили о том, что главным источником новостей для них является социальная сеть Facebook1. При этом традиционные медиа заняли второе место (32%), третье – поисковый ресурс Google (15%), а четвертое вновь досталось социальной сети – сервису микроблоггинга Twitter (4%).

При этом в опросе принимали участие не рядовые пользователи, а те, для кого работа с новостной информацией является профессиональной обязанностью, – корреспонденты и редакторы печатных СМИ. Таковых было около 250 респондентов по всему миру.

Авторы данной статьи сочли, что будет интересным провести наблюдение за тем, как сегодня потребляют информационный контент те, кто только планирует стать сотрудниками медиа, – учащиеся факультетов журналистики. Студенты журфака являются своеобразной и вместе с тем весьма любопытной группой для исследования, так как, с одной стороны, у них уже можно наблюдать зарождающийся профессиональный интерес к потреблению новостной информации, с другой стороны, изучить опыт их взаимодействия с информационным контентом было бы полезно по причине возрастных особенностей респондентов: ведь именно молодежь сегодня наиболее активно использует возможности Интернета, новых медиа и современных цифровых устройств2.

Молодые люди 1995−1998 гг. рождения являются типичными представителями поколения «Зет» или, согласно термину, введенному Марком Пренски, «цифровыми аборигенами», т.е. людьми, чье взросление и развитие проходило параллельно с развитием цифровых технологий (Prensky, 2001). Таким образом, эта аудиторная группа может, на наш взгляд, в определенной степени отражать перспективные тренды в потреблении цифровой информации.

При разработке данной темы авторы опирались на ряд ранее проведенных эмпирических исследований и научную литературу, затрагивающую близкие вопросы. Так, были изучены результаты схожих изысканий, проведенных крупными российскими социологическими компаниями: ВЦИОМ3, фондом «Общественное мнение»4, организацией «Левада-Центр»5 и др.; а также данные исследовательских и консалтинговых компаний (GfK6, PwC7, TNS / Mediascope8, Brand Analytics9 и др.), публикации крупнейших игроков интернет-рынка, например, компаний «Яндекс»10 и Mail.ru Group11.

Теоретическую основу работы составили труды, посвященные особенностям функционирования новых медиа (Вартанова, 2008; Гуреева, 2015) и интернет-журналистике как таковой; в частности, книга «Как новые медиа изменили журналистику (2012–2016)» (Балмаева, Лукина (ред.), 2016) и «Новостная интернет-журналистика» (Амзин, 2012). В основу также легла литература, описывающая новостные и информационные жанры в их первоначальном виде – до цифровой революции – с целью проследить их трансформацию в современных реалиях. Данную динамику нам позволяют выявить книги Е.Л. Вартановой (2011), А.А. Тертычного (2014), М.И. Шостак (1998), А.В. Колесниченко (2015, 2016), статья нескольких авторов «К вопросу о теоретическом понимании новостей в цифровую эпоху: трансформация структуры, сил влияния, жизненного цикла» (Ткачева, Вартанов, Дунас, Гуреева, 2016).

В отдельную группу можно также выделить материалы, где изучение поведенческих аспектов аудитории проводится в ключе теории поколений. Очевидно, что предпочтения молодых и активных, с точки зрения использования современных технологий пользователей, могут сильно отличаться от поведения в Сети так называемых «цифровых иммигрантов», т.е. людей, которым пришлось осваивать те же технологии в более зрелом возрасте. Именно поэтому данный вопрос потребовал особого осмысления. Опорными материалами здесь стали книга Европейской ассоциации науки и технологии «Сетевое общество и поколенческие изменения» (Fortunati, Gebhardt, Vincent (eds.), 2011: 319), в которой исследуются особенности потребления информации различными возрастными группами, а также публикации российских авторов на эту тему, например В.В. Семеновой (2001). Теоретически значимыми представляются исследования медиаповедения «цифровой молодежи» в контексте трансформации теории формирования повестки дня (Vartanova, 2018).

 

Описание исследования

В основу данного исследования легла идея сопоставить медиапотребление студентов факультетов журналистики в России (МГУ имени М.В. Ломоносова), Великобритании (Бирмингемский университет) и США (Темпльский университет), ставшая результатом работы секции, посвященной изучению новостного потребления, на международной конференции BASEES в 2016 г.

Поскольку исследование сосредоточено на изучении особенностей медиапотребления довольно специфичной аудиторной группы – начинающих российских журналистов; рабочей гипотезой стало предположение о том, что взаимодействие со СМИ и социальными сетями здесь может быть особенным: вероятно, что студенты журфака склонны постоянно отслеживать информационную картину дня; активно интересуются политической и экономической повесткой; довольно разборчивы в выборе источников контента; склонны получать его не только через Интернет, но и через другие СМИ; используют самые разнообразные социальные медиа.

С целью подтверждения или опровержения выдвинутой гипотезы были сформулированы следующие исследовательские задач.

1. Разработать формат и структуру медиадневников (анкет), где респонденты могли бы фиксировать свое медиапотребление в течение исследуемого периода.

2. На основе обобщения дневниковых записей респондентов:

  • изучить, где, когда и с каких устройств происходит потребление информационного контента у студентов; выявить, является ли оно постоянным на протяжении дня или наблюдаются определенные пики медиапотребления;
  • посмотреть, материалам какого типа отдается предпочтение в соответствии с предложенной маркировкой – фото, видео, текст и др. (ниже дано более подробное описание); изучить тематику и жанры потребляемого контента.
  • оценить, сайты каких СМИ посещаются студентами наиболее часто; куда они заходят целенаправленно, а куда попадают через социальные сети;
  • сопоставить полученные данные с актуальной российской статистикой по медиапотреблению.

3. Соотнести информацию, полученную из эссе, где респонденты описывают особенности своего медиапотребления, с обобщенными данными анкет. Привести в тексте наиболее яркие высказывания респондентов, отражающие характерную для них практику взаимодействия с источниками информации и их отношение к ним.

4. Определить направления для дальнейших исследований в области медиапотребления молодежи.

Предметом исследования стало изучение особенностей медиапотребления студентов факультета журналистики МГУ в течение одной недели (на основе данных заполненных ими новостных дневников и эссе, описывающих типичное для респондентов взаимодействия с информационным контентом). Медиапотребление исследовалось, исходя из категорий количества (за единицу измерения при этом взят акт потребления), качества (к каким источникам информации и как часто обращались респонденты; какова была тематика и типология прочитанных материалов), отношения (взгляд участников исследования на процесс потребления информации, их личный интерес), а также способа (устройства), времени и места доступа к контенту.

Исследование проводилось в период с 10 по 16 апреля 2017 г. В роли респондентов выступили учащиеся первого и четвертого курса бакалавриата факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова.

Студенты на протяжении недели заполняли дневники, куда вносили заголовки всех новостей, прочитанных ими в течение дня. Также они фиксировали ресурс, на котором был найден данный материал (сайт или социальная сеть); время, когда он был прочитан; устройство, с помощью которого респондент получил доступ к материалу (стационарный компьютер, ноутбук, планшет или смартфон) и место потребления (дом, дорога, вуз, работа и др.).

Для анализа из 60 анкет, полученных на первом этапе, было выделено 10 наиболее добросовестно заполненных студентами, недавно поступившими в вуз, – первокурсников − и столько же анкет учащихся выпускного курса бакалавриата (4 курс). Таким образом, в обработку попало 20 анкет респондентов 1998−1999 гг. рождения и 1995−1996 гг. рождения.

На втором этапе исследования данные анкет были соотнесены с информацией, полученной из эссе респондентов, где участники исследования пытались в свободной форме описать характерную для них практику взаимодействия со СМИ и соцсетями; их собственные выводы, сделанные по итогам заполнения дневников. Наиболее яркие высказывания приведены в тексте.

Безусловно, результаты, полученные в ходе обработки столь небольшого массива данных, с точки зрения социологов нельзя считать репрезентативными, однако авторы статьи рассматривают их как итог первичного зондажа, позволяющего определить направления для дальнейших изысканий в рамках масштабного международного проекта, где аналогичные материалы будут получены от студентов факультетов журналистики Великобритании и США. Таким образом, собранная сейчас информация станет частью более крупного исследования, которое планируется опубликовать позже. Вместе с тем, по мнению авторов, она все же может представлять интерес для научного сообщества даже в настоящем виде, поскольку в статье приведены обобщенные данные относительно 1087 актов медиапотребления респондентов, сопоставленные с собственными наблюдениями участников исследования за этим процессом.

 

Медиапотребление студентов: место, время и устройство доступа к информации

Проведенное исследование показало, что основными устройствами для доступа к новостной информации у студентов являются персональный компьютер (стационарный или ноутбук) и смартфон. Количество прочитанных с их помощью новостей несопоставимо с аналогичными показателями по другим медиаканалам: например, с просмотром телевизионных новостей или прослушиванием информационных выпусков по радио. Роль традиционных аудиовизуальных СМИ в общем объеме новостного потребления крайне незначительна (не превысила 7%), а сами респонденты обращали внимание на то, что либо не смотрят телевизор вообще, либо обращаются к нему преимущественно из-за привычки других членов семьи постоянно держать его включенным: «К телевизору не подхожу, но вынуждена слушать выпуски новостей, когда нахожусь дома, потому что бабушка всегда смотрит все новости»12; «совсем не слушаю радио, не смотрю телевизор, но иногда он работает дома как фон»13, «выход в Интернет с помощью смартфона я считаю наиболее удобным средством получения информации»14 вот наиболее характерные высказывания участников исследования по данной теме.

Несмотря на то что телевидение в России пока является самым массовым и популярным медиаресурсом, социологические исследования все чаще фиксируют падение доверия к нему как к источнику информации, равно как и снижение интереса к этому виду СМИ со стороны молодежи. Так, опрос ВЦИОМ, проведенный летом 2017 г., показал, что за пять лет доля россиян, которые в поисках новостной информации обращались к центральным телеканалам, сократилась на 10% (до 69%), в то же время региональные каналы (44%) уже уступили место Интернету (46%) как второму по значимости источнику новостей15.

При этом особенно заметен дефицит внимания к информационному вещанию со стороны молодой аудитории: в общероссийском срезе к федеральным каналам часто обращается менее половины людей (48%) в возрасте от 18 до 24 лет (против 87% аудитории старше 60).

Кроме того данные ВЦИОМ свидетельствуют о том, что молодежь практически не использует в качестве источника информации региональные и местные радиостанции и локальные печатные издания. Доля молодых россиян, которые обращаются к этим СМИ, не превышает 14%; при этом 81% граждан в данной аудиторной группе назвали блоги и социальные сети важнейшим источником новостей.

 

Таблица 1. Основные устройства доступа к информации студентов журфака МГУ

Устройство

Кол-во актов медиапотребления

% от общего числа

1.

Смартфон

483

44

2.

Персональный

компьютер

510

46

3.

Планшет

11

1

4.

ТВ

69

6

5.

Радио

9

0,8

6.

Печатные СМИ

5

0,5

Всего новостей

 

1087

100

Источник: обобщенные данные анкет 20 респондентов, отражающих их медиапотребление в период с 10 по 16 апреля 2017 г. Составлено авторами.

 

Очевидно также, что уже сегодня у молодой аудитории объемы потребления информации со смартфонов практически сравнялись с аналогичными показателями по компьютерам. Это подтверждают комментарии респондентов: «Самым удобным для меня является просмотр новостей в телефоне; даже, находясь дома, я крайне редко включаю компьютер»16 или «Чаще всего я просматриваю новости на телефоне утром, как только проснусь (в среднем с 7:00 до 9:00) и вечером перед сном (приблизительно с 21:00)»17.

Время и место чтения новостей, названные студентами, также свидетельствуют о том, что обращение к информационным ресурсам нередко происходит там, где использование компьютера не представляется удобным или возможным: в транспорте, во время пребывания в учебном заведении (в том числе параллельно с присутствием на занятиях), на улице. На эти категории приходится до четверти информационного потребления.

 

Таблица 2. Место потребления информации студентами журфака МГУ

 

Устройство

Кол-во актов медиапотребления

% от общего числа

1.

Дом

484

44

2.

Работа

155

14

3.

Учеба

169

15

4.

Транспорт

113

10

5.

Другое

бар, улица, магазин)

15

1,4

6.

Не указано

151

14

Всего новостей

 

1087

100

Источник: обобщенные данные анкет 20 респондентов, отражающих их медиапотребление в период с 10 по 16 апреля 2017 г. Составлено авторами.

 

Кроме того студенты читают новости практически постоянно – с момента пробуждения и до позднего вечера, поэтому смартфон, всегда находящийся под рукой, в данном случае, безусловно, является наиболее удобным устройством для информационного мониторинга.

 

Рисунок. Частота обращений студентов журфака к информационным ресурсам в течение дня, апрель 2017 г. (исходя из количества актов медиапотребления)

Источник: обобщенные данные анкет 20 респондентов, отражающих их медиапотребление в период с 10 по 16 апреля 2017 г. Составлено авторами.

 

Интересно, что, согласно данным анкет, в течение дня новостное потребление не вполне равномерно. Так, утренние показатели (7:00−9:00 утра) по чтению практически в два раза ниже, чем вечерние (22:00−00:00). А пик потребления новостей на сайтах и в соцсетях приходится на обеденное время – с 13:00 до 14:00.

В эссе сразу несколько респондентов особо выделили утренние и вечерние часы как период наиболее активного медиапотребления, а кроме того то время, которое они проводят в дороге: «Обычно я читаю новостную ленту с самого утра, чтобы проснуться, в свободное время между парами, по дороге домой и поздно вечером перед сном»18; «Практически каждое утро, если есть время, за завтраком я открываю «ВКонтакте» и листаю ленту новостей»19.

В проекции недели средние показатели потребления информации в выходные значительно превзошли аналогичные цифры по будним дням: за субботу и воскресенье учащимися было прочитано 425 новостей (в среднем 212 в день), в то время как с понедельника по пятницу – 662 (в среднем 133 в день).

 

Таблица 3. Потребление новостной информации студентами журфака МГУ в Интернете в будние и выходные дни, количествово актов медиапотребления

 Период

 обращения

 

Кол-во

просмотров

Будние дни

Выходные

Итого

Кол-во просмотров

В среднем обращений за 1 день

Кол-во просмотров

В среднем обращений за 1 день

Всего просмотров

за неделю

Средний показатель обращений

за 1 день

Новостные сайты

534

107

344

172

878

125

Социальные сети

128

26

81

40

209

30

Общее количество просмотренных ресурсов

662

133

425

212

1 087

155

Источник: обобщенные данные анкет 20 респондентов, отражающих их медиапотребление в период с 10 по 16 апреля 2017 г. Составлено авторами.

 

Основные информационные ресурсы студентов

Чем старше становятся студенты, тем больше они интересуются новостями. Это видно по количеству обращений к материалам как на информационных сайтах, так и в социальных сетях. В частности, четверокурсники, представляющие группу опрошенных 1995−1996 гг. рождения, за неделю прочитали более чем в два раза больше информационных материалов (68%), чем студенты первого курса, на долю которых пришлось лишь 32%, или 344 новости. Притом интерес к текстам, представленным на новостных сайтах, был значительно выше в сравнении с теми, что появлялись в социальных сетях.

 

Таблица 4. Объем потребленных информационных материалов студентами журфака МГУ первого и четвертого курса

Тип интернет-ресурса

Кол-во прочитанных материалов

1 курс

(1998−1999 г.р.)

 

4 курс

(1995−1996 г.р.)

Сайты

284

596

Соцсети

60

147

Всего

344

743

Источник: обобщенные данные анкет 20 респондентов, отражающих их медиапотребление в период с 10 по 16 апреля 2017 г. Составлено авторами.

 

Стоит обратить внимание на тот факт, что многие респонденты рассматривают потребление новостей преимущественно как профессиональную обязанность, связывают необходимость пребывания в информационном потоке с особенностями своего окружения, в котором много журналистов, и часто не скрывают отсутствие личной заинтересованности в обращении к материалам СМИ. «Новости в моей жизни присутствуют лишь потому, что я являюсь студенткой факультета журналистики. Не учась на журфаке, я вряд ли бы открывала даже дневную сводку новостей, так как, на мой взгляд, в СМИ нет объективной информации, а большинство материалов навевают плохое настроение»20. «Я бы с удовольствием изолировала себя от новостей, но это невозможно, если учесть, в какой среде я пребываю: практически все окружающие меня люди – мои друзья, однокурсники, знакомые – обсуждают новости, рассказывают их, передают дальше; достичь информационной детоксикации никак не получится»21. «В течение дня с новостями приходится сталкиваться постоянно: друзья имеют привычку сохранять понравившиеся им и отправлять в личные сообщения. Хочешь−не хочешь прочитаешь»22. «Много новостей я получаю от своих однокурсников. Они не упускают возможности обсудить что-то произошедшее. Я, разумеется, участвую в дискуссии, что позволяет мне быть «в теме» и знать повестку дня»23. «Без новостной ленты я чувствую себя «выпавшей из реальности». События, происходящие вокруг нас в мире, – это тема обсуждений и дискуссий с друзьями, педагогами, членами семьи»24. «Я не могу назвать себя человеком, который живо интересуется политической и экономической ситуацией в стране и мире, однако учеба на факультете журналистики, так сказать, обязывает»25.

Действительно, с точки зрения тематики прочитанных материалов респонденты продемонстрировали явный перевес в сторону новостей политики, экономики, а также социальной проблематики. На информационных сайтах их преимущественно привлекали материалы, которые можно отнести к категории локальных новостей: ограничение движения транспорта в городе, местные криминальные сводки и любопытные факты (к примеру, новости с такими заголовками, как «В Омске житель устроил заплыв на байдарке по луже», «Жители дома в Серове жалуются на двухметровый сталагмит», «Ребята на Петровке недовольны, что нет горячей воды» и др.). В социальных сетях эта категория заняла второе место, уступив первенство мировым новостям, внимание к которым также прослеживается достаточно четко.

Материалов, посвященных международной повестке дня (политические события в Турции, новости из Сирии, отношения России и США и др.), в целом было прочитано несколько больше в сравнении с теми, что освещали значимые политические события внутри страны (новые законопроекты, уголовные и следственные действия, освобождение Алексея Навального и др.). Это характерно и для публикаций, на которые пользователи выходили через социальные сети, и для тех, которые они читали напрямую с сайтов.

Что же касается новостей культуры, искусства и музыки, во многом объединяющих в себе информационный и развлекательный компонент, то интерес к ним в этот период был не слишком велик. Таких материалов было прочитано более чем в три раза меньше в сравнении с серьезными информационными текстами из первой группы – тех, что в зарубежных классификациях традиционно принято называть hard news26.

 

Таблица 5. Тематика потребленных студентами журфака МГУ информационных материалов.

Тематика

Кол-во актов медиапотребления

Сайты

 

Соцсети

Всего

 

Политика, экономика, общество

 

613

 

121

 

734

Международные новости

181

47

228

Внутристрановые новости

176

33

209

Локальные новости

256

41

297

 

Культура, искусство, музыка

 

154

 

68

 

222

Международные новости

51

24

75

Внутристрановые новости

55

21

76

Локальные новости

48

23

71

Источник: обобщенные данные анкет 20 респондентов, отражающих их медиапотребление в период с 10 по 16 апреля 2017 г. Составлено авторами.

 

В пятерку наиболее популярных у студентов информационных ресурсов Интернета попали сайты интернет-издания Meduza, российской общественной организации «Открытая Россия», газеты «Ведомости», а также информационных агентств «Интерфакс» и Lenta.ru. Здесь респонденты прочитали больше всего информационных материалов.

Среди лидеров присутствуют также сайты российских телеканалов RT, «Россия 24» и «Дождь», агентств «РИА Новости» и ТАСС, «Российской газеты».

Интересно, что информационные предпочтения учащихся факультета журналистики МГУ во многом стабильны. Так, по результатам схожего исследования, проведенного в 2015 г., в десятку приоритетных для студентов сайтов также попадали Meduza, «РИА Новости», «Интерфакс», Lenta.ru, RT и «Дождь» (Толоконникова, Черевко, 2016).

 

Таблица 6. ТОП-10 информационных ресурсов студентов журфака МГУ в Интернете, апрель 2017 г.

Название ресурса

Кол-во актов медиапотребления

1.

Meduza

80

2.

Открытая Россия

76

3.

Ведомости

44

4.

Интерфакс

42

5.

Lenta.ru

41

6.

РИА Новости

29

7.

Сайт телеканалаRT

24

8.

Сайт телеканала «Россия 24»

23

9.

Российская газета

17

10.

ТАСС

15

Сайт телеканала «Дождь»

15


Источник: обобщенные данные анкет 20 респондентов, отражающих их медиапотребление в период с 10 по 16 апреля 2017 г. Составлено авторами.

 

Таблица 7. ТОП-10 информационных ресурсов студентов журфака МГУ в Интернете, февраль−март 2015 г.

 

Название ресурса

Кол-во актов медиапотребления

1.

Коммерсант

47

2.

Championat.ru

27

3.

Meduza

23

4.

Известия

18

5.

РИА Новости

16

6.

Интерфакс, Newsru.com

9

7.

Lenta.ru

8

8.

РБК

7

9.

Газета.ru, Русский репортер, Яндекс Новости, LifeNews,RT

5

10.

Дождь, Сноб, Village,

w-o-s.ru

4

Источник: Толоконникова, Черевко (2016).

 

В социальных сетях было более всего прочитано материалов на лентах личных страниц. Первенство в этой категории традиционно принадлежит самой популярной у студентов соцсети «ВКонтакте» и второму по популярности сервису Twitter. Далее следует паблик «ВКонтакте» «Свободные новости», Twitter газеты «Известия» и агентства Lenta.ru. Лишь затем, даже не попав в ТОП-5, появляется Facebook.

Несмотря на то что данная социальная сеть является крайне популярной среди действующих российских журналистов, ядро ее аудитории (70%) находится в диапазоне 25 лет − 44 года27. Очевидно, что студенты, уже имевшие опыт работы или стажировки в различных редакциях, на фоне зарождающегося профессионального интереса начинают уделять Facebook определенное внимание, однако в процентном соотношении данные показатели еще слишком малы (4% от всех новостей, прочитанных в соцсетях) в силу низкой востребованности этой социальной сети у школьников и студентов.

 

Таблица 8. ТОП-10 информационных ресурсов студентов журфака МГУ в социальных сетях

Интернет-СМИ

Кол-во актов медиапотребления

1.

Лента «ВКонтакте»

(без перехода)

59

2.

Лента Twitter

(без перехода)

23

3.

Паблик «ВКонтакте» «Свободные новости»

19

4.

Twitter «Известия»

13

5.

Twitter Lenta.ru

10

6.

Лента Facebook

(без перехода)

8

7.

Группа RT «ВКонтакте»

6

8.

Twitter «Газета.ru»

4

9.

Twitter Ruptly

4

10.

Telegram-канал «Коммерсантъ»

4

Источник: обобщенные данные анкет 20 респондентов, отражающих их медиапотребление в период с 10 по 16 апреля 2017 г. Составлено авторами.

 

Полученные данные свидетельствуют о том, что респонденты более охотно читали новости именно на информационных сайтах. Это может быть связано как с личностными особенностями медиапотребления участников исследования 2017 г., так и с тем, что, по наблюдениям авторов, встречая новостную информацию в социальных сетях, студенты нередко поглощают ее вскользь – в так называемом фоновом режиме – и не фиксируют свое внимание на данном вопросе, что исключает внесение подобных данных в анкеты.

Во многом это подтверждают и размышления самих участников исследования, зафиксированные в эссе: «Основную информацию получаю через социальную сеть "ВКонтакте", но больше люблю развлекательный контент… Я привыкла заходить в определённые группы и "паблики"»28. «На мой взгляд, Twitter – самая удобная социальная сеть для того, чтобы не выпасть из повестки дня»29. «Обычно листаю ленту "ВКонтакте", но я не считаю за новости большинство постов, которые я вижу там. Чаще всего это развлекательный контент, не имеющий отношения к новостям»30. «Обычно заголовки новостей я узнаю из Twitter, "ВКонтакте" и Facebook»31. «Если на новости совсем не остается времени, я пробегаю глазами рассылку "Вечерней медузы" и несколько раз в день проверяю ленты новостных "пабликов" в "ВКонтакте", читая только заголовки. Очень кстати оказываются в таком случае также каналы новостных сайтов и "пабликов" в Telegram и Twitter»32.

 

Виды потребляемого информационного контента

В научной и экспертной среде нередко говорят о том, что форматы длинных текстов, подробно прорабатывающих тему, уходят в прошлое, поскольку аудитория все чаще не столько читает, сколько просматривает публикации. Этот тренд особенно заметен на примере молодежи. Распространенность «диагонального» чтения и негативное отношение к длинным материалам здесь подтверждает и ряд качественных эмпирических исследований (Аникина, Ермошкина, Искаков, Кобзев и др., 2016). А система редакционной аналитики «Медиатор», позволяющая изучать, как пользователи потребляют контент, показывает, что в среднем в январе−феврале 2017 г. на прочтение новостного или информационного материала пользователи тратили всего 1 мин. 17 сек., заходя на заметку с компьютера, и 1 мин. 12 сек., попадая на нее с мобильных устройств33.

Респонденты данного исследования в эссе также обращают внимание на то, что их знакомство с последними событиями часто происходит довольно поверхностно: «В новостях ниже заголовка ухожу редко, на сайты информагентств или в их Twitter захожу только тогда, когда случается что-то масштабное (в последний раз это были оппозиционные митинги по всей России). Также редко дочитываю лонгриды»34. «Я читаю в Twitter-аккаунтах моих друзей о том, что случилось определенное событие, и только после этого ищу информацию о нем. Правда, это бывает крайне редко»35. «Подборки новостей экономят время, поэтому их я стараюсь читать каждый день. Обычно я просматриваю лишь заголовки и только несколько текстов прочитываю полностью»36. «Для меня стало гораздо удобнее использовать общую ленту новостей Twitter: в случае какого-то происшествия или важного события просто нет времени заходить на сайт каждого издания»37.

Вместе с тем обобщенные данные анкет все же позволяют зафиксировать определенный интерес респондентов не только к коротким, но и к достаточно объемным материалам, промаркированным самими респондентами как «статья» (хотя и не дают возможности проследить, как много времени они провели с тем или иным текстом). Это отмечено и в некоторых эссе: «Если выдается свободная минутка, то в течение дня просматриваю большие интервью или аналитические статьи»38 или «Важную роль для меня играет не столько получение информации, сколько ее осмысление и анализ, поэтому интереснее всего читать статьи, лонгриды и колонки с мнениями конкретных журналистов»39.

Анкеты также показывают, что в тех случаях, когда потребление информации происходило непосредственно с сайтов, количество статей, которыми заинтересовались участники опроса, более чем в два раза превысило аналогичные показатели по новостным заметкам. Что же касается социальных сетей, то здесь сложилась несколько иная ситуация. Хотя количество переходов на статьи и тут оказалось лидирующим показателем, потребление коротких текстов в соцсетях было абсолютно сопоставимо по востребованности: через социальные медиа опрошенные вышли на 94 статьи и ровно столько же они прочитали материалов категории «твит» (59), «новостная заметка» (20) и «пост» (15).

           

Таблица 9. Топ-10 типов потребленного информационного контента студентами журфака МГУ

Через сайты напрямую

Кол-во актов медиапотребления

Через соцсети

Кол-во актов медиапотребления

 

1.

Статья

477

Статья

94

2.

Новостная заметка

209

Твит

59

3.

Видео

58

Новостная заметка

20

4.

Репортаж

20

Пост

15

5.

Интервью

9

Видео

12

6.

Фоторепортаж

6

Аудио

2

7.

Подборка фотографий

3

Прямой эфир

2

8.

Проект госзакупки

3

Фото

2

9.

Контент разного типа

94

 

2

10

Всего

879

 

208

Источник: обобщенные данные анкет 20 респондентов, отражающих их медиапотребление в период с 10 по 16 апреля 2017 г. Составлено авторами.

 

Можно заметить, что респонденты проявляли определенный интерес к видео- и фотоматериалам, которые являлись законченным информационным продуктом (например, к размещенным в Интернете сюжетам теленовостей или подборкам фотографий), однако в общем объеме потребления их доля крайне незначительна. Четко видно, что текстовые публикации и, по всей видимости, интегрированные в них фотографии привлекают данную аудиторию значительно больше.

 

Выводы

В рамках проведенного исследования авторам удалось решить ряд стоящих перед ними исследовательских задач, в частности:

  • разработать и апробировать формат и структуру медиадневников (анкет), необходимых для дальнейшего изучения медиапотребления молодежи;
  • обозначить необходимость корреляции данных анкет с информацией, полученной из эссе, в рамках которых респонденты описывают особенности своего медиапотребления, а также других способов верификации полученной информации (возможно, в ходе интервью с участниками исследования), поскольку даже на данном этапе были выявлены определенные расхождения между высказываниями респондентов и данными анкет;
  • сделать общие выводы относительно медиапотребления студентов факультета журналистики и особенностей их взаимодействия с источниками информации на основе полученных от респондентов данных анкет и эссе;
  • собрать данные, необходимые для сопоставления медиапотребления российских студентов факультета журналистики с данными учащихся по данной специальности в Великобритании и США.

Среди наиболее значимых выводов можно выделить следующее.

Интернет-СМИ и социальные сети являются для учащихся факультета журналистики МГУ ключевыми каналами поставки новостей, в то время как роль традиционных медиа в этом отношении крайне незначительна. Это следует как из анкет респондентов, так и из представленных ими эссе, где в редких случаях в качестве источников информации упоминаются лишь новостные выпуски телеканалов, между тем как сетевые медиа явно занимают ключевые позиции. Даже телевизионные новости – например, программу «Время» «Первого канала» или отдельные ее сюжеты – несколько участников исследования предпочли смотреть на официальном сайте телеканала. То есть различные СМИ сегодня интересны начинающим журналистам не столько как полноценный и законченный медиапродукт, сколько отдельными единицами информационного контента, который они производят; основным каналом доставки этого контента до студентов становятся именно социальные сети. Это опровергает изначально сформулированную часть гипотезы, связанную с предположением о том, что для студентов-журналистов могут быть интересны различные каналы поставки новостей, не только сетевые.

Наиболее популярными новостными ресурсами в Интернете для будущих журналистов являются сайты профессиональных СМИ. Эти приоритеты выглядят достаточно стабильными даже в сравнении с показателями прошлых лет. Выделяется несколько ресурсов, которые данная аудитория посещает из года в год: сайты ведущих информационных агентств России («Интерфакс», «РИА Новости», ТАСС, Lenta.ru, Newsru.com), телеканалов (RT, «Россия 24», «Дождь»), основных российских печатных и интернет-изданий (газет «Коммерсантъ», «Ведомости», «Известия», «Газета.ru», «Российская газета», РБК и др.).

Вместе с тем в социальных сетях предпочтения студентов различны: здесь информационные материалы читают в первую очередь на лентах личных аккаунтов, индивидуальных в каждом конкретном случае. Однако привлекают внимание отдельные информационные «паблики» – такие, как «Свободные новости», а также страницы и группы в соцсетях крупных СМИ (газеты «Известия», «Коммерсантъ», «Газета.ru», Lenta.ru, RT и др.).

Хотя анкеты респондентов показывают, что учащиеся довольно часто просматривают не только короткие тексты, но и те, что сами относят к категории «статья» (по сути, им стал каждый второй обозначенный в анкете материал), в эссе многие из участников исследования говорят о том, что редко дочитывают до конца открытые ими материалы, а в большинстве случаев и вовсе не уходят дальше заголовка, который они видят в ленте новостей социальных сетей. Получается, что для современной молодежи социальные сети постепенно становятся главным медиаканалом, позволяющим в фоновом режиме курировать повестку дня, и студенты факультета журналистики здесь не являются исключением. Любопытно, что, судя по эссе, респонденты не всегда воспринимают социальные сети как медиаресурс, даже несмотря на то, что регулярно потребляют через них информационный контент. По сути, поглощение новостей у студентов происходит постоянно в течение дня. Этому во многом способствует использование смартфонов: многие участники исследования отмечают, что предпочитают читать новости именно с них.

Стало очевидным, что в анкеты попала лишь незначительная часть публикаций, на страницу которых был совершен переход и которые участники исследования идентифицировали как отдельный информационный материал. Этот аспект явно требует от авторов детальной проработки и решения данной проблемы в дальнейших исследованиях на тему медиапотребления молодежи.

При этом вызывает интерес тематика зафиксированных в анкетах публикаций, т.е. тех материалов, на страницы которых все же был совершен переход. Здесь респонденты отдавали явное предпочтение новостям политики, экономики и общества, иначе говоря, новостей из категории hard news, что подтверждает одно из положений сформулированной на начальной стадии гипотезы. Новости культуры, искусства и музыки в этом отношении вызывали значительно меньший интерес в исследуемый период.

Нельзя не обратить внимание и на то, что многие учащиеся в эссе говорят об отсутствии личного интереса к новостям как таковым и связывают необходимость их потребления исключительно со своей профессиональной обязанностью как журналистов, а также косвенным влиянием на них своего окружения, близкого к журналистике. Это позволяет предположить, что медиапотребление студентов других специальностей может иметь серьезные различия. Данный аспект также открывает новое и малоизученное поле для дальнейших исследований и вместе с тем делает еще более любопытным сопоставление медиапотребления учащихся журфака МГУ с данными студентов-журналистов других стран. Анализ дневниковых записей и анкет, заполненных в тот же период студентами Бирмингемского университета в Великобритании и Темпльского университета в США, позволит выявить, является ли медиапотребление зарубежных учащихся таким же интенсивным и постоянным, как у российских; посмотреть, где и как оно происходит; изучить, каким медиаресурсам отдается предпочтение; оценить, какое место занимают социальные сети и профессиональные СМИ в вопросах поиска и получения новостной информации. На решение этих исследовательских вопросов планируется направить дальнейшие изыскания авторов.

 



Примечания

  1. Facebook признали главным поставщиком новостей // Коммерсантъ. 2017. Июнь, 19. Режим доступа: https://www.kommersant.ru/doc/3330074
  2. В частности, это следует из результатов установочного исследования TNS WEB Index: «Аудитория Интернета в целом» (Россия 0+). Март-авг. 2017.
  3. Калюков Е. ВЦИОМ зафиксировал сокращение числа доверяющих телевидению россиян // РБК. 2017. Авг., 7. Режим доступа: http://www.rbc.ru/society/07/08/2017/598826fd9a79470f8d026133
  4. О пользе и вреде Интернета и особенностях его использования // ФОМ. 2016. Янв., 16. Режим доступа: http://fom.ru/SMI-i-internet/12494
  5. Левада-Центр: россияне стали чаще использовать интернет-СМИ // Русская служба ВВС. 2016. Авг., 12. Режим доступа: http://www.bbc.com/russian/news-37057070
  6. Исследование GfK: за 2015 год интернет-аудитория в России увеличилась еще на 4 млн человек // GfK. 2016. Янв., 27. Режим доступа: http://www.gfk.com/ru/insaity/press-release/issledovanie-gfk-za-2015-god-internet-auditorija-v-rossii-uvelichilas-eshche-na-4-mln-chelovek/
  7. PwC представляет ежегодный российский выпуск «Всемирного обзора индустрии развлечений и СМИ: прогноз на 2017–2021 годы» // PwC. 2017. Режим доступа: https://www.pwc.ru/ru/press-releases/2017/media-outlook.html
  8. Данные TNS/ Mediascope в рамках проекта WEB-Index. Режим доступа: http://mediascope.net/services/media/media-audience/internet/information/
  9. Социальные сети в России, весна 2015. Цифры, тренды, прогнозы // Блог Brand Analytics. 2015. Июнь, 6. Режим доступа: http://br-analytics.ru/blog/socialnye-seti-v-rossii-vesna-2015-cifry-trendy-prognozy/
  10. Развитие Интернета в регионах России // Яндекс. Исследования. Весна 2015. Режим доступа: https://yandex.ru/company/researches/2015/ya_internet_regions_2015
  11. Модели медиапотребления. Что люди читают, почему, когда и как. Дневниковое исследование // UX-лаборатория Mail.Ru. Режим доступа: https://mediator.media/doc/Mediator_2017_How_People_Read.pdf; Мобильный Интернет в России // Mail.ru Group / My.com. 2016. Режим доступа: https://corp.imgsmail.ru/media/files/mobilnyij-internet-v-rossii.pdf
  12. Из эссе 2017.01.02.
  13. Из эссе 2017.01.09.
  14. Из эссе 2017.01.07.
  15. Калюков Е. Указ. соч.
  16. Из эссе 2017.04.06.
  17. Из эссе 2017.01.05.
  18. Из эссе 2017.01.09.
  19. Из эссе 2017.01.01.
  20. Из эссе 2017.04.06.
  21. Из эссе 2017.04.02.
  22. Из эссе 2017.01.09.
  23. Из эссе 2017.01.03.
  24. Из эссе 2017.04.04.
  25. Из эссе 2017.01.02.
  26. Cambridge Advanced Learner's Dictionary & Thesaurus. Cambridge University Press. Fourth edition. 2013.
  27. Социальные сети в России, весна 2015.
  28. Из эссе 2017. 01.06.
  29. Из эссе 2017.04.05.
  30. Из эссе 2017.01.01.
  31. Из эссе 2017.01.08.
  32. Из эссе 2017.01.09.
  33. См.: Модели медиапотребления.
  34. Там же.
  35. Из эссе 2017.04.02.
  36. Из эссе 2017.01.08.
  37. Из эссе 2017.04.01.
  38. Из эссе 2017.01.08.
  39. Из эссе 2017.04.02.

 

Библиография

Амзин А.А. Новостная интернет-журналистика: учеб. пособие. М.: Аспект Пресс, 2012.

Аникина М.Е., Ермошкина Т.А., Искаков Д.З., Кобзев М.В. и др. Восприятие длинных текстов поколением «цифровых островитян» // Медиаскоп. 2016. Вып. 1. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/node/2089

Вартанова Е.Л. Новые медиа как фактор модернизации СМИ // Информационное общество. 2008. Вып. 5-6. С. 37–39. 

Гуреева А.Н. Социальные сети в составе современных медиакоммуникаций российского вуза // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2015. № 6. С. 148–161.

Как новые медиа изменили журналистику. 2012−2016 / под ред. С. Балмаевой, М. Лукиной. Екатеринбург: Гуманитарный ун-т, 2016.

Колесниченко А.В. Длинные тексты (лонгриды) в современной российской прессе // Медиаскоп. 2015. Вып. 1. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/1691

Колесниченко А.В. Настольная книга журналиста: учеб. пособ.. М.: Аспект Пресс. 2016.

Семенова В.В. Дифференциация и консолидация поколений // Россия: трансформирующееся общество / под редакцией В.А. Ядова. М.: «КАНОН-пресс-Ц», 2001. C. 256−271.

Тертычный А.А. Жанры периодической печати: учеб. пособие. М.: Аспект Пресс, 2014.

Ткачева Н.В., Вартанов С.А., Дунас Д.В., Гуреева А.Н., К вопросу о теоретическом понимании новостей в цифровую эпоху: трансформация структуры, сил влияния, жизненного цикла // Вест. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2016. № 3. С. 3–16.

Толоконникова А.В., Черевко Т.С. Потребление новостной информации в Интернете студентами МГУ имени М.В. Ломоносова // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 10: Журналистика. 2016. № 4. С. 160−179.

Шостак М.И. Журналист и его произведение: практ. пособ. М.: ТОО «Гендальф», 1998.

 

Fortunati L., Gebhardt J., Vincent J. (eds.) (2011) Broadband Society and Generational Changes. Frankfurt am Main: Internationaler Verlag der Wissenschaften.

Prensky M. (2001) Digital Natives, Digital Immigrants. On the Horizon 9 (5), October. Режим доступа: http://marcprensky.com/writing/Prensky%20-%20Digital%20Natives,%20Digital%20Immigrants%20-%20Part1.pdf

Vartanova E. (2011) The Russian Media Model in the Context of Post-Soviet Dynamics. In: Hallin D.C., Mancini P. (eds.) Comparing Media Systems Beyond the Western World. Cambridge: Cambridge University Press, pp. 119−142. doi.org/10.1017/CBO9781139005098

Vartanova E. (2018) Mediating the Digital Message: Agenda-setting Theory in Modern Russian Media. In: Liebler C.M., Vos T.P. (eds.) Media Scholarship in a Transitional Age. Research in Honor of Pamela J. Shoemaker. New York: Peter Lang, pp. 105–120.
DOI: https://doi.org/10.3726/b11654