Languages

You are here

Полифункциональность заглавий в литературно-критических статьях И.Б. Роднянской

Научные исследования: 
Авторы материалов: 

Ссылка для цитирования: Зенова Е.М. Полифункциональность заглавий в литературно-критических статьях И.Б. Роднянской // Медиаскоп. 2018. Вып. 2. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2442

 

© Зенова Елизавета Михайловна
аспирантка кафедры теории литературы филологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова (г. Москва, Россия), lizazenova@gmail.com

 

Аннотация

В статье рассматривается актуальная проблема для теории литературной критики. На материале сборника литературно-критических текстов И.Б. Роднянской «Движение литературы» предпринимается попытка ответить на вопрос о приобретенных заголовочным комплексом функциях в контексте критического суждения. В рассматриваемой книге каждый элемент способствует осуществлению единого замысла. Делается вывод о структурных и смысловых чертах заглавий как значимых в общей композиции единиц.

Ключевые слова: литературная критика, заглавие, поэтика, сборник статей.

 

«Классик <…> о ней бы диссертации слагать» (Чупринин, 2013: 192, 197), «смыслоискательница» (Чупринин, 2015: 591), «автор нашего дня»; «великий филолог» (Бочаров, 2012: 8) − самые частотные среди исследователей слова о литературном критике Ирине Бенционовне Роднянской (род. в 1935 г. ). «За преданное служение отечественной словесности в ее поисках красоты и правды, за требовательное и отзывчивое внимание к движению общественной мысли на фоне времени» (Приходько, 2014: 10) − таково решение жюри о присужденной Роднянской премии. Из многочисленных словарей, справочников и энциклопедий узнаем об основных вехах в жизни критика: 1956 г. (первая статья в «Литературной газете»), «Новый мир» (заведующая отделом критики с 1988 г.), 1999, 2006, 2010, 2011, 2014 гг. (даты, когда Роднянской присуждались литературные премии), 1980, 1989, 1995, 2006, 2010 гг. (время выхода книг). В учебных пособиях по литературе XX−XXI вв. можно найти такие характеристики подхода Роднянской к анализу произведений: ее метод определяется как «публицистический»; «филологический» (Прозоров (ред.), 2002: 345) или «академический» (Добренко, Тиханов (ред.), 2011: 496). Многие статьи (например, «Демон ускользающий» о поэме М.Ю. Лермонтова) стали хрестоматийными и обязательными для чтения студентами филологических факультетов.

В 2006 г. был издан двухтомный сборник статей Роднянской «Движение литературы». В книгу вошли тексты, написанные критиком в разное время и опубликованные на страницах многих печатных изданий. Избранные автором работы составили своеобразную антологию литературных портретов, откликов критика на современную и классическую литературу, теоретических статей о проблемах литературы. Сегодня «Движение литературы» является наиболее полным собранием сочинений Роднянской.

В литературно-критическом сборнике Роднянской «Движение литературы» образуется своеобразная вторая реальность, эстетический идеал критика, русская словесность XIX−XXI вв. Художественное единство книги обеспечивается эстетической целостностью, повествованием об органическом развитии литературы, изобразительным началом, а также наличием двух сюжетных линий. Сосредоточиваясь на проблемах истории и теории литературы, критик провозглашает собственный подход, на пересечении филологии и эссеистического письма о ней с пристальным вниманием к личностям творцов и ключевым онтологическим категориям. Данное двухтомное собрание статей можно назвать развернутым панорамным обозрением всей творческой деятельности критика, ибо в содержание вошли наиболее знаковые работы 1960-х − 2000-х гг.

На материале сборника литературно-критических текстов Роднянской «Движение литературы» будет предпринята попытка ответить на вопрос о приобретенных заголовочным комплексом функциях в контексте критического суждения. Рассматриваемая книга представляет собой завершенное художественное целое, где каждый элемент способствует осуществлению единого замысла. Следовательно, интересно выявить специфические для заглавий значащие в общей композиции единиц структурные и смысловые черты.

Роль заглавия в литературно-критической статье не менее значима, чем в художественном произведении. Закономерно предположение о том, что именно творческий момент наделения высказывания именем в литературе или критике в наибольшей степени сближает названные виды литературной деятельности. Поиск адекватного заглавия ставит автора перед проблемой выбора выразительнейшей формулировки.

Так, например, «Гипсовый ветер» − это и цитата из романа Виктора Пелевина «Жизнь насекомых», и название статьи Роднянской, и зачин, который является смысловым ядром высказывания. Первые же предложения посвящены его объяснению: «…ветер, безжизненный, безвоздушный и бездвижный, дует в поникшие паруса нашей "серьезной" литературы <…>»1 (т. 1, с. 457). Заглавие, подзаголовок («О философской интоксикации в текущей словесности») и эпиграф, где приводятся слова Ивана из романа Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» (глава «Черт. Кошмар Ивана Федоровича») объединяются в единый комплекс, выражающий сущность современной литературы. В этом тексте 1993 г. критик выносит свой приговор: «Мы приходим к новому идеологизму в искусстве <…>; снова становимся объектами индокринации − промывки мозгов <…>. Это было бы очень опасно, если бы читатели легко давались в руки писателям. Но серое облако скуки надежно отделяет одних от других <…>» (т. 1, с. 493). Дальнейшее развитие мыслей лишь уточняет данную в заголовочном комплексе емкую формулу.

Вне зависимости от избранного жанра текст нуждается в заглавии, которое явилось бы, с одной стороны, квинтэссенцией смысла, а с другой стороны, в достаточной степени интригующим компонентом, вводящим читателя в идейно-тематическое содержание текста. Интересно, что именно заглавия в первом и втором томах демонстрируют литературного критика как писателя. «Демон ускользающий», «Встречи и поединки в типовом доме», «Гамбургский ежик в тумане: Кое-что о плохой хорошей литературе», «Марс из бездны» − перечисление хотя бы этих образных в своей основе наименований позволяет предположить, что заглавия, а также заголовочные комплексы, куда входят нередкие в статьях Роднянской эпиграфы, играют роль важнейших компонентов художественности.

Заглавие – это в полном смысле проявление авторской позиции, чем объясняется пристальное внимание критика к данному текстовому фрагменту. В статьях Роднянская нередко специально останавливается на раскрытии заложенных в заголовочный комплекс смыслов, так как именно первый текстовый элемент может выполнять ключевую функцию в смыслообразовании. Так происходит, в частности, в статье «Этот мир придуман не нами». Афористичное предложение, открывающее текст о творчестве В. Пелевина, является посланием, адресованным самому писателю. Однако критик возвращается к заглавию лишь в финале рассуждений, когда в ответ оппонентам было высказано следующее: Пелевин – «писатель некоммерческий»; «он пишет памфлет на информационное общество, <…> потому что у него накипело, а не потому, что хочет с помощью модной приманки пошустрее сбыть свой товар» (т. 2, с. 302). На протяжении всей статьи Роднянская обосновывала свое приятие творчества современного писателя, и поэтому неожиданным поворотом представляются наставительные реплики в адрес приверженца буддизма: «Вот именно. Этот лес придуман не Татарским. Этот мир придуман не нами. И в этом первый залог спасения»; «Конечно, не Христа ради он [Пелевин. – Е.З.] юродивый. Но, как говорит безумная Офелия, "… мы знаем, кто мы такие, но не знаем, чем можем стать"» (т. 2, с. 312, 314).

 Два толкования слова «оглашенный» стали эпиграфами к тексту о романе Е. Чижовой «Лавра». Эти определения из словарей В.И. Даля и Д.Н. Ушакова, поясняет Роднянская, символизируют сложившиеся в критике интерпретации нового произведения петербургской писательницы. Именно с полемического ответа на появившиеся мнения начинает Роднянская статью, ироничное заглавие которой («Оглашенная в Лавре») осознается лишь впоследствии.

На примере каждой включенной в литературно-критический сборник статьи можно проследить взаимосвязь ее жанровой принадлежности с предпосланным заглавием. Но здесь важно подчеркнуть, что в контексте книги, которая по многим признакам приближается к целостному художественному высказыванию, объединенному общим замыслом, системой лейтмотивов, образом автора, жанровые границы стираются или трансформируются. Заглавия же не обособляют тексты, а обозначают логические переходы, указывают на последовательность мыслей в книге.

В сборнике «Движение литературы» заглавия выполняют структурирующую функцию. Так, наименования даны каждой из пяти частей: «От Пушкина и Гоголя до Платонова и Заболоцкого»; «О движении современной прозы»; «О движении современной поэзии»; «Идеологический роман»; «Филология и филологи».

Смысловое наполнение внутри самих литературно-критических текстов также организуют заголовочные комплексы. Благодаря этим компонентам большинство статей Роднянской в сборнике отличает кольцевая композиция. И «ключ к интерпретации» (Эко, 1997: 597) высказывания закладывается критиком изначально, уже в заглавии. Однако расшифровать послание возможно только через целостное прочтение текста.

Так, в виде загадки или информативно недостаточного выражения предстает заглавие-цитата (Крылов, 2015: 136) «…И к ней безумная любовь» из поэмы А.А. Блока «Возмездие». Цитирование усиливает присущее критике артистическое, художественное начало. Поэтическая образность анализируемого материала воздействует на стиль критика. Цитатность заглавия подчеркивает диалогизм литературно-критического текста: его границы размываются благодаря возникающей соотнесенности с рассматриваемым художественным произведением. Авторские пояснения завершают рецензию на роман В. Пелевина: «<…> эта взрывчатая смесь (какая там нирвана!) струится со страниц "Чапаева и пустоты"» (т. 2, с. 296). Название, с одной стороны, емко обозначает суть нового произведения, а с другой стороны, затемняет жанровую принадлежность статьи. Текст, лишенный традиционной для рецензии библиографической справки, в составе сборника утратил первоначальную определенность жанра, чему не в малой степени способствует недосказанность заглавия.

Изучение основного текста критического высказывания начинается с освоения читателем его рамочных компонентов, среди которых первым является заглавие. Это первый шаг, после которого у воспринимающего складывается представление о характере, теме и целях суждения критика в целом. Как элемент структуры название статьи выполняет функцию сжатого изложения той информации, которой будет посвящено дальнейшее высказывание. Кроме этого заглавие может демонстрировать некоторые особенности идеологии и стиля автора.

В частности, обзор включенных в двухтомник заглавий демонстрирует как вкусовые, так и методологические предпочтения Роднянской. В сферу интересов критика входят и поэзия, и проза, немалое место занимает корпус публицистических работ. Заглавия отображают и другую немаловажную тематическую направленность текстов критика: «Ловцы продвинутых человеков»; «Христианство и культура»; «Светская и религиозная гуманитарная мысль». Перечисленные названия указывают на одну из центральных у Роднянской тем, которую можно обозначить как вера и творчество.

На фоне заглавий-цитат (ср.: «И много ль нас, внимательных, как я…», «Сердечная озадаченность») или метафоричных, художественных названий (ср.: «Вязь и грань», «Два лица Станислава Лема») публицистические тексты выделяются логичными, объективными формулировками (ср.: «Европейский интеллектуал: Конфронтация с миропорядком и ее пределы», «Русский западник сегодня»), в которых ключевая информация о содержании подана еще до основного текста. Помещенные в раздел «Между» данные работы отличает пограничное относительно жанровой принадлежности положение и, как следствие, отсутствие двусмысленности в заглавиях. Для названных работ, к которым надо добавить и следующие: «Помеха – человек: Опыт века в зеркале антиутопий», «Свято место правее Чубайса», − характерна концентрация на вопросах общественно-идеологической или политической направленности. Так, например, критик размышляет над спецификой русской интеллигенции и восприятием ею достижений европейской цивилизации. Однако высказывание не перестает быть литературно-критическим, что свидетельствует о жанровой переходности. Роднянская, как и в других статьях книги, продолжает говорить о наиболее важных для себя категориях: «…главным началом в позитивном, свободном от эксцессов развитии обновленной Европы, и соответственно – России, я сочла бы христианизацию интеллекта, нахождение им баланса между бытием существующим и бытием чаемым» (т. 2, с. 257). Кроме того, не забывается здесь мир писателей и художественных текстов, ибо частотным приемом в публицистических статьях являются параллели между современными проблемами и мыслями литераторов XIX−XXI вв. на схожую тематику. Примером может служить интерпретация стихотворения «Клеветникам России». Согласно точке зрения критика, в этом произведении Пушкин позиционирует себя как «интеллектуала с собственной, преображающей целью» (т. 2, с. 252). Литературными же фактами проиллюстрированы суждения о феномене возрождающегося на русской почве западничества: «Для Европы постмодернизм – переходная полоса <…>. У нас же все это грозит превратиться в форменный мундир для целой генерации интеллектуалов и художников. Мы переживаем как бы второе "крушение гуманизма" <…>» (т. 2, с. 266).

На существенную роль заглавия как первого элемента в поэтике книг обратил внимание еще С.Д. Кржижановский (1931: 3), сказав о том, что данный элемент является не только неотъемлемой частью произведения, но и ядром его смысла. Э.А. Лазаревой (2006: 160) также были отмечены особые структурные и содержательные свойства рассматриваемого элемента. Благодаря тому что последний занимает внетекстовое, обособленное положение, степень его воздействия на читателя усиливается, выполняет функцию коммуникации, сообщая реципиенту содержание основного текста в сжатом виде и оживляя «фоновые знания читателя». Рассматривая текст с лингвистической точки зрения, И.Р. Гальперин (1981: 133) отмечает, что заглавие – «это компрессированное, нераскрытое содержание текста. Его можно метафорически изобразить в виде закрученной пружины, раскрывающей свои возможности в процессе развертывания». Заглавие текста, таким образом, во-первых, занимает ключевую позицию на формальном и смысловом уровнях, а во-вторых, играет не последнюю роль в процессе выстраивания диалогических отношений с читателем. Анализ научной литературы свидетельствует о значительном интересе литературоведов и лингвистов к заголовочному комплексу (см.: Джанджакова, 1979; Веселова, Орлицкий, Скороходов, 1997; Андреева, Иванченко, Орлицкий (ред.), 2005). В наибольшей степени диалогичность статей Роднянской выдвигается на первый план, где заголовочные комплексы построены специальным образом: «Развязка "Женитьбы", или Чему смеемся?», «Конец занимательности?», «В чем победа?». Именно в таких вопросительных заглавиях читатель приглашается критиком к соучастию, совместному размышлению над избранным материалом. Важно подчеркнуть также, что заглавия-вопросы свидетельствуют и в пользу того, что «Движение литературы», несмотря на нередкий здесь академический подход к разговору о художественных текстах, остается в рамках литературно-критических жанров.

 

Заглавие в поэтике статей Роднянской полифункционально

Одно из его назначений – вступать в коммуникацию с автором разбираемых произведений. Диалог с писателем критик ведет посредством цитирования его текста. Необходимо заметить, что в сборнике «Движение литературы» с «чужих» слов начинаются исключительно те статьи, где прослеживается творческий путь писателей или филологов, симпатия к которым со стороны Роднянской, известный факт: «И много ль нас, внимательных, как я…» (Александр Кушнер), «Здесь и там» (Олеся Николаева), «Говоря ненаучно…» (Сергей Аверинцев).

«Сердечная озадаченность» − эти слова Вощева, главного героя повести «Котлован», открывают статью Роднянской, где рассуждения посвящены не только произведению А. Платонова, но и поэме Н. Заболоцкого «Торжество земледелия». Параллель, по признанию самой Роднянской, отнюдь не новая, и выдвинутое в заглавие выражение как нельзя лучше определяет сущность художественных миров обоих писателей: «созданное ими на новой основе значительное искусство не было признано ни значительным, ни "своим" <…>, это искусство, стилистически выразительное, не допускающее упрека в ученической эклектике, ни в коей мере не исполнило императива цельности» (т. 1, с. 336). Из предпринятого толкования заглавия можно сделать также следующий вывод: в данном случае жанровая принадлежность, а именно критическая параллель, оказалась завуалированной из-за цитирования одного из двух рассматриваемых текстов.

Интерес представляет обширный раздел внутри книги «Движение литературы», который посвящен персоналиям. В предпосланных литературным портретам заглавиях дается емкая характеристика, наилучшим образом выражающая яркую особенность индивидуального стиля писателя или филолога. «Внятная речь (Дмитрий Быков)», «Об А.П. Квятковском – ученом и поэте», «Незнакомые знакомцы (Владимир Маканин)», − данные заглавия объединяет сходство композиции: двусоставная структура представляет сжатую характеристику индивидуальности творца, чье имя раскрывается изначально. Подобным образом строятся все статьи Роднянской, жанровая принадлежность которых однозначна: все они являются литературными портретами. Если остановиться на третьем из названных текстов, то станет понятно, что в заглавии заключен постулат критика по поводу творческого метода В. Маканина: «Мы узнаем себя в его "портретах" только после определенной внутренней работы <…>. Искусство, как капля, точит камень нашей поверхностной самоуверенности – уверенности в том, что мы знаем жизнь и знаем самих себя» (т. 1, с. 633−634).

Итак, одна из возможных классификаций заглавий – это условное их разделение на две группы: затемняющие жанровую принадлежность текстов и прямо говорящие о ней. Двусмысленность и затемнение объекта высказывания устраняются в тех заглавиях, где формулировка вбирает в себя ключевое для статьи слово (ср.: «Расслоение романа», «Герой лирики Лермонтова», «Трагическая муза Блока»).

Там, где заглавия способствуют не только сокрытию жанра статьи, но и объекта, о котором будет идти речь, критик в наибольшей степени проявляет себя в качестве литератора. Можно предположить, что литературный критик здесь сближается с писателем, чье творчество и будет проанализировано. Но в такой первоначальной невыявленности смысла есть и попытка вступить в диалогические отношения с читателем. Игровая поэтика и образность способствуют провоцированию адресата на дальнейшее углубление в ход мыслей автора. Можно сказать, что данная группа заглавий представляет собой загадки, ответы на которые будут найдены после прочтения статьи.

Необходимо заметить, что требование к заглавию указывать каким-либо образом и на жанр текста в структуре книги выполняется не так строго еще и потому, что для всех вошедших текстов это вторая публикация. Важно, что при последующих публикациях заголовочные комплексы текстов остаются неизменными. Наименование статьи есть неотъемлемый элемент поэтики. Корреляция между основной частью текста и рамочным компонентом настолько прочна, что изменение или ликвидация заглавия повлекли бы за собой нарушения единства текста. Так, первоначальная публикация работы Роднянской «Здесь и там» состоялась в журнале «Новый мир», поводом же к написанию послужил выход шестого по счету сборника стихов О. Николаевой «Amor fati». В 2006 г. текст был включен в сборник «Движение литературы». Суждение Роднянской в момент своего появления прочитывалось как текст в жанре рецензии. Однако работа была опубликована несколько лет спустя, но уже не в «толстом» литературном журнале, а в книге избранных статей критика, и жанр статьи претерпел трансформацию.

Изменение объясняется не только хронологической дистанцией между выходом поэтического сборника и появлением рецензии, ибо, категория современности для Роднянской имеет максимально широкое значение и создание развернутого оценочного отзыва не обязательно связывается с появлением нового произведения. Причина жанрового сдвига заключается еще и в ряде поправок. Во-первых, из заголовочного комплекса убраны обязательные для толстожурнальных рецензий библиографические данные. Появилась возможность рассматривать его как свидетельство не только выхода новой книги или частных случаев в поэтике одного автора, но и литературного процесса, «движения современной поэзии» в целом. Во-вторых, к основному тексту добавилось небольшое дополнение в виде постскриптума. Роднянская здесь дала свою оценку книге «Испанские письма», выросшей из стихотворного цикла внутри сборника «Amor fati», из-за чего рамки высказывания разомкнулись, так как критик не ставит точку в осмыслении творчества Николаевой, размышления над поэзией не прекращаются: автор продолжает предъявлять новые тексты. Символичным можно назвать заглавие, которое предпосылается анализируемой работе. «Здесь» − это и название сборника поэзии Николаевой, и определение одной из сторон ее поэтики; «там», с одной стороны, обозначает противоположную тенденцию в лирике, а, с другой стороны, косвенно напоминает о комплексе идей поэтов-романтиков. Лишь после знакомства со всем текстом Роднянской можно раскрыть вложенный в заглавие смысл, композиция литературного портрета, следовательно, замыкается в кольцо: «Здесь и там» − емкая формула, объясняющая смысловой и временной масштаб поэтических текстов Николаевой.

В контексте книги потребность в строгом разграничении материала по жанрам ликвидируется, так как и границы между текстами стираются. Кроме того, нередко встречаются случаи жанровой трансформации. Так, например, текст, изначально появившийся на страницах «толстого» журнала в рубрике рецензий, в сборнике воспринимается как литературный портрет. Первоначальное появление статей осуществлялось в журналах, книгах, энциклопедиях, где формальные и содержательные жанровые признаки были предпосланы каждому высказыванию, в то время как художественное целое книги «Движение литературы» предполагает иной принцип рубрикации вошедших работ, важнейшей тенденцией здесь оказывается их слияние.

 



Примечания

  1. Здесь и далее произведение И.Б. Роднянской цитируется с указанием номера тома и страницы цитаты в тексте в круглых скобках по изданию: Роднянская И.Б. Движение литературы: в 2 т. М.: Языки славянских культур, 2006.

 

Библиография

Бочаров С.Г. Ирина Бенционовна Роднянская // Вопросы чтения: Сб. статей в честь Ирины Бенционовны Роднянской / сост. Д.П. Бак, В.А. Губайловский, И.З. Сурат. М.: РГГУ, 2012. С. 10−11.

Веселова Н.А., Орлицкий Ю.Б., Скороходов М.В. Поэтика заглавий. Материалы к библиографии // Литературный текст. Проблемы и методы исследования (III). Тверь: Изд-во Тверск. гос. ун-та, 1997. С. 158−180.

Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: Наука, 1981.

Джанджакова Е.В. О поэтике заглавий // Лингвистика и поэтика. М.: Наука, 1979. С. 207−214.

История русской литературной критики / под ред. В.В. Прозорова. М.: Выс. школа, 2002.

История русской литературной критики: советская и постсоветская эпохи / под ред. Е. Добренко, Г. Тиханова. М.: Нов. лит. обозр, 2011.

Кржижановский С.Д. Поэтика заглавий. М.: Никитинские субботники, 1931.

Крылов В. Н. Русская литературная критика конца XIX – начала XX века: стратегии творческого поведения, социология литературы, жанры, поэтика. М.: Флинта: Наука, 2015.

Лазарева Э.А. Заголовочный комплекс текста − средство организации и оптимизации восприятия // Изв. Уральск. гос. ун-та. 2006. № 40. С. 158−166.

Поэтика заглавия: сб. науч. тр. / ред.-сост. А.Н. Андреева, Г.В. Иванченко, Ю.Б. Орлицкий. Тверь: Лилия Принт, 2005.

Приходько Т. Против течения в защиту подлинности // Иные берега. № 2 (34). 2014. С. 10−16.

Роднянская И. Б. Движение литературы: в 2 т. М.: Языки славянских культур, 2006.

Чупринин С.И. Критика – это критики. Версия 2.0. М.: Время, 2015.

Чупринин С.И. Смыслоискательница // Знамя. 2013. № 9. С. 192−197.

Эко У. Имя розы. СПб: Симпозиум, 1997.