Languages

You are here

Североевропейская модель СМИ: смещение акцентов

Научные исследования: 
Авторы материалов: 

 

Ссылка для цитирования: Галкина М.Ю. Североевропейская модель СМИ: смещение акцентов // Медиаскоп. 2018. Вып. 2. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2439

 

© Галкина Марина Юрьевна
кандидат филологических наук, научный сотрудник проблемной научно-исследовательской лаборатории комплексного изучения актуальных проблем журналистики факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова (г. Москва, Россия), marina.galkina@mail.ru

 

Аннотация

В статье рассматривается трансформация североевропейской, или демократической, корпоратистской модели СМИ, предложенной исследователями Д. Халлином и П. Манчини в начале 2000 гг. В материале предпринята попытка обозначить экономические, технические и социальные факторы, ставшие причиной изменений функционирования модели североевропейских медиа. Путем анализа теоретических принципов медийной системы определяется статус-кво современных средств массовой информации стран Северной Европы. Автор делает вывод, что, хотя цифровизация, глобализация, процессы коммерциализации и иммиграции сильно повлияли на развитие медиа североевропейских стран, демократическая корпоратистская модель СМИ по-прежнему остается жизнеспособной.

Ключевые слова: три модели СМИ, североевропейская модель СМИ, политический параллелизм, профессионализм, трансформация.

 

Д. Халлин и П. Манчини (2004) выделили три модели медийных систем: североатлантическую (или либеральную), средиземноморскую (или поляризованную плюралистическую) и североевропейскую (или демократическую корпоратистскую). Концептуальная основа каждой системы построена на базе четырех характеристик: структура рынка СМИ, политический параллелизм, профессионализм журналистики и роль государства в отношении медиасистем.

Под влиянием экономических и политических факторов, дигитализации, коммерциализации рынка СМИ меняется и медиаландшафт. Так, сами авторы уже в процессе работы над книгой называли демократическую корпоратистскую модель медиа (к ней относятся медийные системы Северных стран: Дании, Швеции, Норвегии, Финляндии, Исландии), а также СМИ Германии, Швейцарии, Австрии) «очевидно убывающей» в XXI в. (Hallin, Mancini, 2004: 13). По их мнению, американизация, модернизация и глобализация стали мощной силой для уравнивания медиасистем. Они обозначили сдвиг в европейских системах СМИ в сторону либеральной модели, характерной для развития медийных систем Великобритании, Ирландии, Канады и США, где СМИ рассматриваются в первую очередь как коммерческое предприятие, ориентированное на широкие массы, а не на элиту.

В данной статье автор попытался разобраться, насколько изменилась медийная система стран Северной Европы с 2004 по 2016−2017 гг. и можем ли мы сегодня говорить отдельно о демократической корпоратистской модели медийной системы либо она трансформировалась в либеральную модель.

Следует отметить, что при анализе современного состояния медиа в странах Северной Европы, чтобы не выходить за рамки теории классиков, рассматривается только пресса.

В качестве методологии исследования был использован историко-теоретический подход, а также анализ статистических медиаданных в странах Северной Европы.

 

Обзор литературы

Три модели медийных систем, предложенные Д. Халлином и П. Манчини, подробно описаны в книге Е.Л. Вартановой «Постсоветские трансформации российских СМИ и журналистики» (2014). Кроме того, автор в статье «Русская медийная модель в контексте постсоветской динамики» проанализировала, насколько данная модель соответствует выделенным исследователями моделям (Vartanova, 2012).

Теоретические принципы сравнительного анализа медийных систем в трудах Д. Халлина и П. Манчини, их адептов и оппонентов описаны Л. Земляновой (2013).

Если обратиться к трудам, посвященным анализу североевропейской модели медиа, то можно выделить работы нескольких исследователей. В частности, Л. Норд (2008) проанализировал, насколько медиа в странах Северной Европы соответствуют демократической корпоратистской модели или североевропейская система СМИ представляет собой новый гибрид северной и североатлантической модели развития медиа.

Позже Дж. Охлссон (2015) обозначил текущие тенденции развития скандинавских СМИ, сосредоточив внимание на характеристиках демократической корпоратистской модели, таких как политический плюрализм, значительные тиражи газет, профессионализм журналистики, высокий уровень участия государства в деятельности средств массовой информации.

В книге «Государство всеобщего благосостояния: скандинавские медиа в цифровую эру» (Syvertsen, Enl, Mjøs, Moe, 2014) авторы утверждают, что модель медиа северных стран по-прежнему актуальна, даже в свете таких проблем, как неолиберализм, глобализация, старение, иммиграция и европейская интеграция, с которыми столкнулись многие государства Европы.

Тем не менее представляется важным актуализировать современную модель развития медиа Северной Европы в соответствии с параметрами, выдвинутыми в книге Халлина и Манчини. Исследования на данную тему в российской практике в последнее время не проводились, а данный опыт мог бы послужить подспорьем не только для дальнейшей работы медиаисследователей, но и пригодиться студентам и аспирантам в изучении медиаэкономики и истории зарубежных СМИ.

 

Структура медиарынка

Одной из основных характеристик медийных систем − по Халлину и Манчини − является структура медиарынка в рамках таких характеристик, как тиражи газет, взаимодействие с аудиторией (элита vs масса), соотношение важности газет и телевидения как источника новостей, соотношение местных, региональных и национальных газет, соотношение между качественной и бульварной прессой, региональная или лингвистическая сегментация медиарынков, влияние приграничных стран на национальную систему СМИ.

Как отмечает Дж. Охлссон (2015), смещение акцентов в развитии североевропейских медиасистем было сделано еще до появления в нашей жизни социальных сетей Facebook и Twitter, устройств IPad и iPhone, цифрового телевидения и Netflix. Тенденции перехода к либеральной модели означают, что сильные позиции газет в странах Северной Европы переходят в разряд «средних», уменьшается политический параллелизм прессы, равно как и ослабляется развитие медиарынка.

Количество газет сокращается. В 2015 г. самое большое число газет, распространяемых по подписке и продаже в розницу, было в Норвегии – 228 (в 2013 г. – 2291), в Швеции и Финляндии – 159 и 180 соответственно (в 2013 г. − 164 и 183 соответственно) (см. рис. 1). Важно отметить, что в этих странах популярны локальные и региональные издания.

Рынок газет в Дании отличается от рынка прессы североевропейских соседей. В стране, которая гораздо меньше других стран Северной Европы, в 2015 г. издавалось 32 газеты (в 2013 г. − 34 платные газеты, 8 из которых – национальные). Тем не менее сравнительно низкий охват прессой регионов способствовал развитию в Дании бесплатных газет.

 

Количество платных газет в странах Северной Европы в 2015

Рисунок 1. Количество платных газет в странах Северной Европы в 2015 г.2

Источник: Number of paid-for newspapers 2015. Режим доступа: http://www.nordicom.gu.se/sv/system/tdf/medieforskning-statistik/1001_numbernewspapers2015_graph.pdf?file=1&type=node&id=38162%20

 

Падают и тиражи газет. В связи с переходом на новые форматы газеты все больше уходят в Интернет. Так, только в Финляндии с 2000 по 2010 гг. тиражи десяти крупнейших ежедневных периодических изданий потеряли 19%, то есть почти пятую часть (Herkman, 2014: 18). В 2015 г. падение было самым ощутимым для журналов и газет, чей рынок сократился более чем на 8% по сравнению с предыдущим годом3.

 

Таблица 1. Платные издания: тираж ежедневных газет4, распространяемых по подписке и в розницу 2000−2014/15 (тыс. экз.)5

Год

Дания*

Финляндия*

Исландия**

Норвегия***

Швеция*

 

подп.

розн.

подп.

розн.

подп.

розн.

подп.

розн.

подп.

розн.

2000

1 232

257

1 963

341

81

10

1 976

569

2 959

768

2001

1 190

257

1 954

354

69

10

1 926

581

2 954

735

2002

1 170

235

1 937

331

65

10

1 891

582

2 919

758

2003

1 123

227

1 923

320

62

9

1 857

566

2 894

777

2004

1 092

210

1 924

332

55

7

1 831

548

2 877

786

2005

1 081

205

1 914

326

54

7

1 812

506

2 846

768

2006

1 047

201

1 905

319

45

5

1 788

462

2 808

743

2007

998

188

1 895

308

53

16

1 777

445

2 771

692

2008

954

175

1 842

285

52

12

1 746

407

2 697

657

2009

907

157

1 783

266

43

3

1 576

367

2 603

625

2010

840

143

1 730

257

36

3

1 537

331

2 504

582

2011

807

134

1 667

245

1 497

311

(2 437)

2012

748

117

1 565

224

1 445

277

(1 960)

2013

698

102

1 460

196

1 373

244

(1 873)

2014

672

90

1 370

181

1 336

212

(1872)

2015

(1 242)

1 269

184

(1524)

 

* В Дании, Финляндии и Швеции ряд крупных газет не проверяют тиражи газет ежегодно. В Дании многие газеты перестали измерять свои тиражи с июля 2014 г.; поэтому данные в Дании за 2014 г. относятся к январю−июню, а не к июлю−декабрю, как в предыдущие годы; данные за 2015 г. отсутствуют. В Финляндии отсутствуют официальные данные по тиражам ежедневных таблоидов «Илта-Саномат» и «Илталехти» за 2015 г. В Швеции начиная с 2011 г. отсутствуют данные от двух до шести крупных газет в зависимости от года. В скобках приводятся неполные данные по СМИ Финляндии и Швеции.

** С 2011 г данные по Исландии отсутствуют.

*** В 2014 г. был представлен новый метод подсчета совокупного тиража. Предыдущая система была основана на подсчете подписки на бумажную версию издания, включая подписку на электронную версию. Новая система основана на трех разных подсчетах: общий тираж газеты, общий электронный и чистый тираж. Данные за 2015 г. включали в себя всех подписчиков, у которых есть подписка либо на печатную версию, либо на электронную (в случае обоих вариантов подписки учитывается только один). Цифровая подписка включена в совокупный тираж газет в Дании с 2014 г., в Норвегии с 2004 г. и в Швеции с 2012 г., причем цена за электронную копию должна быть равной стоимости бумажной копии (в данных по Финляндии и Исландии подписка на электронную версию не включена).

 

Оценивая состояние современной ситуации на рынке прессы в странах Северной Европы, важно учитывать и влияние спада в рекламной индустрии, явившегося следствием общей экономической ситуации (Вартанова, 2006). Традиция подписки на газету долгое время создавала прочную экономическую основу для прессы, например в Финляндии (Picard, 2014: 8). Доставка на дом до недавнего времени оставалась едва ли не единственным действенным рекламным каналом. Однако рекламодатели медленно, но верно переходят из газет на онлайновые площадки. Доходы от подписчиков и рекламы не достаточны для поддержания жизнеспособного бизнеса.

Традиционная пресса испытывает потребность в новых бизнес-моделях, которые помогут приспособиться к новой конкурентной среде.

В настоящий момент существуют отдельные газеты, которые лучше других адаптировались к дигитализации и демонстрируют прибыль. Крупнейшая финская газета «Хельсингин Саномат» (Helsingin Sanomat, HS) провела оптимизацию редакции. В конце 2014 г. было решено создать совместную редакцию по производству новостей, объединив ньюсрумы 12 региональных газет.

Таблоид «Хювюдстадсбладет» (Hufvudstadsbladet, HBL− крупнейшая шведскоязычная газета в Финляндии), который стал издаваться в 2014 г. в электронном виде, в течение первой недели завоевал популярность в Сети.

Ведущая газета Дании и одна из старейших газет в мире (первый номер вышел в 1749 г.), «Берлингске» (Berlingske) в 2006 г. перешла на таблоидный формат.

Некоторые медиакомпании пошли по пути сокращения тиражей и газет. Например, финские региональные газеты «Лапин кансса» (Lapin kanssa) и «Похьолан Саномат» (Pohjolan Sanomat), также превратившиеся в таблоиды, объединились. «Похьолан Саномат» стала выходить под своей «шапкой», но дублирует содержание «Лапин кансса». Однако в марте 2017 г. «Похьолан Саномат» прекратила свое существование.

Между тем пресса североевропейских стран выглядит весьма уверенно на мировом фоне. Согласно отчету о цифровых медиа Reuters Institute Digital News Report 20166, Финляндия и Дания остаются одними из самых читающих новости стран в мире. Финляндия − мировой лидер по медиапотреблению (94%) как электронных СМИ − 85%, так и печатных – 73%. Тем не менее уровень чтения газет различен внутри географического региона: в Финляндии приверженность к «бумаге» выше, чем в Дании.

 

Еженедельный охват медиа в разных странах, 2016 г.

Рисунок 2. Еженедельный охват медиа в разных странах, 2016 г.

Источник: Reuters Institute Digital News Report 2016. Режим доступа: https://www.sanomalehdet.fi/sanomalehtitieto/median-k%C3%A4ytt%C3%B6

 

Внутри североевропейского региона пресса занимает сильные позиции. Уровень чтения газет высок независимо от формата, хотя молодые люди предпочитают электронную версию, а старшее поколение уходит в сторону печатного варианта.

 

Таблица 2. Аудитория газет: совокупный ежедневный охват газет, бумажной и электронной версии (%)7

Год

Совокупная аудитория печатной и электронной версий (возраст, %)

Аудитория

печатной версии

(возраст, %)

Аудитория

электронной версии

(возраст, %)

Финляндия

Норвегия

Швеция

Дания

Финляндия

Норвегия

Швеция

Финляндия

Норвегия

Швеция

12+

9−79

9−79

12+

12+

9−79

9−79

12+

9−79

9−79

2005

81

81

74

73

27

11

2006

82

81

74

69

31

15

22007

81

80

72

67

34

17

22008

77

77

68

65

35

17

22009

78

77

65

66

40

17

22010

92

80

75

59

78

64

68

55

43

19

22011

94

79

84

55

76

63

66

68

48

18

22012

94

77

69

51

73

55

61

71

49

19

22013

76

66

45

51

55

52

21

22014

92

75

67

43

66

49

54

70

54

24

22015

72

65

42

42

50

51

26

 

Таким образом, следует признать, что позиции cевероевропейской прессы на национальных рынках значительно ослаблены с 2000 г., но в целом на фоне мировых показателей выглядят весьма позитивно.

 

Политический параллелизм

Политический параллелизм определен Халлином и Манчини политизацией медиаконтента, участием СМИ в политической жизни, регулированием общественного вещания.

Национальные ежедневные газеты в странах Северной Европы исторически были партийными. Партийная система прессы традиционно основана на трех китах, связывающих партии и газеты: собственность, содержание, читательская аудитория (Hadenius, Weibull, 1991). Однако в последние десятилетия ситуация изменилась. Участие политических партий в печатной отрасли ограничено или отсутствует во всех пяти североевропейских странах (Ohlsson, 2015: 63). Так, в Финляндии в 2005 г. осталось лишь 5% партийной прессы (Вартанова, 2006: 302).

Политические отголоски сегодня связаны в большинстве случаев со страницей редактора, где публикуются, особенно в преддверии выборов, определенные партийные позиции (Hoyer, 2005).

Долгое время в североевропейских странах общественное вещание было монополистичным. Но с распространением технологий появилась дуалистическая система вещания: наряду с общественными, вещающими по лицензии, появились частные каналы, финансируемые коммерческими структурами (Nord, 2008).

Сегодня коммерческое телевидение и онлайн-сервисы составляют намного большую часть медиапотребления, чем общественное телевидение. Различные типы медиа используются для передачи одного и того же контента, глобальные сервисы, вроде Facebook, становятся каналами получения информации. Тем не менее традиции преемственности достаточно сильны. В книге «Государство всеобщего благосостояния: скандинавские медиа в цифровую эру» (Syvertsen, Enli, Mjøs, Moe, 2014) авторы подчеркивают, что до сих пор популярны печатные и другие традиционные носители и основные телевизионные каналы. Цифровые медиа преимущественно используются для поиска информации, чтения новостей, прослушивания музыки в дороге и для общения в социальных сетях.

Однако национальные контексты очень важны для населения Северной Европы. Глобализация не только привела к росту импорта телевизионных программ, но и к увеличению национальных версий глобальных форматов, таких как «Поп-идол» − версия одноименного британского музыкального телепроекта по поддержке молодых исполнителей, телесериалов (например, Hilmmelblå − норвежская версия телесериала Би-би-си (BBC) «Две тысячи акров неба» (Two Thousand Acres of Sky)).

Несмотря на историческую однородность североевропейских стран, население становится более гетерогенным. Иммиграционные процессы ведут к дифференциации пользовательских шаблонов потребления медиа. Авторы книги «Государство всеобщего благосостояния: скандинавские медиа в цифровую эру» приводят пример, что жители, родители которых были выходцами из Азии, Африки, Латинской Америки или европейских стран за пределами Европейского Союза, менее склонны читать газеты и слушать радио, чем население в целом. Люди с иммигрантскими корнями слабо интересуются национальными телевизионными программами и предпочитают продукты глобальной медиаиндустрии, в частности художественные фильмы. Также среди иммигрантов наблюдается меньший интерес к каналам общественного вещания, нежели международным и коммерческим.

В некоторых странах Северной Европы общественное телевидение пытается удержать позиции. Так, в Дании доля общественного вещания увеличивается в связи с рядом успешно запущенных телеканалов. Рынок общественного телевидения больше всего падает в Швеции, а в Финляндии (Вартанова, 2003: 246) и Норвегии, напротив, сохраняет доминирующую роль и таким образом замедляет рыночно ориентированную вещательную систему, характерную для либеральной модели (Nord, 2008).

Охлссон также подчеркивает, что различия между странами Северной Европы растут как в политическом, так и в экономическом плане. Однако их объединяют сильные позиции на рынке общественного вещания, о чем было сказано выше (Ohlsson, 2015).

Так, традиционные черты политического параллелизма в той или иной степени присутствуют на североевропейском рынке прессы.

 

Профессионализм журналистики

Профессионализм журналистики обозначается уровнем автономии журналистов, их общественной ориентацией, а также разработкой ряда профессиональных норм и правил.

Е.Л. Вартанова (1997) выделила единую северную европейскую модель СМИ, характеризующуюся не только схожестью истории, социальных и экономических структур и культурных связей, но и высокой степенью социальной ответственности перед обществом. В странах Северной Европы уровень доверия к прессе очень высок (Вартанова, 1997; Сиберт, Шрам, Питерсон, 1998).

Принципы редакционной свободы характерны для всех североевропейских стран (Syvertsen, Enli, Mjøs, Moe., 2014, 2016). Это подтверждают исторические факты.

2 декабря 1766 г. в Швеции был принят первый в мире закон, охраняющий свободу слова. Это событие положило начало одной из наиболее свободных медиасистем в мире. Принципы закона (безусловно, претерпевшие трансформацию) оказывают влияние на взаимоотношения между СМИ и аудиторией до сих пор. В Финляндии 2016 г. прошел под лозунгом «Право знать – право говорить» и был посвящен 250-ой годовщине первого в мире Закона о свободе информации.

Финские и шведские репортеры всегда выглядели защитниками беспристрастной журналистики в исследованиях на фоне американских и британских коллег (Donsbach, Patterson, 2004). Результаты исследований, посвященных работе журналистов в странах Северной Европы, позволяют говорить о падении роли профессиональной журналистики (Hoyer, 2005). Возможно, это обусловлено тем, что в североевропейских странах действует сильная поддержка советов прессы: Датский Совет прессы, Совет по медиа в Финляндии, Норвежский Совет прессы и Шведский совет прессы. Эти системы относительно похожи, не аффилированы с правительством, имеют корпоративистскую структуру, принимают решения в отношении этических проблем СМИ и регулярно публикуют отчеты о рассмотрении дел и объяснении своих позиций.

СМИ пользуются доверием аудитории. Например, в 2016 г. в числе преимуществ газеты читатели в Финляндии отметили такие факторы, как ценность, доверие, надежность, высокое качество (см. табл. 3).

 

Таблица 3. Преимущественные характеристики газеты по сравнению со средними характеристиками других медиа8

Характеристики, %

Газеты

В среднем по медиа

Разница, %

Ценность

68

25

+ 43

Эксперт

64

27

+ 37

Заслуживающий доверия

58

22

+36

Надежный

56

22

+31

Высококачественный

53

22

+31

Безопасный

51

21

+31

Социально ответственный

48

19

+29

Ответственный

50

19

+31

Помогает понять тренды

59

28

+31

Организует общество

47

20

+27


Источник: Медиаобраз 2016, Sanomalehtien Liitto (Финская Ассоциация газет) & TNS Gallup Oy. Режим доступа: https://www.sanomalehdet.fi/sanomalehtitieto/median-k%C3%A4ytt%C3%B6

 

Уровень объективности журналистики в североевропейских странах, как и в начале тысячелетия, по-прежнему на высоте. В 2017 г. страны Северной Европы стали лидерами Мирового индекса свободы прессы: Финляндия заняла третье место после Норвегии и Швеции9.

 

Роль государства в отношении медиасистем

Роль государства, по определению Халлина и Манчини, − степень и формы вмешательства органов власти в функционирование медиасистемы. Это цензура, предоставление экономических субсидий, владение медиа- или телекоммуникационными организациями, где государство выступает в роли «первичного определителя» новостей, а также регулируемые государством правила работы отрасли (законы, лицензирование).

Одним из самых известных аспектов вмешательства государства в структуру медиарынка в странах Северной Европы является субсидирование прессы. Кроме субсидирования существует законодательное вмешательство, касающееся правил рекламы или регулирования собственности.

Структуру собственности на рынках газет Северной Европы трудно обобщить. Охлссон пишет, что две трети прессы в Финляндии и две пятых печатных изданий Норвегии контролируются компаниями, котирующимися на фондовой бирже. Такой вид собственности ограничен в Дании, Швеции и Исландии. С июня 2009 г. бенефициаром национального шведского таблоида «Афтонбладет» (Aftonbladet) стала компания «Шибстед» (Schibsted), получив контроль над 91 % акций. Тем не менее в Швеции значительная часть провинциальной прессы контролируется некоммерческими фондами, большинство из которых прямо или косвенно связано с либеральными и консервативными партиями (см. табл. 4).

 

Таблица 4. Крупнейшие газетные компании стран Северной Европы по доле тиража на 2014/2015 гг.*10

Страна, год

Медиакомпания

Тираж (тыс.)

Доля в совокупном тираже (%)

Кол-во изданий

Основные собственники

 

 

 

 

 

Дания, 2013

«Политикен» (JP/Politikens Hus)

220

27

3

Некоммерческие фонды

«Берлингске Медиа» (Berlingske Media A/S)

182

23

8

«Меком Груп» (Мecom Group (с 2015 г.: «Де Персгруп»

(De Persgroep), Бельгия)

«Сьяландске Медиер» (Sjællandske Medier A/S)

61

8

4

Некоммерческие фонды**

«Финске Медиер» (Fynske Medier P/S)

60

7

2

Некоммерческие фонды**

«Дагбладет Бёрсен» (Dagbladet Børsen A/S)

53

7

1

«Бонниер фэмили» (Bonnier family)***

Всего 5 крупнейших

576

72

18

Всего, все газеты

803

100

34

 

 

 

 

 

Финляндия, 2014

«Алма Медиа» (Alma Media Oyj)

427

19

24

«Илкка-Юхтюмя» (Ilkka-Yhtymä) (27%), «Мариаторп\Никлас Херлин» (Mariatorp/Niklas Herlin) (19%)

«Санома» (Sanoma Oyj)

395

18

2

«Йане энд Аатос Эркко Фаундэйшн» (Jane and Aatos Erkko Foundation) (24%), «Холдинг Манутас\Антти Херлин» (Holding Manutas/Antti Herlin) (11%)

«Кескисуомалайнен» (Keskisuomalainen Oyj)

267

12

25

Объединение компаний (нет главного собственника)

«ТС-ухтюмя» (TS-yhtymä Oy)

154

7

10

«Кетонен фэмили» (Ketonen family)

«Каакон Виестинтя» (Kaakon Viestintä Oy)

100

4

15

«Тикка фэмили» (Tikka family)

Всего, 5 крупнейших

1343

60

72

Всего, все газеты

2246

100

183

 

 

 

 

 

Норвегия, 2015

«Шибстед» (Schibsted)

546

27

16

«Стифтелсен Тиниус» (Stiftelsen Tinius) (фонд) (26%), инвестиционные банки и фонды, «НВТ Медиа» (NWT Media AS) (4%)

«Амедиа» (Amedia)****

499

24

62

LO – Трудовое движение (45%), «Теленор Медиа Инвест» (Telenor Media Invest) (44%), «Амедиа» (Amedia AS) (8%), «Стифтелсен Фритт Орд» (Stiftelsen Fritt Ord) (3%)5

«Полярис Медиа» (Polaris Media)

207

10

29

«Шибстед» (Schibsted) (29%), «НВТ Медиа» (NWT Media) (26%), инвестиционные компании

Всего, 3 крупнейших

1253

61

107

Всего, все газеты

2042

100

228

 

 

 

 

 

 

 

Швеция, 2014

«Бонниер Груп»(Bonnier Group)

646

25

5

«Бонниер фэмили» (Bonnier family)

«Миттмедиа Форвалтнингс АБ» (Mittmedia Förvaltnings AB)

342

13

22

«Нюа Стифтелсен Гефле Дагблад» (Nya Stiftelsen Gefle Dagblad) (фонд)

«Шибстед» (Schibsted)

323

13

2

«Стифтелсен Тиниус» (Stiftelsen Tinius) (фонд) (26%), инвестиции банков и фондов, NWT Media AS (4%)

«Стампен Медиа Груп» (Stampen Media Group)

283

11

6

«Хьёрне фэмили» (Hjörne family)

«Гота Медиа» (Gota Media)

236

9

11

«Стифтелсен Барометерн»/ «Стифтелсен Торе Г Вёренстам» (Stiftelsen Barometern/Stiftelsen Tore G Wärenstam) (фонды)

Всего 5 медиакомпаний

1828

72

46

Всего, ежедневные газеты (3−7 раз в неделю)

2537

100

95

 

 

* В таблице рассмотрены компании, издающие только платные газеты, распространяемые по подписке и в розницу.

** В 2015 г. три региональные газетные компании – «Фюнске Медиер» (Fynske Medier), «Сюдданске Медиер» (Syddanske Medier) и «Юске Медиер» (Jyske Medier) − слились с «Юск Фюнске Медиер» (Jysk Fynske Medier), которая теперь является второй по величине газетной компанией на датском газетном рынке (после «Политикен» (JP / Politikens Hus) и «Берлингске Медиа» (Berlingske Media)).

*** В 2016 г. «Бёрсен» (Børsen) был приобретена «Политикенс» (JP / Politikens Hus).

**** В апреле 2016 г. компания «Спарбанксстифтелсен» (Sparbanksstiftelsen DNB) приобрела все акции «Амедиа» (Amedia).

 

Ослабление прессы в странах Северной Европы связано с постепенным ограничением участия государства в поддержке СМИ. Наиболее радикальный сдвиг в политике произошел в Финляндии, где прямая поддержка прессы была практически полностью прекращена11.

Финское общественное телерадиовещание может похвастаться государственным финансированием, которое защищает этот сегмент медиарынка от конкуренции за зрителя и рекламодателя, с которой сталкиваются коммерческие игроки. Такую же функцию выполняет налог на просмотр общественного телевидения «Юле» (Yle), который с 2013 г. ежегодно платят на содержание телеканала граждане и компании. Его сумма составляет от 50 до 140 евро в зависимости от уровня дохода (от уплаты освобождаются дети и малообеспеченные граждане)12.

За отсутствие рекламы на общественном телевидении и радио платят и жители Швеции, которые регулярно покупают лицензию на пользование радио и ТВ. Однако и в этой североевропейской стране ежегодное государственное финансирование общественного радиовещания почти в четыре раза превышает общие доходы от рекламы коммерческих радиовещателей13. Следует отметить, что реклама на общественном телевидении из всех североевропейских стран разрешена только в Финляндии, а в Норвегии – только в новых общественных форматах: телевизионных текстовых сервисах и общественных сервисах в Интернете (Nord, 2008: 107).

В Норвегии все владельцы телеприемников должны оплачивать ТВ-лицензию/tv-lisensen. В 2017 г. ТВ-лицензия стоила 2 868 кроны (21 тыс. руб.) в год. В 2016 г. доходы NRK от ТВ-лицензии составили 5,52 млрд крон (38 млрд руб.), что составляет 96,8% от общего бюджета государственной компании NRK14.

Таким образом, анализ позволяет сделать вывод, что система взаимоотношений между государством и медиа различная во всех странах Северной Европы, но это вмешательство государства в отдельные сегменты медиаиндустрии (но не влияние на их политику) все же имеется.

 

Выводы

Ослабление модели североевропейской медиасистемы, предложенной Д. Халлином и П. Манчини в начале XXI в., в процессе развития конвергенции, коммерциализации и глобализации рынка СМИ предсказывали и сами авторы. Они не делали прогнозов, а просто говорили, что не стоит идеализировать эмпирическую теорию – ее нормативы лишь помогают понять суть развития медиасистем в разных странах.

Проанализировав современные интерпретации североевропейской, или демократической корпоратистской медийной системы, можно сделать вывод, что конвергенция стала не угрозой для трансформации и уничтожения североевропейской модели медиа, а скорее вызовом для средств массовой информации стран Северной Европы, с которым они успешно справляются, находя оптимальный баланс между старыми и новыми тенденциями. В определенной степени государство сохраняет свое участие в развитии и поддержке СМИ, обеспечивает доступ граждан к современным технологиям. Объективность и высокий профессионализм журналистов остаются отличительными чертами медиа североевропейских стран.

Цифровизация внесла важные коррективы в медиаландшафт стран Северной Европы. Возникновение новых медиа и переход на различные кросс-форматы стали одной из причин ослабления рынка прессы и его коммерциализации – в этом направлении вырисовывается четкое смещение североевропейской модели в сторону либеральной медийной системы. Но опять-таки североевропейские СМИ (не без помощи государства) успешно адаптируются к новым коммуникационным технологиям, извлекая из этого прибыль. По статистике пользования Интернетом и социальной сетью Facebook в Европе на конец июня 2017 г. Исландия и Норвегия стали лидерами: доля пользователей составила 100% и 99,6% соответственно15.

Таким образом, североевропейская, или демократическая корпоратистская, модель СМИ, выделенная в начале XXI в., по-прежнему жизнеспособна и помогает определить вектор развития медиа стран Северной Европы в мировом пространстве, выявляя не только проблемы, но и такие базовые ценности медиа, как объективность, независимость, достоверность.

 



Примечания

  1. Источник: Статистика Финляндии. Режим доступа: http://www.stat.fi/til/jvie/2015/jvie_2015_2016-11-18_tie_001_en.html
  2. Источники: Датское бюро по аудиту тиражей. Режим доступа: http://www.auditbureau.org/;
    Датское агентство по культуре и дворцам. Режим доступа: http://kum.dk/; Медиааудит Финляндии. Режим доступа: http://mediaauditfinland.fi/; Финская ассоциация газет. Режим доступа: https://www.sanomalehdet.fi/; Статистика Финляндии. Режим доступа: http://www.stat.fi/index_en.html; Статистика Исландии. Режим доступа: www.statice.is; Ежегодные публикации (Институт журналистики / Университетский колледж Волда). Режим доступа: https://www.hivolda.no/hivolda/forsking-og-utvikling/publisering/hvos-skriftseriar/rapportar;
    Шведское бюро аудита тиражей. Режим доступа: http://www.auditbureau.org/; Шведское агентство по печати и вещанию. Режим доступа: http://www.mprt.se/en/; Nordicom (Информационный центр по исследованию медиа и коммуникаций Северный стран). Режим доступа: http://www.nordicom.gu.se/en
  3. Финский медиарынок в 2014−2015 гг. Режим доступа: http://www.stat.fi/til/jvie/2015/jvie_2015_2016-11-18_tie_001_en.html
  4. К ежедневным газетам в Североевропейских странах относятся издания, выходящие от 4 до 7 дней в неделю. В Дании, Норвегии и Швеции − не включая воскресные выпуски. В Финляндии и Исландии совокупный тираж за всю неделю. Во всех рассматриваемых странах «подписные газеты» − это так называемые утренние газеты, которые в основном распространяются по подписке (данные включают продажи в розницу, которые очень малы). «Газеты, распространяемые в розницу»: «B.T.» (B.T.) и «Экстра Бладет» (Extra Bladet) в Дании; «Илта-Саномат» (Ilta-Sanomat) и «Илталехти» (Iltalehti) в Финляндии; «Дагбладет» (Daagbladet) и «В.Г.» (VG) в Норвегии, и «Афтонбладет» (Aftonbladet) и «Экспрессен» (Expressen) в Швеции. В Исландии все оплачиваемые газеты распространяются как по подписке, так и в розницу.
  5. Источники: Датское бюро по аудиту тиражей. Режим доступа: http://www.auditbureau.org/;
    Датское агентство по культуре и дворцам. Режим доступа: http://kum.dk/; МедиаАудитФинляндии. Режим доступа: http://mediaauditfinland.fi/;
    Финская ассоциация газет. Режим доступа: https://www.sanomalehdet.fi/; Статистика Финляндии. Режим доступа: http://www.stat.fi/index_en.html; Статистика Исландии. Режим доступа: www.statice.is; Ежегодные публикации (Институт журналистики / Университетский колледж Волда). Режим доступа: https://www.hivolda.no/hivolda/forsking-og-utvikling/publisering/hvos-skriftseriar/rapportar; Шведское бюро аудита тиражей. Режим доступа: http://www.auditbureau.org/; Шведское агентство по печати и вещанию. Режим доступа: http://www.mprt.se/en/; Nordicom (Информационный центр по исследованию медиа и коммуникаций Северный стран). Режим доступа: http://www.nordicom.gu.se/en
  6. Еженедельный охват медиа в разных странах в 2016 г. Режим доступа: https://www.sanomalehdet.fi/sanomalehtitieto/median-k%C3%A4ytt%C3%B6
  7. Источники: TNS Gallup Denmark. Режим доступа: http://www.gallup.dk/;
    TNS Gallup Group & MediaAuditFinland Oy. Режим доступа: http://mediaauditfinland.fi/english/;
    Статистика Норвегии (данные из публикаций и электронного банка статистики). Режим доступа: http://www.ssb.no/en/; Nordicom (Информационный центр по исследованию медиа и коммуникаций Северный стран). Режим доступа: http://www.nordicom.gu.se/en
  8. Преимущественные характеристики газеты по сравнению со средними характеристиками других медиа (Sanomalehteen liitettyjä ominaisuuksia). Режим доступа: https://www.sanomalehdet.fi/sanomalehtitieto/median-k%C3%A4ytt%C3%B6
  9. 2017 World Press Freedom Index // Reporters without borders. Режим доступа: https://rsf.org/en/ranking
  10. Источники: Датское бюро по аудиту тиражей. Режим доступа: http://www.auditbureau.org/;
    Датское агентство по культуре и дворцам. Режим доступа: http://kum.dk/; МедиаАудитФинляндии. Режим доступа: http://mediaauditfinland.fi/; Финская ассоциация газет. Режим доступа: https://www.sanomalehdet.fi/; Статистика Финляндии. Режим доступа: http://www.stat.fi/index_en.html; Ежегодные публикации (Институт журналистики / Университетский колледж Волда). Режим доступа: https://www.hivolda.no/hivolda/forsking-og-utvikling/publisering/hvos-skriftseriar/rapportar; Шведское бюро аудита тиражей. Режим доступа: http://www.auditbureau.org/; Шведское агентство по печати и вещанию. Режим доступа: http://www.mprt.se/en/; Nordicom (Информационный центр по исследованию медиа и коммуникаций Северный стран). Режим доступа: http://www.nordicom.gu.se/en; PWS Sweden (лидер на рынке аудиторских, бухгалтерских и налоговых и бизнес-консультационных услуг) Режим доступа: https://www.pwc.se/en/about-us.html
  11. Томи Линдольм, Финляндия: Годовой бюджет помощи СМИ в нашей стране − 0,5 млн евро // Ассоциация распространителей печатной продукции. 2012. Дек., 3. Режим доступа: http://www.arpp.ru/2009-01-28-14-48-05/266389-tomi-lindolm-finlyandiya-godovoj-byudzhet-pomoshchi-smi-v-nashej-strane-0-5-mln-evro.html
  12. В Финляндии повысили налог на телевидение // ТАСС. 2013. Дек., 13. Режим доступа: http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/828315
  13. Вартанова Е. Свобода слова в Швеции: 9 вещей, которые нужно знать // Швеция. 2017. Апр., 20. Режим доступа: https://sweden.ru/ljudi/svoboda-slova-v-shvecii-9-veshej-kotorye-nuzhno-znat/
  14. Норвежцам надоели двойные стандарты государственного телевидения // Новости Северной Европы. 2017. Авг., 22. Режим доступа: http://svspb.net/novosti/norvezhtsam-gosudarstvennogo-televideniya/
  15. Статистика пользования Интернетом и социальной сетью Facebook в июне 2017 // Internet Stats and Facebook Usage in Europe. Statistics. June 2017. Режим доступа: https://www.internetworldstats.com/stats4.htm#europe

 

 

Библиография

Вартанова Е.Л. Постсоветские трансформации российских СМИ и журналистики. М.: МедиаМир, 2014.

Вартанова Е.Л. Медиаэкономика зарубежных стран. М.: Аспект Пресс, 2003.

Вартанова Е.Л. Финляндия // Мировая медиаиндустрия СМИ / под ред. Е.Л. Вартановой. М.: Аспект Пресс, 2006. С. 290−310.

Вартанова Е.Л. Северная модель в конце столетия. Печать, ТВ и радио стран Северной Европы между государственным и рыночным регулированием. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1997.

Землянова Л.М. Теоретические принципы сравнительного анализа медийных систем в трудах Даниела Халлина и Паоло Манчини, их адептов и оппонентов // Медиаскоп. 2013. Вып. 3. Режим доступа: http://mediascope.ru/node/1388

Сиберт Ф., Шрамм У., Питерсон Т. Четыре теории прессы. М.: Вагриус, 1998.

 

Donsbash W., Patterson T.E. (2004) Political news journalists: Partisanship, professionalism, and political roles in five countries. In: Esser F., Pfetsch B. (eds.) Comparing Political Communication. Theories, Cases and Challenges. Cambridge: Cambridge University Press, pp. 380−406.

Hadenius S., Weibull L. (1991) Partipressens dod? Stockholm: SIM.

Hallin D.C., Mancini P. (2004). Comparing media systems. Three models of media and politics. Cambridge: Cambridge University Press.

Herkman J. (2014) Lukijakansasta some-kansaksi? In; Lehtisaarri K. (ed.) Sanomalehti uudessa mediamaisemassa. Helsinki: Taloudellinen tiedotusoimisto TAT, pp. 16−23.

Hoyer S. (2005) The rise and fall of the Scandinavian Party press. In: Hoyer S., Pottker H. (eds.) Diffusion of the News Paradigm 1850−2000. Goteborg: Nordicom, pp. 75−92.

Nord L. (2008) Comparing Nordic media systems: North between East and West? Central European Journal of Communication 1: 95−110.

Ohlsson J. (2015) Nordic Media Market 2015. University of Gothenburg: Nordicom.

Picard R. (2014) Johdanto. In: Lehtisaarri K. (ed.) Sanomalehti uudessa mediamaisemassa. Helsinki: Taloudellinen tiedotusoimisto TAT, pp. 8−13.

Syvertsen T., Enli G., Mjøs O.J. & Moe H. (2016). The Media Welfare State. Nordic media in times of change. In: Carlsson U. (ed.) Freedom of Expression and Media in Transition. Studies and reflections in the digital age. University of Gothenburg: Nordicom, pp. 19−28.

Syvertsen T., Enli G., Mjøs O.J., Moe H. (2014). The Media Welfare State: Nordic Media in the Digital Era. Ann Arbor, MI: University of Michigan Press.

Vartanova E. (2012). The Russian Media Model in the Contex of Post-Soviet Dynamics. In: Hallin D.C., Mancini P. (eds.) Comparing Media Systems beyond the Western World. Cambridge: Cambridge University Press, pp. 119−142.