Languages

You are here

Государственная политика Франции как инструмент сохранения национального медиапродукта в эпоху глобализации и цифровой революции

Научные исследования: 
Авторы материалов: 

 

Ссылка для цитирования: Захарова М.В. Государственная политика Франции как инструмент сохранения национального медиапродукта в эпоху глобализации и цифровой революции // Медиаскоп. 2018. Вып.1. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/2412

 

© Захарова Милана Владимировна
кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры зарубежной журналистики и литературы факультета журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова (г. Москва, Россия), milana.z@mail.ru

 

Аннотация

В статье исследуются основные направления государственной политики Франции, направленные на поддержку различных секторов национальной медиаиндустрии – прессы, книгоиздания, кинематографа в условиях глобализации и цифровой революции в начале ХХI века. Рассматриваются также отдельные меры по защите французского языка в контексте бурного развития Интернета.

Ключевые слова: государственная помощь, пресса, книгоиздание, кинематограф, льготное налогообложение, французский язык.

 

В условиях глобализации и бурного развития цифровых технологий в начале ХХI в. происходит серьезное «размывание» границ национальных медиасистем. Безусловно, важную роль при поддержке национального медиапродукта играет государственное регулирование медиарынка, позволяющее в определенной степени противостоять негативным тенденциям. Государственная медиаполитика регулярно попадает в фокус внимания как отечественных (Вартанова, 2013; Вороненкова, 2011; Гладкова, 2015; Урина, 1999; Шарончикова, 2006, 2010; Якова, Янгляева, 2017), так и зарубежных исследователей (Le Floch, Sonnac, 2000; Terzis (ed.), 2007; Zielonka (ed.), 2015). Однако в этих работах, как правило, рассматривается только государственная помощь СМИ либо отсутствует акцент на современном периоде цифровизации. Изучение и уточнение особенностей государственной политики в области медиа на современном этапе в контексте конкретной страны предстает разноплановой и интересной задачей.

Прекрасным примером для подобного анализа может выступить Франция, которая одним из своих основных приоритетов ставит сохранение национального продукта, создание максимально благоприятных условий для его развития. Во Франции признается плюрализм мнений и культурное разнообразие, и в то же время существуют специальные правила и нормы, направленные на защиту французской идентичности. Такой протекционизм со стороны государства проявляется в самых разных сферах медиа: пресса, радиовещание и телевидение, книгоиздание, кинематограф. В ходе исследования1 проводится анализ отдельных инструментов медиаполитики Франции в данных секторах, позволяющих, с одной стороны, дать комплексное представление о мерах государственной поддержки и, с другой стороны, прояснить специфику их эволюции с учетом глобализации и цифровой революции.

Методология исследования основана на системном подходе к изучению государственной помощи медиа Франции и комплексном анализе ее количественных и качественных характеристик, что позволяет оценить эмпирическую базу, вычленить общие закономерности и представить определенные выводы. Эмпирическую основу исследования составили публикации французских СМИ по изучаемой проблематике (всего для анализа было отобрано свыше 300 материалов СМИ), ежегодные отчеты специальных французских фондов (государственных и частных), опубликованные на официальных сайтах, отраслевые доклады Министерства культуры и коммуникаций, а также находящиеся в открытом доступе статистические данные.

 

Государственная поддержка сектора прессы

Государственная помощь прессе во Франции является одной из самых значительных не только в Европе, но и в мире. Государство, являясь гарантом права на информацию, с одной стороны, и независимости прессы − с другой, а также с целью сохранения плюрализма мнений, предоставляет печатным изданиям экономическую помощь и льготные условия налогообложения. Задача государственной помощи – поддержка политических изданий и прессы информации общего интереса. В настоящее время она представляет 8−10% торгового оборота прессы, который достигает 10−11 млрд евро (Захарова, 2009).

Эти меры подразделяются на прямую и косвенную помощь. К прямой помощи, заложенной в бюджете, относится ряд государственных субсидий. Они выдаются специальными государственными фондами. Среди них: фонд помощи распространению французской прессы за границей, два фонда специальной помощи изданиям с невысокими доходами от рекламы (для национальных и региональных ежедневных газет), фонд развития службы доставки прессы на дом, фонд помощи развитию мультимедиа. В эту категорию также входит возмещение государством части расходов на железнодорожные перевозки и ПТТ (почта, телеграф, телефон). К косвенной помощи, которая составляет большую часть выделяемых средств, относятся: льготное налогообложение (например, льготный налог на добавленную стоимость (НДС) на доходы от продаж прессы (в розницу и по подписке), который с 1989 г. равен 2,1%; налоговые льготы для журналистов2) и льготные почтовые тарифы. В 2014 г., например, льготный НДС для прессы обошелся правительству в сумму более 270 млн евро, а абонентская плата государства «Агентству Франс Пресс» (АФП) (Agence France-Presse, AFP) составила 123 млн евро3. В систему государственной помощи также включена государственная реклама.

В 2014 г. газета «Монд» (Le Monde) представила аналитический отчет о том, как были распределено около 400 млн евро прямой помощи прессе в 2013 г. (наиболее субсидируемые издания, ситуация в региональной прессе, эволюция господдержки и пр. параметры)4. Например, прямая государственная помощь газетам «Монд» и «Фигаро» (Le Figaro) составила более 16 млн евро, «Либерасьон» (Libération) – почти 10 млн евро. 20 наиболее субсидируемых изданий располагаются в следующем порядке:

 

Рисунок. 20 наиболее субсидируемых изданий в 2013 г.

Источник: Etude Le Monde. Aides à la presse: qui touche le plus? Режим доступа: http://www.lemonde.fr/les-decodeurs/article/2014/05/06/aides-a-la-presse-qui-touche-le-plus_4411883_4355770.html

 

Любопытно, что Франция оказывает поддержку и ряду иностранных изданий. В рассматриваемый период ее получали журналы «Экономист» (The Economist) и «Тайм Интернэшнл» (Time International), а также международная версия газеты «Нью-Йорк Таймс» (The New York Times) – «Интернэшнл Нью-Йорк Таймс» (The International New York Times) в объеме от 200 до 450 тыс. евро. И если журналы могли рассчитывать только на льготный почтовый налог, то газета могла воспользоваться всеми видами государственной помощи5.

 

Google в помощь прессе Франции

К интересным явлениям в сфере помощи французской прессе можно отнести создание фонда Google, уникального явления для современного цифрового медиапейзажа. Фонд цифровых инноваций для прессы (Fonds pour l'innovation numérique de la presse, FINP) в период 2013−2016 гг. выделил французским общественно-политическим изданиям на развитие новаторских интернет-проектов 60 млн евро. Ежегодно распределялось около 20 млн евро, выигравшие конкурс заявки могли получить финансирование до 60% стоимости, но не более 2 млн евро для одного проекта6. Например, в 2013 г. газета «Фигаро» получила 1 млн 820 тыс. евро, «Паризьен» (Le Parisien) – 144 тыс. евро7, а в 2014 г. «Эко» (Les Echos) было выделено 2 млн евро, «20 минют» (20 Minutes) – 853 тыс. евро8. Всего в 2014 г. дотации фонда Google получили 29 проектов, общая сумма финансирования составила 16 млн 100 тыс. евро9. В течение трех лет французский фонд Google был «исключением» в Европе и мире.

В 2013 г. создание фонда поставило точку в ожесточенном противостоянии французских издателей и американской поисковой системы, которую обвиняли в незаконном использовании контента прессы (в частности, раздел Google News регулярно публиковал материалы сайтов изданий без какого-либо согласования и компенсации) и извлечении из этого прибыли. Жаркая полемика разгорелась еще в 2010 г., сразу после представления доклада «Творчество и Интернет» (Création et internet), над которым в течение нескольких месяцев трудилась специальная комиссия. Доклад был посвящен мерам поддержки индустрии культуры и медиа в период бурного развития Интернета и феномена бесплатного потребления интеллектуального продукта. Одним из предложений комиссии стало введение особого налога на рекламные доходы, извлеченные зарубежными поисковиками во Франции10. Эту инициативу активно поддержал президент Николя Саркози, называвший «недопустимой» ситуацию, когда международные интернет-гиганты реализуют во Франции оборот в миллиарды евро и не платят ни цента11.

Определенные основания для такой обеспокоенности были и есть. Например, в 2011 г. рынок интернет-рекламы во Франции оценивался в 2,5 млрд евро, его объемы ежегодно увеличиваются на 5−7%. Львиная доля этого рекламного «пирога» приходится на поисковые системы, причем согласно экспертным оценкам Google «поглощает» 1,2 млрд евро, заплатив налогов с этой суммы в казну Франции лишь 5 млн евро. Французская пресса упустила свой шанс, ее доходы от рекламы в Интернете не превышают 150 млн евро (по выражению французских обозревателей, Google буквально осушил рынок)12. При этом интернет-гигант зарегистрирован в Ирландии, стране с льготными налоговыми ставками, где и платит налоги. Все это делает вопрос о поиске способов «территориализации» налогов для международных интернет-корпораций национальными государствами более чем актуальным (здесь можно вспомнить примеры Бразилии, Германии, Испании). Важно иметь в виду и то, что Google буквально за несколько лет монополизировал рынок поисковых систем во Франции, «захватив» 90,2% трафика (на втором месте «Бинг» (Bing) компании «Майкрософт» (Microsoft) с 2,8%)13.

Законопроект о «налоге Google» (отчисление 1% от рекламных доходов, полученных во Франции) так и не был принят. Проблема вызвала большой общественный резонанс и вышла на государственный уровень, в прессе появлялись заголовки «Google vs Франция», «Налог Google для спасения прессы»14. Государство должно было взять на себя функцию защитника в эпоху дикого цифрового капитализма. В октябре 2012 г. во Франции состоялась встреча за закрытыми дверями исполнительного директора Google Эрика Шмидта и президента Франсуа Олланда. По информации «Либерасьон», Республика поставила вопрос ребром: либо через три месяца будет предложено решение, которое устроит французских издателей, либо будет принят закон15. Компромиссом, устроившим все стороны – государство, издателей прессы, Google, – стало создание французского фонда, который назвали «событием мирового масштаба в истории медиа»16.

В середине 2016 г. Фонд цифровых инноваций для прессы прекратил свое существование, его место заняла новая международная структура – Инициатива цифровой информации (Digital News Initiative, DNI), с бюджетом 150 млн евро на три года17. Таким образом, деятельность французского фонда расширяется на все страны Европы. С издателями многих европейских стран отношения у Google все еще очень напряженные, и «галактика Интернета» протягивает им руку, чтобы исправить положение. Партнерами нового проекта стали «Эко» во Франции, «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг» (Frankfurter Allgemeine Zeitung) и «Ди Цайт» (Die Zeit) в Германии, «Файненшнэл Таймс» (The Financial Times) и «Гардиан» (The Guardian) в Великобритании, «Эн-Эр-Си Медиа» (NRC Media) в Нидерландах, «Эль Паис» (El País) в Испании и «Ла Стампа» (La Stampa) в Италии18.

 

Книгоиздание Франции – под защитой государства

Французское книгоиздание также находится под особым патронажем государства. В стране действует целый ряд законов, которые поддерживают особые условия в сфере издания книг и их распространения. В 2014 г. прямая господдержка сектора составила 246 млн евро19. Такое внимание к книгоизданию (как и к некоторым другим областям культуры) объясняется тем, что некоторые товары изначально считаются во Франции уникальными и на них не распространяются нормы, действующие в сфере товаров массового спроса.

В системе государственной помощи книгоизданию наибольший интерес представляют налоговые льготы для издателей, единая цена на книги и прямая государственная помощь(Новикова, 2013; Mollier, 2010). Французские издатели платят льготный НДС в размере 5,5%. По экспертным оценкам, льготный НДС для книги составляет около 500 млн евро, недополученных в государственный бюджет20. Интересно, что, когда в 2011 г. было объявлено о повышении НДС на печатные книги с 5,5% до 7%, это вызвало бурную полемику в обществе, реакция была крайне негативной. Правительство было вынуждено пойти на уступки и вернуть ставку налога на прежний уровень.

Закон Ланга (фр. Loi Lang) (министр культуры Ж. Ланга в 1981–1986, 1988–1993 гг.) от 1981 г. предоставляет издателю право устанавливать отпускную цену на каждое отдельно взятое издание, при этом распространители не имеют права превышать цену издательства более чем на 5% и/или продавать книги ниже отпускной цены. Это сделано для того, чтобы цена на книгу была одинаковой на всей территории страны. Тем самым конкуренция находит выражение в качестве (и количестве) предоставляемых услуг, а не в ценовой политике. Цель – гарантировать и сохранить книжное разнообразие (фр. bibliodiversité). Несмотря на всю критику, этот закон действительно поддерживает стабильность рынка и позволяет учитывать интересы всех участников отрасли. Следует отметить, что эти нормы распространяются только на новую книжную продукцию21.

Появление крупных интернет-магазинов и бурное развитие цифровых технологий, выразившееся, в частности, в развитии электронной книги, модифицируют традиционное равновесие, ставят новые вопросы. Так, во Франции в 2014 г. был принят закон, запрещающий книжным интернет-магазинам предлагать своим клиентам бесплатную доставку и скидку на книжные товары в размере 5% от цены, установленной издателем. Эти меры должны были «заполнить» лакуны закона Ланга в эпоху Интернета. Инициаторами его принятия выступили французские издатели и книжные магазины, а также профессиональные объединения (например, Национальный профсоюз издателей (Syndicat National de l'Edition, SNE)), обеспокоенные усилением позиций на национальном рынке американского интернет-гиганта «Амазон» (Amazon). Этот закон даже стали называть «анти-Амазон». Действительно, основания для такой обеспокоенности есть: книжная интернет-торговля во Франции развивается быстрыми темпами, за 15 лет она существенно возросла (17% рынка) и заняла 3-е место после книжных магазинов и крупных культурных торговых центров («Фнак» (Fnac), «Кюльтюра» (Cultura), «Леклерк» (Leclerc)). При этом 80% этого нового рынка принадлежит интернет-гиганту «Амазон»22. Однако гигант интернет-торговли быстро нашел выход из положения, введя стоимость доставки в 1 евроцент для покупателей, а для своих абонентов «Премимум» (подписка стоит 49 евро в год) оставил ее бесплатной23.

Что касается прямой государственной помощи, то она распределяется через целый ряд аффилированных с государством структур. Важную деятельность осуществляет Государственный центр книги, ГЦК (Centre National du livre, CNL), который способствует сохранению разнообразия и качества книжной продукции, осуществляя различные программы поддержки (займы и стипендии авторам, переводчикам, издателям, библиотекам, книжным магазинам и пр.)24. ГЦК выполняет свои функции с 1946 г. и находится в прямом подчинении у Министерства культуры и коммуникаций. У организации особый финансовый статус, она получает как дотации от государства, так и отчисления от ряда специальных налогов (например, налог 0,2% на торговый оборот издательского дома (если он составляет более 76 тыс. евро)). В 2015 г. было рассмотрено около 4 000 заявок, поддержка была оказана 2 413 проектам; напрямую ГЦК распределяет около 30 млн евро25.

 

Стимулирование французского кинематографа

В 2015 г. во Франции вышло 37 документальных и 9 мультипликационных фильмов, это один из лучших показателей в мире. Успех французского кино базируется на исторически сложившейся системе господдержки. Важную роль при этом играет Национальный центр кинематографии, НЦК (Centre national du cinema, CNC), который регламентирует кинематограф юридически и нормативно, контролирует финансы, оказывает помощь в производстве и распространении фильмов. В 2014 г. в фонд помощи, которым управляет НЦК, поступило налоговых отчислений на сумму более 770 млн евро, из них прямая государственная помощь кинематографу составила почти 350 млн евро26.

Источником господдержки служат три налога: налог на билеты в кино, налог на телевидение и налог на видео. Поступления от налога на билеты в кино идут лишь на поддержку кинематографии, а от двух других налогов – также на поддержку выпуска аудиовизуальной и мультимедийной продукции. Идея состоит в том, что кинематограф должны финансировать «платформы» показа его продукции – кинозалы, телевидение, видео, Интернет, это так называемое авансовое (фр. préfinancement) финансирование. «Сегодня можно констатировать, – отмечают эксперты, – что финансовая поддержка французского кино осуществляется за счет двух его главных конкурентов: телевидения и американского кинематографа, поскольку билеты, проданные на американские фильмы, составляют половину кассовой выручки» (Шапрон, Жессати, 2011: 21−22).

Налог на билеты в кино – особый дополнительный налог (Специальный добавочный налог, СДН (Taxe spéciale additionnelle, TSA)). Исторически этот налог, введенный в 1948 г., ставка которого составляет сегодня 10,72% от стоимости входного билета, лежит в основе всей французской системы поддержки кинематографии. Предусмотрена уплата дополнительной к собственно стоимости билета суммы, которая в настоящее время тоже включается в базу НДС, но при этом сам базовый НДС является льготным и составляет 5,5%. Так, в 2014 г. во Франции доход от продажи билетов в кинотеатры достиг 1 333 млн евро (+ 6,5% по сравнению с 2013 г.), соответственно, сумма СДН – почти 143 млн евро27.

Налог на телевизионные службы (НТС – TST) был введен в 1986 г., когда после отмены государственной монополии на аудиовизуальные СМИ (1981−1982 гг.) и начала бурного развития коммерческого телевидения кинотеатры стали терпеть убытки из-за снижения посещаемости. Для компенсации этих потерь телевизионные компании должны отчислять определенные суммы на счет финансовой поддержки кинематографа, а НЦК, в свою очередь, начинает выделять средства и на программы, создаваемые для телевидения. Поступления от НТС составляют большую часть бюджета НЦК, в последние несколько лет сумма превышает 500 млн евро.

Налогооблагаемая база государственных и частных компаний и дистрибьюторов телевизионных услуг складывается из доходов от рекламы, спонсорства, платы за подключение и т.д. и высчитывается пропорционально торговому обороту с учетом ряда параметров. Например, с дохода 10−75 млн евро вещательная структура заплатит 0,5%, 270−335 млн евро – 2,5%, более 530 млн евро – 4,5% (Шапрон, Жессати, 2011: 87). Нужно учитывать и то, что телевизионные каналы также обязаны участвовать в производстве кинофильмов в размере определенного процента своего торгового оборота. Кроме того во Франции действуют достаточно строгие нормы демонстрации кинофильмов в зависимости от времени суток и дня недели, эти меры призваны ограничить конкуренцию телевидения и кинотеатра. Так, «Каналь+» (Canal+) (относится к так называемым кинослужбам первого показа) не может показывать фильмы по субботам с 18.00 до 23.00 и по воскресеньям с 13.00 до 18.00 (Шапрон, Жессати, 2011: 52).

Налог на видео был введен в 1993 г., это налог на доходы, полученные в результате коммерческого показа видеозаписей. Он составляет 2% или 10% для произведений порнографического характера или с элементами подстрекательства к насилию. Важно, что система государственной поддержки кинематографии эволюционирует вслед за развитием цифровых технологий и Интернета, приспосабливается к новым способам показа (распространения) аудиовизуальных и кинопроизведений. Так, в 2003 г. был введен налог на «видео-по-запросу», а с 2007 г. налогообложение распространилось и на интернет-провайдеров, предоставляющих на коммерческой основе услуги triple play28.

У французского кинематографа есть и другие источники пополнения бюджета. Существенные суммы поступают от частных лиц на счета Общества финансирования кинематографической и аудиовизуальной индустрии, СОФИКА (Sociétés pour le financement de l'industrie cinématographique et audiovisuelle, Sofica). Так, в 2012 г. организация собрала 145 млн евро частных пожертвований29. Финансируют развитие кинематографа и региональные объединения, и органы местного самоуправления (в 2012 г. – 47 млн евро)30. Следует упомянуть также различные налоговые льготы, предоставляемые индустрии государством.

Подобные меры господдержки позволяют французскому кинематографу занимать лидирующие позиции на мировом уровне (согласно ряду исследований, французский кинематограф занимает второе место после американского по целому ряду критериев). В последние годы рост интереса к национальной кинопродукции наблюдается во Франции на самых разных платформах – телевидение, кинотеатры, DVD, «видео-по-запросу». На сегодняшний день здесь функционирует больше кинотеатров, чем в любой другой стране Европы (более 2000), 2/3 французов как минимум один раз в год посещают кинотеатр31. Однако важно понимать, что за таким привлекательным фасадом скрывается множество проблем, которые регулярно становятся объектом публичной дискуссии, полемики. Например, почему в рамках системы государственной поддержки кинематографа (которая часто составляет существенную часть бюджета нового фильма) никак не регулируется гигантская разница в оплате работников киноиндустрии?32 Или зачем во имя поддержания разнообразия выделять большие суммы фильмам, даже не возмещающим в прокате затраты или собирающим всего несколько тысяч зрителей? Действительно, более половины ежегодно снимаемых фильмов привлекает менее 50 тыс. зрителей. «Такова цена за изобретательность и культурную исключительность»33, – в унисон отвечают представители киноиндустрии.

 

Защита французского языка – в приоритете

Французское государство проводит огромную работу по защите французского языка не только во Франции, но и во всем мире. С этим связана и система квот на трансляцию аудиовизуальной продукции французского происхождения. Так, на радио установлена квота на трансляцию произведений французских исполнителей – 40%. А на телевидении 60% фильмов и сериалов должны иметь европейское происхождение, 40% – должны быть созданы на оригинальном французском языке. Исключение составляет только «Каналь+»: 50% европейских фильмов и 35% фильмов на оригинальном французском языке (Шапрон, Жессати, 2011: 58). Эти нормы все типы телевизионных служб должны соблюдать даже в прайм-тайм. Интересно, что в 2014 г. 42,5% фильмов, показанных на французском телевидении, были французскими, 37,4% – американскими.

Следует упомянуть еще одну инициативу Франции и ряда франкоязычных стран – франкофонный телеканал «ТВ 5 Монд» (TV 5 Monde). Одна из его главных задач – повысить «конкурентоспособность» французского языка в контексте роста мировой гегемонии английского языка. Созданный в 1984 г., международный канал информации общего интереса («всемирная франкофонная культурная сеть», «голос франкофонного пространства») через спутник и кабель распространяет программы на французском языке общественных вещателей Франции, Бельгии, Швейцарии и Канады на более, чем 200 стран на пяти континентах (ретрансляция программ партнеров занимает 50% эфирного времени, объем зависит от доли акционерного капитала). Франция является основным акционером. Консорциум «ТВ 5 Монд» создает и самостоятельные / уникальные программы – информационные выпуски, тележурналы, развлекательные и спортивные передачи, а также кинофильмы и документальные программы. Передачи канала часто сопровождаются титрами на 10 языках (французском, английском, арабском, испанском, португальском, фламандском, немецком, шведском, датском и русском) (Шарончикова, 2011: 155−156). На сайте (www.tv5monde.com) в отрытом доступе размещаются полезные материалы для изучающих французский язык.

Рассматривая меры, направленные на защиту французского языка во Франции и мире, нельзя не обратиться и к закону Тубона (министр культуры Ж. Тубон в 1993–1995 гг.), принятого в 1994 г., который запрещает использование иностранных слов в рекламе, названиях товарных знаков и в государственных документах. В основе принятия этого закона вновь обеспокоенность тем, что французский язык может обеднеть от мировой экспансии, в первую очередь от американского английского. Специальная организация, «Генеральная комиссия по терминологии и неологизмам» (Commission générale de terminologie et de néologie), занимается поиском эквивалентов и регулярно публикует списки рекомендуемых к употреблению терминов в официальном издании Французской Республики «Журналь Оффисьель» (Journal Officiel). Конечно, на обязательных условиях все это касается только государственных учреждений и рекламы.

Закон Тубона постоянно становится объектом насмешек со стороны журналистов и простых граждан Франции. Так, он сразу получил ироническое прозвище – «закон Олгуда» (игра слов: фамилию министра Тубона (Toubon) «расшифровали» как «все хорошо» (tout bon) и заменили английским эквивалентом «ол гуд» (аll good)). Можно вспомнить, с каким юмором французы встретили предложение называть talk show (ток-шоу) «более французским» débat-spectacle, smartphone (смартфон) – ordiphone, twitt (твит) – minimessage, а hashtag (хэштег) заменить на mot-diese (слово «диез», «диез» – «нотный знак»)34. Однако, несмотря на всю критику, стоит отметить, что закон все же выполняет определенную «санирующую» функцию, и это признают даже его рьяные оппоненты. Так, во французском языке уверенно закрепились такие «собственные» понятия, как ordinateur (компьютер) вместо английского computer, baladeur (плеер) вместо walkman, courriel (электронная почта) вместо e-mail, en ligne (онлайн) вместо online, logiciel (программное обеспечение) вместо software, pilote (водитель), а не driver и многие другие.

 

Дирижизм в сфере медиа – французское savoir-faire?

Таким образом, на основании изученных в настоящем исследовании особенностей государственной помощи медиа в сфере прессы, радиовещания и телевидения, книгоиздании и кинематографа, можно заключить, что Франция на современном этапе является одним из лидеров мирового уровня по поддержке национального медиапродукта. Конечно, важную роль в этом играют и специальные меры по защите (и пропаганде) французского языка в стране и мире. Важно также, что эти структуры эволюционируют вслед за процессами глобализации и цифровой революции и пусть и не всегда успешно и/или адекватно быстро, но представляют собой реальный способ сохранения национальных медиа. Подобный французский дирижизм позволяет говорить о своеобразии государственной медиаполитики, подчиненной конкретным целям и задачам.

В заключение отметим, что рассмотренные в настоящей работе инструменты государственного регулирования медиарынка – государственная помощь прессе, льготное налогообложение в сфере книгоиздательского бизнеса, квоты на показ французских кинофильмов и др. – позволяют Франции сохранять уникальность и своеобразие национального медиапродукта и в определенной степени противостоять негативным (для национальной медиасистемы) последствиям влияния глобальных факторов на современные медиа. Важно, что государство считает своим долгом и священной обязанностью поддерживать французскую культуру и национальное своеобразие. И во многом ему это удается и в современную эпоху глобализации и повсеместного проникновения Интернета и цифровых технологий. Этот опыт может быть полезен и для других стран и регионов мира.

«Культура – это не товар массового спроса. Такова основа идеи «культурной исключительности» (фр. exception culturelle), которую Франция отстаивает многие десятилетия»35, – писала газета «Монд» незадолго до начала переговоров по созданию зоны свободной торговли между ЕС и США в 2013 г. В ходе предварительных совещаний в рамках ЕС французские аудиовизуальный сектор, кинематограф и музыкальная индустрия были исключены из будущего соглашения. Этот случай прекрасно иллюстрирует позицию Франции. Культурный продукт рассматривается здесь как уникальный товар, который не может жить только по законам рынка. Ни левые, ни правые − никто не собирается ставить под вопрос государственные меры по защите культуры. Даже при том, что французская модель полна противоречий и не раз уже демонстрировала свою хрупкость перед вторжением цифровых технологий.

 



Примечания

  1. Статья подготовлена в рамках межкафедрального научно-исследовательского проекта факультета журналистики МГУ «Тенденции развития национальных медиасистем в контексте интеграционных процессов в Европе», проводившегося в 2015−2016 гг. В настоящей работе рассматриваются только инструменты государственной медиаполитики Франции, направленные на поддержку национального медиапродукта и сохранение национальной идентичности.
  2. Французские журналисты пользуются льготным налогообложением, эта система существует с 1930-х гг. В настоящее время не облагаемая налогом сумма (налоговый вычет) составляет 7 650 евро. Например, если журналист, который холост и не имеет детей, в месяц зарабатывает 2 000 евро, а в год (с учетом 13 зарплаты) – 26 000 евро, то при оплате подоходного налога берется сумма 18 350 евро (26 000−7 650) и налог составляет 973 евро. Представитель любой другой профессии, получающий такую же зарплату, как журналист, заплатит государству 1 937 евро. Подр. см.: Laurent S., Parienté J. (2012) Niche fiscale des journalistes: les faits derrière les clichés. Le Monde, 19 octobre. Режим доступа: http://www.lemonde.fr/politique/article/2012/10/19/niche-fiscale-des-journalistes-les-faits-derriere-les-cliches_1777965_823448.html
  3. Vaudano M. (2014) Aides à la presse : qui touche le plus? Le Monde, 7 mai. Режим доступа: http://www.lemonde.fr/les-decodeurs/article/2014/05/06/aides-a-la-presse-qui-touche-le-plus_4411883_4355770.html
  4. Полный отчет доступен по адресу: http://www.lemonde.fr/les-decodeurs/article/2014/05/06/aides-a-la-presse-qui-touche-le-plus_4411883_4355770.html
  5.  Vaudano M. Указ. соч.
  6. Подробнее на официальном сайте Фонда цифровых инноваций для прессы. Режим доступа: http://www.finp.fr
  7. Отчет Фонда цифровых инноваций для прессы за 2013 год. Режим доступа: http://www.finp.fr/rapport2013/
  8. Отчет Фонда цифровых инноваций для прессы за 2014 год. Режим доступа: http://www.finp.fr/44-dossiers-deposes-pour-la-seconde-annee-du-fonds-pour-linnovation-numerique-de-la-presse-finp/
  9. Там же.
  10. Création et internet. Rapport au Ministère de la culture et de la Communication. Janvier 2010. Режим доступа: http://www.ladocumentationfrancaise.fr/var/storage/rapports-publics/104000006.pdf
  11. Berretta E. (2012) Audiovisuel, Internet, Hadopi : Sarkozy parle. Le Point, 15 mars.
  12. Об этом подр. см.: Hanne I. (2012) Une taxe Google pour sauver la presse? Libération, 29 оctobre; Renault E. (2012) La presse marque un point face à Google. Le Figaro, 28 оctobre; Revel R. (2012) Astérix contre Google: Comment la France semble bien isolée dans son combat contre l'ogre US. L'Express, 30 оctobre.
  13. Hanne I. (2012) Une taxe Google pour sauver la presse ? Libération, 27 оctobre.
  14. Google vs France: les enjeux derrière la taxe Google (2012). Le Nouvel Observateur, 27 оctobre; Hanne I. (2012) Une taxe Google pour sauver la presse ? Libération, 27 оctobre.
  15. Hanne I. (2012) Une taxe Google pour sauver la presse ? Libération, 27 оctobre.
  16. Schmitt F. (2013) Google et les éditeurs de presse enterrent la hache de guerre. Les Echos, 1février.
  17. Piquard А. (2015) Presse : le fonds Google n'est plus une exception française. Le Monde, 28 avril.
  18. Rauline N. (2015) Presse: Google étend son fonds. Les Echos, 28 avril.
  19. http://www.senat.fr/rap/a12-152-4-2/a12-152-4-21.html
  20. Rapport sur la chaîne du livre. IGF / IGAAC, 2007. Режим доступа: http://www.ladocumentationfrancaise.fr/var/storage/rapports-publics/074000439.pdf
  21. La politique du livre (1979−2010). Le soutien à l'économie du livre. Режим доступа: http://www.vie-publique.fr/politiques-publiques/politique-livre/livre-prix-diffusion/
  22. Beuve-Méry A. (2014) La loi «anti-Amazon» votée par le Parlement. Le Monde, 9 janvier.
  23. Oury A. (2014) La loi anti-Amazon au Journal Officiel : les frais de port à 1 centime. Режим доступа: https://www.actualitte.com/article/monde-edition/la-loi-anti-amazon-au-journal-officiel-les-frais-de-port-a-1-centime/50047
  24. На сайте Государственного центра книги доступны интересные статистические данные и отраслевые отчеты. Режим доступа: http://www.centrenationaldulivre.fr
  25. Audrerier S. (2016) À quoi sert le Centre National du Livre? La Croix, 22 mars. Режим доступа: http://mediadix.u-paris10.fr/cours/admin/adminpdf/TCAdminF1-8CNL.pdf
  26. Bilan 2014 du CNC. Режим доступа: http://www.cnc.fr/web/fr/bilans/-/ressources/6935905
  27. Там же.
  28. D'où vient le budget du Centre national du cinéma? (2014) Le Monde, 8 decembre.
  29. Там же.
  30. Там же.
  31. Подр. см.: Observatoire de la production audiovisuelle 2015: Succès confirmé de la fiction française. Режим доступа: http://www.cnc.fr/web/fr/actualites/-/liste/18/9157918;La production audiovisuelle aidée en 2015. CNC, 2016. Режим доступа: http://www.cnc.fr/web/fr/publications/-/ressources/9143921; Les principaux chiffres du cinema en 2014. CNC, 2015.
  32. Jardonnet Е. (2014) Cinéma: comment le CNC va plafonner les cachets des stars. Le Monde, 4 decembre.
  33. Bourbon J- C. (2013) Exception culturelle. La Croix, 18 janvier.
  34. См. напр., Duretz M. (2014) Comment dit-on «hashtag» en français? Le Monde, 17 septembre.
  35. Fabre C. (2013) Histoire d'une exception. Le Monde, 27 juin.

 

 

Библиография

Вартанова Е.Л. Постсоветские трансформации российских СМИ и журналистики. М.: МедиаМир, 2013.

Вороненкова Г. Ф. Путь длиною в пять столетий: от рукописного листка до информационного общества. Национальное своеобразие средств массовой информации Германии. 2-е изд. доп. и перераб. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2011.

Гладкова А.А. Пресса Нидерландов в контексте системы размежевания. М.: Фак. журн. МГУ, 2015.

Захарова М.В. Государственная помощь прессе в период финансово-экономического кризиса (опыт Франции) // Медиаскоп. 2009. Вып. 3. Режим доступа: http://www.mediascope.ru/node/441

Новикова Е.А. Книгоиздание Франции перед вызовом цифровых технологий // Медиаскоп. 2013. Вып. 1. Режим доступа: http://mediascope.ru/?q=node/1252#2

Урина Н.В. Итальянская журналистика в 1945−1990 гг.: учеб. пособие. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1999.

Шапрон Ж., Жессати П. Принципы и механизмы финансирования французского кино. М.: Колибри, 2011.

Шарончикова Л.В. Радиовещание и телевидение Франции. М.: Изд-во Моск. ун-та, 2011.

Шарончикова Л.В. Пресса Франции в меняющемся мире. М.: ИСПИ РАН, 2006.

Шарончикова Л.В. Пресса Франции в условиях финансово-экономического кризиса (2008 г.) // Медиаскоп. 2010. Вып. 3. Режим доступа: http://mediascope.ru/?q=node/578

Якова Т. С., Янгляева М. М. Креативные индустрии в странах Европы. Политика государства // МедиаАльманах. 2017. № 1. С. 26−35.

 

Le Floch P., Sonnac N. (2000) Économie de la presse. Paris: La Découverte.

Mollier J.-Y. (2010) L'edition, la presse et pouvoir en France en XX siècle. Paris.

Terzis G. (ed.) (2007) European Media Governance: National and Regional Dimensions. Bristol, Chicago: Intellect.

Zielonka J. (ed.) (2015) Media and Politics in New Democracies. Europe in a Comparative Perspective. Oxford: Oxford University Press.